страны [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://www.annews.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=44962.

5. Официальный сайт фонда «Общественное мнение»: http://bd.fom.ru/

6. Алешина М. В. Легитимность института парламентаризма в современной России // Сборник материалов докладов XVI Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» / отв. ред. И.А. Алешковский, П.Н. Костылев, А.И. Андреев. [Электронный ресурс]. М.: МАКС Пресс, 2009.

7. Алешина М. В. Процесс легитимации парламентаризма в современной России // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2009. №11. С. 125-126.

M.V. Aleshina

Features of the process of institutionalization parliamentarism in modern Russia

This article is devoted to the peculiarities of the process of legitimation of parliamentarism in the contemporary Russian political system, to the main problems of its formation and functioning. Also analyzed the results of researches which held by the author in the Tula region, which are devoted to studying the peculiarities of the institutionalization of parliamentarism in Russia.

Получено 20.02.2011 г.

УДК 352 32

М.В. Балашова, ассистент, 8-901-481-54-55, balaschovam@yandex.ru (Россия, Рязань, РГУ им. С.А.Есенина)

ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВЕННОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ КАК ФОРМА УЧАСТИЯ НАСЕЛЕНИЯ В МЕСТНОМ САМОУПРАВЛЕНИИ

Анализу подвергаются основные вопросы современного состояния и тенденции развития территориального общественного самоуправления (ТОС) как формы участия населения в осуществлении местного самоуправления и структуры гражданского общества. Контекстрассмотрения - политический анализ.

Ключевые слова: территориальное общественное самоуправление, местное самоуправление, муниципальная политика, общественное участие, органы местного самоуправления.

Изучение участия населения в местном самоуправлении и конкретных форм такого участия для политических исследований - это сравнительно новый материал, в отношении которого экспертное сообщество, особенно в регионах, только формируется. Преимущественно

преобладают исследования, посвященные муниципальным выборам. Однако на современном этапе многие авторитетные специалисты обращаются и к проблематике неэлекторальных форм участия [1]. Настоящая статья связана с формой неэлекторального участия -территориальным общественным самоуправлением (ТОС). Сложность данного предмета изучения, как и всех проблем участия, заключается в его междисциплинарном характере, а также «погруженности» в две взаимосвязанные проблематики - развития сферы местного самоуправления и сферы гражданского общества в России.

За время реализации российской муниципальной реформы 2003 г. накопилось достаточно практических результатов, требующих своевременного осмысления. Еще особым измерением заявленной темы можно считать динамику гражданских инициатив, что становится важной составляющей модернизационного дискурса в России. При этом критический анализ взаимодействия власти и общества позволяет выделить ряд проблем. Наиболее рельефно потребность в общественновластном диалоге проявляется на местном уровне. Нужна не только политическая воля, но и сама инфраструктура диалогового процесса. Определенный потенциал стать такой технологией на местах за время реализации муниципальной реформы накопило территориальное общественное самоуправление, что и обусловливает растущий интерес к его анализу.

Приступая к такому анализу, на наш взгляд, важно акцентировать базовое понимание местного самоуправления как общественно-властного института [2, с. 239]. На этой основе рассматриваются условия субъектности населения в принятии решений на местном уровне, выраженные в разных формах участия населения в осуществлении местного самоуправления и являющиеся непременными условиями для муниципального развития. Что касается политического анализа и политической природы местного самоуправления, то роль местного самоуправления в политической системе остается малоизученной и нераскрытой [3, с. 66]. Отмечается существенное преобладание

формально-правовой логики [4]. Однако, бесспорно, есть серьезные научные работы, сфокусированные на политических процессах в местном самоуправлении. Их авторы задают импульс развитию муниципальных исследований как самостоятельного направления политической науки (см. защищенные исследования В. Д. Нечаева, Т.Г. Голубевой, работы Е.С. Шоминой).

Объясняя природу местного самоуправления как субъекта политического пространства, отмечается, что основная функция муниципальной политики - распределительная, из которой рождается конфликт интересов и борьба за власть [3, с. 68]. Местное самоуправление структурирует локальное политическое пространство, которое

определяется как система отношений, складывающаяся по поводу местной власти между политическими субъектами в местном сообществе. К таким субъектам относятся органы местного самоуправления, партийные и общественные организации, СМИ, лобби, политические лидеры, а также региональные власти и даже центральные власти [3, с. 71]. Для понятийной определенности в вопросах общественного самоуправления важными также являются разработка понятия «общественное участие» и широко представленная в зарубежной традиции МСУ концепция соседских сообществ (community) [5, 6, 7].

