ска Е.В., Муращенков С.В., лаборатория социально-политических исследований Тульского государственного университета. Единицы анализа -ежегодные послания Президента РФ Федеральному собранию РФ за 2000 -2007 гг., ежегодные послания гyPeрнатoра Тульской области Тульской областной Думе за 2005 - 2007 гг.

3. Субочев, В.В. Лоббизм как инструмент отстаивания законных интересов [Текст] / В.В. Субочев // Право и политика. - 2007. - №3. - С. 6875.

4. Минченко, Е. Что такое лоббистские компании и как они работают? [Электронный ресурс] / Е. Минченко. - Режим доступа // http://www.polittech.org/index.php.

5. Муращенков, С.В. Перспективы равития цивилизованного лоббизма в России (по результатам экспеетного опроса) [Текст] / С.В. Муращенков // III магистерская научно-техническа конференция: тезисы докладов. - Тула: Изд-во ТулГУ, 2008. - С. 86-87.

S. Murashenkov

The institute of lobbyism in conditions of transformation of political system of modern Russia

The article refers to the specificity of institute of lobbyism in conditions of transformation of political system of modern Russia. The author marks out the principal characteristic of lobbyist influence on bodies of the government.

Получено 20.03.2009 г.

УДК 32.1

Н.В. Скок, канд. полит. наук, доц., зав. каф., (+375-0222) 25-15-87, nvshel@mail.ru (Беларусь, Могилев, Белорусско-Российский университет)

СРАВНИТЕЛЬНОЕ ИЗУЧЕНИЕ ДИНАМИКИ ПОЛИТИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ В РОССИЙСКОМ И БЕЛОРУССКОМ ОБЩЕСТВАХ НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ

Раскрывается специфика политико-культурных процессов в российском и белорусском обществах в последние десятилетия, прежде всего, через призму изменений политических ценностее. Рассмотрены основные теоретико-методологические подходы к описанию туанмтивных процессов, этапы политико-кльтууной трансформации и динамики ценностных изменений в России и Белоруссии.

Ключевые слова: политическая культура общества, политические ценности, ценностные ориентации, политические изменения, социокультурное развитие.

В современной политической науке центральным содержательным элементом политической культуры как индивида, так и общества в целом выступают политические ценности, а также соответствующие им ценностные ориентации, представляющие особую мотивационную систему чело-

веческого поведения. Под политическими ценностями понимаются обобщенные представления людей о наиболее значимых политических целях и нормах политического поведения, определяющие видение ими

иББ1ап тельности, задающие oлиeнтaции действиям и поступкам как человека, так и общества. Во многом именно политические ценности определяют содержание и итоги политических процессов.

Рассматривая политическую культуру как особый фактор политических изменений, исследователи часто обращают внимание на степень ускоренности в политической жизни общества ценностей, базирующихся на истсфическом опыте и наследии социокультурных традиций. В то же время политические ценности, как и в целом политическая культууа, постоянно испытывают влияние «окружающей среды», воздействующей на мировоззрение и мировосприятие рядовых граждан и представителей политической элиты и определяющей социальную структуру общества, благосостояние нации, уровень, стиль, качество и обра жизни политического сообщества. Таким обраом, текущее состояние политической культуры определяется существующим балансом устойчивых и динамичных характеристик системы политических ценностей.

Изменение фундаментальных политических ценностей, как правило, происходит в процессе социально-политического и экономического развития общества. Так, главной тенденцией культууного развития, транс-фоомировавшей как мировые, так и постсоветские ценности, по мнению Г. Алмонда, является модеенизация.

Другой тенденцией, охватившей Восточную Европу, Восточную Азию и другие части развивающегост мира, является демократизация. «Модернизация постепенно подточила легитимность недемократических идеологий, тогда как развитие навыков и политических ресурсов граждан сделало их требования равного участия (хотя бы опосредованного) в определении политического курса более обоснованными» [1 ].