Обобщение современного научного дискурса по вопросам местного самоуправления в России, а также теории и практики развития гражданского общества позволили сформулировать следующий тезис: местное самоуправление является важнейшим аспектом становления и развития гражданского общества в России, а основным каналом гражданской активности являются формы участия населения в местном самоуправлении. Среди данных форм, прописанных в Федеральном законе № 131 от 6.10.2003 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», особое внимание обращает на себя форма территориального общественного самоуправления.

Становление практических моделей ТОС в современной России следует рассматривать в связи с реализацией муниципальных реформ. При этом важнейшими факторами оформления институционального дизайна местного самоуправления оказываются состояние политической системы в целом и логика выстраиваемых отношений «Центр - регионы». Предлагается следующая периодизация муниципального реформирования в современной России - с конца 80-х гг. по 1995 г., с 1995 по 2000 гг., с 2000 г. по настоящее время. Разные политические ситуации, в которых вызревали эти этапы, позволяют делать вывод о разных концепциях реформирования института российского местного самоуправления на разных этапах.

Но современном этапе реформирования (с 2000 г.) ключевым событием для муниципальной России стало принятие и поэтапное вступление в силу Ф3-131. При этом важно учитывать политические условия вызревания и реализации реформы. На настоящем этапе в условиях «централизованного» федерализма происходит трансформация роли местного самоуправления в направлении большей централизации [8]. Прежняя заинтересованность Центра в самостоятельности местного самоуправления заменяется политическим курсом на усиление влияния региональной власти на местное самоуправление в качестве продолжения на местном уровне политики административной «вертикали».

В то же время главная цель реформы официально заявлена как создание подлинно самоуправляющейся системы публичной власти низового уровня [9] и касалась темы населения как активного субъекта

местной жизни. Если сравнить ФЗ-1Э1 современной редакции и редакцию 1995 г., то в ФЗ 2003 г. обнаруживается существенное увеличение главы о прямом и опосредованном участии населения в МСУ: добавлены новые формы, расширено толкование прежних, при этом текстуально преобладает ст. 27 о ТОС. На наш взгляд, именно вопросы участия населения в местном самоуправлении были призваны стать «визитной карточкой»

муниципальной реформы в публичном политическом процессе.

Юридическое определение ТОС, которое прописано в российском законодательстве о МСУ, звучит следующим образом: «самоорганизация граждан по месту их жительства на части территории поселения для самостоятельного и под свою ответственность осуществления собственных инициатив по вопросам местного значения» [10]. ТОС - одна из форм осуществления местного самоуправления непосредственно населением с определенной территориальной локализацией. Однако фактически в сравнении с другими формами участия, указанными в законе, ТОС представляет собой единственную форму, предполагающую самоорганизацию населения на основе общих интересов проживания, имеющую массовый (коллективный) и долгосрочный характер, а также определенную институционализацию взаимоотношений организованного сообщества жителей с органами местной власти. В связи с территориальной природой ТОС важно подчеркнуть, что именно территория проживания остается основой для прочной социальной интеграции граждан.

Спектр деятельности объединений ТОС с учетом законодательных рамок (вопросы местного значения) и разного территориального уровня -от подъезда до микрорайона - широкий. Так, Е.С.Шомина выделяет следующие большие блоки проблем, которыми занимаются активисты ТОС [11]: «защита своей территории»; улучшение своей жилой среды; социально-культурная работа; блок проблем по обслуживанию и эксплуатации жилого фонда.

Таким образом, ТОС является самостоятельной формой участия граждан в осуществлении местного самоуправления, то есть имеет законодательно определенный статус элемента в системе местного самоуправления. При этом рамочные организационные и финансовые основы ТОС регулирует Ф3-131. Однако, с другой стороны, ТОС - это общественная структура, часто имеющая организационно-правовой статус общественной организации. То есть институционально ТОС оказывается встроенным в систему местного самоуправления, что сближает его с другими формами участия и предусматривает определенное взаимодействие с органами МСУ, но фактически его сущность связана с реализацией независимых гражданских инициатив как элемента гражданского общества. Такая двойственность предопределяет особый политико-правовой статус ТОС.