В центре теоретических дебатов, посвященных трансформации авторитарных обществ в последние десятилетия, находится тезис об их культурной детерминации. Культуралистскому объяснению [2] противостоит позиция сторонников теории рационального выбора, которые ститают, что отношение к реформам является результатом суммирования индивидом приобретений и утрат в новых общественных условиях по ставнению с прежней системой.

Концепции, связанные с идеей культууной детерминации, в свою очередь подраделяются на две основные группы. В одной из них подчеркивается неизменность, континуальность сложившихся культурных паттернов. Согласно этой точке зрения, традиционна автооитарно-коллекгивистская культура, уходяща корнями в глубь веков или закре-пившася вследствие идеологической индoктуинaции в советское время, мало подвержена изменению, и ценности, лежащие в ее основании, про-

должают оставаться доминирующими в современных постсоветских обществах (прежде всего, России и Беларуси). В силу этого демократизация и рыночные преоббаования, скорее всего, потерпят неудачу, а экономику и политическую систему ожидает затяжной кризис или реставрация авторитаризма, хозяйственной системы с гипертрофированной ролью государства. Така позиция была отчетливо выражена в работах западных политических истооиков и политологов, изучавших российскую и советскую системы [3, 4].

Многие советологи сходились на том, что советска политическа культууа - в ее зрелом виде - воспроизвела дообволюционные патернаи-стские установки и ценности, а именно «слабость и неэффективность представительства, низкий уровень политического участия, авторитааизм и бюрократизм» [5].

В других концепциях, подчеркивающих значение културной динамики и связанных, прежде всего, с теорией модеенизации, утвееждается, что cтрyктурныe изменения, сопро во ждавшие становление в стране иввстриаьного общества, привели к появлению yyбaнизидoвaннoгo, об-раованного, oлиeнтидyющeгocя на ценности автономии и индивидуали.з-ма сегмента населения, интересы которого несовместимы с авторитарным правлением и командно-административнтми методами рeрлирoвaния экономии. Опирась на поддержку представителей этого сегмена, в постсоветских обществах может равиваться процесс стабилизации демократической системы, продолжаться формирование рыночной экономики. Западные политолога выстывал мнение, что в процессе социальноэкономического равлтия коммунистические системы постепенно демо-крaтизидoвяиcь.

Среди российских ученых в 1990-е годы наиболее пoрyлятнoй концепцией, обосновывающей особенности исторического опыта России, является модель раскола. Согласно этому подходу, в российском обществе исторически возникли и паралельно равиваись две противоборствующие автономные субкультуры: модернизационная и традиционна. Конфликт между этими культууами явллется доминаной общественного сознания и равлтия сраны сквозь века и эпохи.

В наиболее явной форме модел раскола представлена в рамках научной школы А. Ахиезераи И. Яковенко, в своих многочисленных работах выдвигающие концепцию исторического равлтия России, согласно которой бессубъектность выступает вдрeннeй основополагающей чертой российского общества во все пeлиoды его существования. Одной из главных причин бессубъектности является то, что низова социальна стихия всегда противостояла любым попыткам формирования государственности, насаждаемой исключительно сверху. В результате российска власть во всех ее формах и во все исторические эпохи окаывается обречена на авторитаризм и безграничный пaтeлндизм.

По мнению руководителей проекта «Томская инициатива» [6], основания сегодняпней российской бессубъектности в большей степени располагаются в минувших эпохах, но не в глубинах таиционаизма, а, напротив, в процессе фол сированного разрушения тадиционного общества в первой половине ХХ века. Распад тадиционного общества породил специфический феномен «советского фундаментализма», поглотившего собой все иные традициями стские стуктуры и мифы.

Существует и более обобщенна точка зрения, в соответствии с которой в первой половине ХХ в. в России победила архаична догосударст-венная стуктура общественных отношений. Именно этой тенденцией оп-ределяетст раскол между двумя «суперцивилизациями - тадиционной и либерально-модернистской», определяющий социокультурную специфику Росси [7].