«За» особую субъектность ТОС в муниципальном политическом процесс говорят и следующие факторы:

- легитимность объединений ТОС, которая оказывается выше, чем у представительной власти (строгие требования по кворуму для собраний/конференций ТОС в сравнении с отменой явки на выборах для формирования представительных органов);

- социальные ресурсы ТОС и влияние на формирование общественного мнения на территории;

- коллективные действия, лежащие в основе ТОС, массовый характер субъектности ТОС;

- в целом, пограничный, посреднический характер самой формы ТОС между органами власти и населением.

Данные факторы априори предопределяют наличие политического интереса к ТОС со стороны власти. Практика свидетельствует о широком привлечении ТОС к избирательным кампаниям. С учетом этого некоторые исследователи выражают мнение о возможной трансформации роли ТОС из независимых гражданских структур в подчиненную, встроенную в систему МСУ структуру или, как отмечает Е.С. Шомина, в стремлении власти муниципализировать данные общественные инициативы [12, с. 86-87].

Немаловажно, что заинтересованность в тематике ТОС стали проявлять партийные, межмуниципальные объединения, главы не только городов, но и регионов. При этом отмечается участившаяся включенность вопросов ТОС в партийную повестку партии «Единая Россия» [13]. Возрастающий интерес наблюдается со стороны межмуниципальных объединений - Всероссийского Совета местного самоуправления (ВСМС) [14], Конгресса муниципальных образований. Предполагаем, что в дальнейшем на федеральной площадке или между регионами [15] может наметиться конкуренция вокруг присвоения и «продвижения» темы ТОС.

Рассмотрение некоторых сюжетов, связанных с современным состоянием и развитием ТОС, позволяет сделать следующие обобщения:

- Состояние сферы местного самоуправления зависит от общесистемных проблем взаимоотношений государства и общества в стране. Наиболее показательным примером этой зависимости является динамика участия населения в местном самоуправлении.

- Вопросы общественного участия в местном самоуправлении позиционируются как цель и «лицо» муниципальной реформы 2003 г., чем объясняется их активное «продвижение» в публичной политике на всем протяжении реализации реформы и до настоящего времени.

- Наблюдается противоречие между формальными и фактическими практиками осуществления общественного самоуправления, что отличает политический процесс в России в целом.

- Из всех форм участия населения в осуществлении МСУ, описанных ФЗ-131, одной из важнейших форм, обладающих политико-

правовой субъектностью в муниципальном процессе, является форма ТОС.

- Основная дилемма, предопределяющая развитие формы ТОС, -это дилемма институциональной встроенности формы ТОС в систему местного самоуправления, но при этом ТОС как формы гражданской активности и независимого гражданского контроля, то есть элемента гражданского общества.

- В условиях ограниченности ресурсов органов МСУ по решению вопросов местного значения важно переосмыслить роль институтов самоорганизации жителей на местах и найти новые решения включения данных институтов в местное самоуправление. Однако поиск механизмов обратной связи и важность соучастия жителей в решении вопросов местного значения сталкиваются со страхами чиновников на местах вокруг усиления гражданских инициатив. Этот вывод получает подтверждение и в связи с рассмотрением формы ТОС.

В заключение отметим, что современный политический процесс в России, связанный с президентством Д.А. Медведева, характеризуется более насыщенной публичной политикой в отношении государственнообщественного взаимодействия, гражданских инициатив и роли НКО. В рамках Послания Президента РФ Федеральному Собранию 30 ноября 2010 г. было отмечено, что важнейшей задачей модернизации в политической сфере является реализуемость современных форм участия граждан в развитии своего города и села, их большее влияние на деятельность муниципальных органов. Продолжением этой мысли стало предложение об участии некоммерческих организаций, пользующихся доверием граждан, в системе оказания государственных социальных услуг. Та же мысль об инфраструктуре включенности граждан и их объединений в местное развитие была обозначена в выступлении Президента РФ на заседании Совета по развитию МСУ 5 октября 2010 года: «В само благоустройство дворов и улиц необходимо активней вовлекать самих граждан через товарищества собственников жилья, через структуры местного территориального общественного управления и через, так называемые, социально ориентированные неправительственные организации. В конце концов, очевидная вещь, во всём мире благоустройством во многом занимаются сами граждане, во всяком случае участвуют в этом процессе очень активно и заинтересованно». Значение этого сигнала сложно переоценить: модернизация сознания граждан как уход от иждивенчества в пользу ответственного и деятельного отношения к социальной реальности. Убеждены, что поддержка именно формы ТОС -это создание благоприятных условий на местах для гражданского и добровольческого потенциала населения.