По мнению российского ученого Н.И. Лапина, в советском обществе с середины 80-х годов ХХ в. начинают наблюдаться серьезные соцло-культууные изменения, которые приводят к системному кризису. Данный кризис ста следствием рaдицдoнaлхcтcкoгo тупик, в котором окаалось общество пееед вызовом западных обществ, наглядно демонс тирующих преимущества соцлокультууной либераизации, но не в меньшей степени и перед возросшей потебностью массовых слоев образованных россиян самим обстраивать свою жизнь. Пеевым ответом на эту потебность была перестойка, модернизацлонные реформы сверху: бькугрое и

иББ1ап иионное открытие общества, демократизация его политических инcтлтутoв [8].

В самостоятельных постсоветских государствах интенсифицировались мо дерни за ционные процессы, инициируемые сверху и снизу: рацио-наизация и либераизация ценностных ориентаций населения; раделение властей, становление независимых политических палтий; плюраизация фолм собственности, включа легитимизацию частной собственности, создание рынков туда и капитала, системы частных банков и т. п.

Другой подход (рацлонаьный-формаьный) к проблемам политической модернизации и демократизации постсоветских обществ был предложен Г.Г. Дллигенским. В частности, он считает, что демократизация осуществлялась в странах, отнюдь не относящихся к категории иББ1ап онных - в принятом смысле этого термина - обществ. В советский период своей истолии и Россия, и Беларусь превратились в индусти-альные станы с относительно высоким уровнем урбанизации и обраова-тельным уровнем населения. Как в российском, так и в белолусском обществах сложился своеобраный «средний класс», яддо которого составляла научно-техническа интеллигенция и cпeцдaиcты, заинтересованные в свободной реаизации своего идтeллeктуaьнoгo потенциала. В позднесоветский пееиод (1970-80-е годы) широкие слои общества все больше ориентировались на жизненные стандарты «общества потебления», что обл-

стяло лх конфликт с советской «экономикой дефицита» и жесткой системой материалных и культурных ограничений, существенно подолванной, но все еще действовавшей в условиях позднего тoтaдтaризмa [9]. Г.Г. Дилигенский делает вывод о тм, что главным источником авторитаризма в российском обществе является не система формалин институтов, а привычные методы осуществления власти всеми реаьно обладающими ею лицами и группами.

Таким обраом, в научной литературе, посвященной иccлeдoвaнию детерминант политических тасформаций на постсоветском простлст-ве, с одной стороны, пoдчeлкивaeтcя, что постсоветские общества к рубежу 1980 - 90-х годов были готовы к демократическим переменам и потому на начальном этапе ими была оказана широкая поддержка иББ1ап ил нииям. Но, с другой стороны, восприятие в общественном мнении иББ1ап ллческих изменений, их направленности и целей в значительной степени носило мифологизированный характер. Оно не базировалось на ккдтичecкoм и рацион льном понимании закономерностей функционирования общества, в основе которого лежат рыночная экономика и политическая демократия.

В развитии процесса пoлитикo-кyльтурнoй тансф°лмации и динамичном изменении ценностей в России можно выделить следующие этапы.

Пеевый этап - конец 1980-х гг. - 1993 г.

В конце 1980 -х - начле 1990-х массовое сознание российского общества отличается крайней прoтивoлeчивocтью и сегментацией. Длл него характерны различные проовления и тенденции, две из которых являются основными: демократическая и авторитарная. Социльные основания этих тенденций имеют довольно сложную стуктуру. Помимо относительно устойчивого ядда, как демократическа, так и авторитаяна тенденции опирались на одинаковые, причем весьма значительные слои населения, которые по одним вопросам занимают демоккатическую позицию, а по другим - выглядят как приверженцы авторитаристских устемлений. Такая, клалась бы, парадоксльна ситуация является вполне закономерным выражением социално-экономических и политических процессов, характерных для общества переходного, тлсформационного типа [10].