Список литературы

1. Батанина И.А., Бродовская Е.В. Развитие неэлекторального

политического участия и формирование гражданского общества в России [Электронный ресурс]. Режим доступа

http://www.ifpc.ru/index.php?cat=166.

2. Медведев Н.П. Политическая регионалистика. М.: Изд. дом «Альфа-М», 2005.

3. Савельев А.И. Местное самоуправление как субъект политического пространства // Регионология, № 2 (67), 2009, с.66.

4. Рыженков С. Перспективы развития политического анализа реформы местного самоуправления [Электронный ресурс]. Режим доступа http ://emsu.ru/lm/monf/library/MUN2/14.htm.

5. Gusfielf J.R. The community. A critical response. N.Y., 1976.

6. Henderson P. Sozial inclusion and citizenship in Europe. The contribution of community development // Opbouweahier, №5, 1997.

7. Craig G. Social Exclusion and Community Development // Policy for Praxice: Semanar papers for Glasgow: Skottich Community Development Centre. 1994.

8. Гельман В. От местного самоуправления - к вертикали власти // Pro et Contra, № 1(35). 2007. С. 6-18.

9. Стенограмма выступления Президента РФ Д.А.Медведева на

выступления на II Общероссийском гражданском форуме 22.01.2008 [Электронный ресурс]. Режим доступа

http://www.riocenter.ru/ru/programs/doc/3928

10. Федеральный закон от 6.10.2003 № 131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // Российская газета, № 202, 08.10.2003.

11. Шомина Е.С. Соседское сообщество - ТОС - МСУ [Электронный ресурс]. Режим доступа http://www.hse.ru/org/persons/67539/index.html.

12. Шомина Е.С. Трансформация модели взаимодействия ТОС и местного моуправления // Муниципальная власть. С. 77-87. №4(10). 2010.

13. Материалы к заседанию Социально-консервативного клуба

партии «Единая Россия» [Электронный ресурс]. Режим доступа

http://www.nirsi.ru/analitic/materials/Razvitie_TOS.pdf.

14. Материалы совещаний ВСМС [Электронный ресурс]. Режим доступа http://www.vsmsinfo.ru/newshow.html?1406

15. Аналитический доклад «Источники регионального разнообразия

и формирование новых субъектов развития России: Гипотезы, экспертные оценки, прогнозы». Под ред. проф. А.В.Дахина. Н.Новгород, РАПН, ГОУ ВПО ВВАГС, 2009, 49 с. [Электронный ресурс]. Режим доступа

http://mail.rapn.ru/?grup=603&doc=3011.

M.V. Balashova

Territorial self-government in the context of local self-government of modern Russia.

Local self-government, territorial self-government, public participation, agencies of local self-government.

The article, in terms of political science, analyses key aspects of current state and development trends of territorial self-government as the form of public participation in local self-government and territorial structure of civil society.

Получено 1.02.2011 г.

УДК 321.7

М. А. Варфоломеев, аспирант, (4872)332418, max-varfolomeev@yandex.ru (Россия, Тула, ТулГУ)

ПАРТИЙНАЯ КОНСОЛИДАЦИЯ КАК ОСНОВНОЙ МЕХАНИЗМ ВОСПРОИЗВОДСТВА ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ ОБЩЕСТВА

Рассматривается влияние партийной консолидации на развитие и стабилизацию политической системы общества в посткоммунистической России.

Ключевые слова: политическая партия, демократический транзит,

консолидация, стабильность политической системы.

Изменения в российской партийной системе в 90-х гг. XX -нач. XXI вв. проходили на фоне длительной трансформации политического режима, что существенно повлияло на структуру, функциональность, устойчивость партиомы. Сложившаяся политическая система общества характеризуется ограниченными возможностями воспроизводства, так как ее стабильность обеспечивается благодаря наличию взаимоподдерживающих институтов «национального лидерства» и «партии власти». В этих условиях партийная консолидация приобретает форму навязанного негативного консенсуса.

Навязанный негативный консенсус - это такое состояние партийной системы, при котором внутриэлитная интеграция достигается посредством объединения элитных групп вокруг национального лидера и вытеснения антисистемных акторов на периферию политического пространства. Такая форма консенсуса элит становится возможной при создании нормативных, процедурных, структурных и иных условий организации взаимодействия участников политического процесса.

В качестве параметров негативной партийной консолидации можно выделить следующие:

- существование доминирующего актора;

- вытеснение радикальной оппозиции;

- характер межэлитных конфликтов;

- степень централизации отношений между элитами разных уровней;

- выраженность картельной системы отношений между партиями;