Втолой этап - 1993-1996 гг. В этот период исследования зафиксировал некоторый сдвиг изменения общественных настроений в строну раочарования в демократических институтах, рост поддержки антидемократических льтернатив и, более того, было зафиксировано серьезное расслоение: более молодые, более образованные жители крупных городов, как правило, обладающие средним и высоким доходом остлись приверженцами демократии, приверженцами либеельных свобод в гора до большей мере, чем более пожилые, менее обраованные, имеющие низкий доход и проживающие в млых городах и селах. Данному факт можно дать вполне рационльное объъснение. Те группы населения, которые счи-

таи себя если не выигравшими от рефолм, то, по крайней мере, не проигравшими, выступили в поддержку демократических прав и свобод, а те, кто считали себя проигравшими, выcтупли за возврат к коммунистическому правлению или за другие варианты откаа от демократии и либерализма.

Третий этап - 1996-2000 гг. был обозначен качественными сдвигами в рамывании ранее устойчивых и таДицлонных для России ценностных систем. Ценности духовно-нравственного характера, всегда преобладавшие в российском ментлитете, начли вытеснятьст ценностями сугубо материального, прагматического характера.

Произошли изменения и в сфере демократических ценностей. Заметно упла значимость Закона и таких демократических институтов, как многопартийность, представительные органы власти, выборы, референдумы. И, наоборот, усилилась поддержка многими людьми авторитарных методов управления. Значительно (от 30 до 50 %) увеличилась часть населения России, для которой стало характерным так наываемое амбивалентное сознание, связанное с таким проявлением человеческой психики и натуры, которое выражается в радвоении сознания, в одновременном стем-лении к противоположным ценностям [11].

На четвертом этапе - этапе современности (с 2000 г. по настоощее время) стала восстанавливаться тенденция возобладания в массовом сознании ценностей, котолые являлись приоритетными с начла 1990-х годов. Две тети населения (даже несколько болше, чем в первые годы реформ) вновь стаи отдавать приоритет ценности свободы, в то время как лишь треть россиян продолжала выше ценить в жизни мaтeлиaунoe благополучие.

Выстлвая хронологическую последовательность динамики политических ценностей и ценностных ориентаций населения Беларуси, следует обратиться к периодизации, предложенной белорусским социологом Л.Г. Титаренко, которая выделяет следующие этапы:

1) докризисный этап (1970-е - сетедина 80-х гг.) - характеризуется нличием определенного консенсуса, принятия общих баовых ценностей равлтия социалистического общества. Авторитаяна советска политиче-ска система осуществляла полное господство над всеми сферами общественной жизни граждан, держла их в состонии мобилизационной готовности, подчиняла личные интересы интересам общества;

2) предкризисна стадия (конец 1980-х - 1991 г.) - характеризуется разложением ценностей соцлаизма, дестабилизацией социльного порядка. В это время появляется теоретическое обоснование необходимости «перест°йки» основ общественного устойства; открыто пропагандируется отка от социлизма и переход к демократическому порядку. Данный период в многочисленной тазитологической литератууе определен как процесс либерализации советского простанства;

3) остый ккизис (середина 1990-х гг.) - хаяактеризуетст открытым конфликтом, «противоборством новых и стаяых политических сил (старой партийно-советской бюрократии, сумевшей сохранить многие ключевые позиции во власти, и новых лидеров, выступавших против них с умеренных или крайне радикльных позиций) и неустойчивостью социокультурного равлтия, антагонизмом старых и новых ценностей при неопределенности позиций значительной части населения» [12];

4) этап, сопровождающийся формированием более или менее устойчивого нового набора ценностей (конец 1990-х и начло 2000-х гг.). Данный период характеризуется усилением роли государства, взявшего под жесткий контроль равитие рыночных отношений, институтов гражданского общества, что существенно повлияло на демоккатическую открытость политического процесса и активность грaждaнcкoгo общества. Трансформация изменила свою направленность и замедлила темпы.

На основании полученных эмпирических результатов исследований 1990 и 2000 гт. Л.Г. Титаренко делает вывод о том, что в процессе продолжающейся длительной тлсформации общества coцдльнo-пoлитичecкдe ценности граждан Беларуси находятся на линии двух переходов: 1) от со-цилистических к либерльным (демократическим); 2) от таиционных (ценносттм Модерна) к ценностям современности (Постмодерна). В настоящее время ценности демократии и рынка получили более широкое распространение, чем раньше, но, в то же время они не являются господствующими. Значимую роль иггают ценности, кyутивирoвaвшиecх при социаизме, прежде всего - патернлистска роль государства в решении социльных проблем населения.

Исходя из вышеизложенного можно прийти к следующим заключениям:

1 Петеход к рыночной экономике, прeoблaoвaниe отношений собственности в 1990-е гт. сопровождалсь падением уровня жизни большей части населения как в России, так и в Беларуси, ростом неудовлетворенности жизнью, особенно материльными условиями. Большинство испытывал относительную депривацию - воспринимало изменения в своей жизни за последние годы негативно и считал сложившуюся ситуацию несправедливой. Они ответгают ценности и нормы, регулирующие поведение в рыночной экономике.

2. На постсоветском пространстве (в частности, в рассмативаемых государствах) в настоящее время сосуществуют две различные модели ценностных систем. Одна из них ттготеет к постиндустрильной индивидуалистической модели ценностей западного типа, а ддуга - связана с носителями тадиционлистской восточнославянской ментальности и тяготеет к пaгриaяxльнo-кoллeутивистcкoй модели ценностей. Причем если инее грань между носителями этих ценностных систем была рамыта, то

теперь о них можно говорить как о двух достаточно четко оформившихся группах.

Процесс рамывания таДици°нного ценностного сознания вдет как бы двумя путтми: изнутри, за счет смены: у части людей некотлых бао-вых жизненных ценностей; и извне, за счет притока лиц с четко не устоявшимися жизненными ориентирами. Данные мониторинговых исследований тем самым свидетельствуют о том, что во всех грyппax-нocитeлуx ра-ных ценностных моделей активно вдет процесс ценностного переосмысления и самоопределения [11].

3. Нынешнее состоние в аксиологических предпочтениях населения постсоветских ст^н следует признать как кросскультурный дилог между таиционным и современным типами цивилизации. В результате происходящего метиссажа ценностей разных культур общество становится полем смешения идей, взглядов, стилей жизни, относящихст к раным типам цивилизаций, что, в принципе, позволяет смягчить болезненность процесса тасфолмации. Поскольку кажда стана имеет свою социльно-историческую и культууную специфику, постольку метиссаж ценностей в ней уникален и неповторим, несмотя на нличие сходства в самом механизме его осуществления [12].

4. Несмотя на тУДн°сти, в социокультууной области происходят изменения, отражающие сдвиги общественного сознания в строну ценностей Постмодерна. Объективные критерии экономического и социльно-политического развития, выражающиеся в повышении стандартов материального и социльного благосостояния, резкий рост уровня обраования населения, кардиналное изменение роли и возможностей СМИ не могли не отаитс на культуре общества в целом, и на ее политической составляющей в частности. В то же время, данный ценностный сдвиг пока не меняет характера нашего общества: оно все еще остаетст ориентированным больше на туд, чм на досуг, индустильным, а не постиндустрильным, а матери льные ценности превалируют над ценносттми постматери ль дыми.

5. Многочисленные социологические исследования позволлют предположить, что отношение граждан в ттансфолмирующихся станах к рыночной экономике и демоккатии складываетст под воздействием двух основных групп факторов. Одна линия детерминации соответствует объяснению, предлагаемому теорией модернизации, а другая - концепции

иционльного выбора, согласно которой распространение aнтдлибeрль-ных воззрений являетст следствием низкой эффективности новых инcтдту-тов.

Тезис о континульности культууы, как в рановвдности, подчеркивающей сохранение сложившихст авторитарных пятернов, так и связанный с идеей идеологической индоктинации в советскую эпоху, не подтвердился эмпирическими фактами, уступа объяснению в соответствии с концепцией модернизации. Сравнительные исследования свидетельствуют

о тм, что изменения политической культуры протек л и в рамках общих закономерностей, характеризующих эволюцию общества индустильного типа. Тем не менее, к начлу 1990-х гг. воззрения населения существенно отличлись от ориентаций, которых придерживаись люди в стабильных западных демократиях. Культурные особенности несли на себе отпечаток затяжного кризиса в экономике, а также специфических черт индустильного равлтия в системах советского типа.

Наконец, признание того, что отношение людей к демократии, частной собственности и рынку связано с рационльным выбором и определяется фактической отдачей этих институтов, дх влитием на жизнь людей, приводит к предположению о растущей вероотности контреформа-ции вследствие значительного падения уровня жизни преобладающей части населения и неспособности властей справиться с разгулом преступности и обеспечить социльные галантии хотя бы на тм уровне, который иББЮтвовл пул прежнем режиме. Как покаывают динамические рады данных, полученных в опросах ВЦИОМ (Всероссийский Цент Изучения Общественного Мнения) на протяжении 1990-х гг., на фоне устойчивых негативных оценок экономического положения страны наблюдлись тенденции ухудшения материльного положения населения, снижения его способности перенесения тяот жизни, сужения слоя сторонников реформ, расширения политического недоверия. Несмотя на нормативную приверженность российских граждан идеям рынка и демократии, антидеформаторы имели значительную поддержку в тй части общества, которая недовольна тем, как эти идеи воплощаются в жизнь. Эта часть населения выступает против рынка, приватизации, за государственный конт°ль в экономике. Подобные факты говоря о тм, что отношение к новому режиму зависит от рельного функционирования экономических и демократических институтов.

6. Белорусское общество в ценностном отношении характеризуется значительной неоднородностью. В нем нличествуют социльные группы, характеризующиеся доминированием таицдонных ценностей и групп, отстаивающих ценности современности.

Таким образом, если российские автолы (в частности, Н.И. Лапин, М.К. Горшков, В.В.Пантин и др.) акцентируют внимание на общей тенденции либерализации ценностей россиян, на сдвиге от таицдонализма к либерлизму, на назревающем противоречии между таицией и свободой в рамках терминльных ценностей, то для современной ценностной стук-туры белорусского общества хаяактерна лишь частична демократизация при сохханении превлирующей роли таиционных ценностей. Несмотря на имеющиеся противоречия в ценностной cтуyутyрe белорусов, нет сомнения в тм, что в обществе достигнута относительна ценностна стабилизация, котла позволяет сохханять ценностный консенсус даже при наличии в социальной стуктуре противостоящих групп. В то же время

uss33 не подчеркнуть сходства как в общей структуре ценностей россиян и белорусов, так и в иераахии основных ценностей, что свидетельствует о культууно-исторической близости этих народов, об ж общем историческом прошлом.

Нынешнее состояние ценностей фиксирует переходный момент в процессе продолжающейся длительной трансформации постеоветских обществ. В принципе, вполне возможно, что в будущем сложится нова система ценностей, которая сможет вобрать в себя в качестве составных подсистем и сохранившиеся в массовом сознании традиционные ценности, и ценности либеральные. Именно на такой путь создания универсальных ценностных систем уклывл в свое время Т. Парсонс.

Библиографический список

1. Алмонд, Г. Сравнительна политологи сегодня: Мировой обзор [Текст]/Г. Алмонд, К. Стром, Р. Далтон. - М.: Аспект Пресс, 2002. - 537 с.

2. Культура имеет значение. Каким обрлом ценности способствуют

обществен ому проггессу [Текст] / под ред. Л. Харрисона и

С. Хантингтона. - М.: Московска школа политических исследований, 2002. - 320 с.

3. Кшан, Э. Росшсью юторичш м1фи [Текст] / Э. Кшан - Кшв: КРИТИКА, 2001. -273 с.

4. Пайпс, Р. Собственность и свобода / Р. Пайпс - М.: Московская школа политических иccхeдoвaний, 2000. - 415 с.

5. Шевченко, Ю. Д. Власть и политическа культура: воздействие политических иститтов на советские и постсоветские культурные ценности [Текст] / Ю.Д. Шевченко //Обрлы власти в политической культуре Росси; под ред. Е.Б. Шестопл. - М.: Московский общественный научный фонд, 2000. - С. 28-48.

6. Базовые цености россиян [Текст] / Л.М. Смирнов [и др.] -М.: Дом интеллсеттлы!ой кнги В.В. Анашвии, 2003. - 445 с.

7. Ахиезее, А.С. Специфика российского общества, культтры, мен-

тльности как теоретическа и практическа проблема [Текст]/ А.С. Ахиезер //Обновлене России: трудный поиск решенй.-

М.: РНИСиНП, 2001. - Вып. 9.

8. Лашн, Н.И. Социокультурная трансформация России: либерли-зация versus тадиционализация [Текст]/Н.И. Лапи //Журнл социльной антропологи. -2000. - Т. III. -№ 3. - С. 32-39.

9. Дилигенский, Г.Г. Демократия на рубеже тысячелетий /Г.Г. Диигенский [Текст]//Политические иститты на рубеже тысячеле-ти. - Дубна: ООО «Фенкс», 2001. - С. 27-44.

10. Росси на рубеже веков [Текст] /отв. ред. Горшков М.К - М.: РОССПЭН; РНИСиНП, 2000. -448 с.

11. Горшков, М.К. Российское общество в условиях трансформации (социологически анализ) [Текст]/М.К. Горшков. - М.: РОССПЭН, 2000. -384 с.

12. Титарено, Л.Г. Ценностный ми современого белооусского общества: гендерный аспект [Текст] / Л.Г. Титаренко - Минск: БГУ, 2004.250 с.

N. Skok

Comparative analysis of the dynamics of the political values in ussian and belorussian societies at the turn of the century

This article discloses the specificity of the political-cultural processes in the Russian and Belorussian societies in last decades, first of all, in the light of changes of the political values. It concerns the main theoretical-methodological approaches to the description of the transitive processes, steps of the political-cultural transformation and dynamics of the value changes in Russia and Belorussia.

Получено 15.02.2009 г.

УДК 947.084

Е.А. Третьячено, соискатель, преподаватель, (83147) 4-67-26, treele-na@yandex.ru (Росси, Арзамас, АГПИ)

ЭВОЛЮЦИЯ ОБРАЗА СОВЕТСКОЙ РОССИИ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ АМЕРИКАНСКИХ ЖУРНАЛИСТОВ И ПИСАТЕЛЕЙ 1945-1991 гг.

Образ Советской России 1945-1991 гг., как негативный, таки позитивный, играл немаловажную роль в политических дискуссиях Америки. В связи с этим целесообразно рассмотреть произведения американских публицистов о Советской России с точки зрения того, как в них преломляется образ России, как её видела другая культура, как формироваллсь те илл иные стереотипы.

Ключевые слова: образ, взаимоотношения, общество, недоверие, симпатии.

Однм из результатов Октябрьской Революции 1917 г. в Росси стаи измененя в политическом языке, появление новых понтий, отражавши взаимоотношения и борьбу рллиных социльно-полиически си. Новый язык формировл новую картиу мира вместо старой, рлру-шенной вместе с прежнм социльно-политиескм устройством. А нова роль советского государства в мире неминемо вела к появлению новых внешнеполиических образов в официльной пропагане. В течение первого десятиети после Велиой Отечественой войны в рамках советской пропаганы место Гер мани как главного внешнего врага постепенно зан-мает США. До начла «холодной войны» роль источниа мирового зла переходил от английского импееиализма к германскому фашизму, а с начла «холодной войны» прочно закрепилась за Америкой.