5. Вод<*ин НИ Социальная политика XXI // Государственная служба 2001 JVy 4 (14)

6. PüKumvKuù Б, Стратегия социальной политики в обществе переходного типа // Проблемы теории и практики управления 1995. Nu 5.

7. Смирнов СН Региональные аспекты социальной политики. М.: Гслиос АНВ, 1999

8 Шаронов А Эволюция социальной политики: тенденции и перспективы //Общество и экономика. 2000. № 7.

9. Лавриненко ИМ Государственная социальная политика РФ опыт и проблемы трансформации (80-е - первая половина 90-х годов XX столетия): Автореф дне. . . д-ра ист. наук. М., 2000

10. Социальная политика и социальная работа в изменяющейся России / Под ред. Е. Ярской-Смирновой, П Романова М ИНИОН РАН. 2002.

11. Сорокин П. А. Человек Цивилизация, Общество М Политизда, 1992.

12. Кулаков П А Социальная политика в России (социологический анализ). Новосибирск ИГУ. 1998.

13. Жуков Н И Россия состояние, перспективы, противоречия развития. М Союз, 1995

14. Парсонс Г. Система современных обществ М Аспект Пресс. 1998

15. Ахиезер А. С., Яковенко ИГ Что же такое общество7 // Общественные на\ к к и современность 1997 Ху 3.

16. Торнотж В.А Социальное государство сущность и гснсзис // Человек и труд 1998 N° 5

17. Рынок тр\да и социальная политика в Центральной и Восточной Европе: Псрсхидный период и дальнейшее развитие М. ИКЦ «ДИС», 1997

18 Коробов C F. Социальная функция государств с рыночной экономикой // Государственная власть и местное само)правление 2001 Нч I.

19 Ватищев НМ . Смирнов КА. Фичимонов ПИ Со циально-орнентиро ванные модели рыночной экономики М., 2001

20. Гончаров П К Социальное гос> дарство с\щность, мировой опыт, российская модель Н Социально-гл манитарные знания 2000. Хч 2

21. Лк.чл X Стратегия у спеха гос> дарственного управления // Государственная сл>жба Проблемы реформирования Зар\6сжный опыт Вып 8 М.. 1995

22. MeyvrJ Globali/aüon sources and effects on national siales and societies I I Intern Sociologx 2000 Vol 15. .4« 2

23. Pierre J. State Models and Economic De\elopmcnt Contnncrsics. Convergences and Consequences. A Paper for (he IPSA Congress. Seoul, 1997.

24. Шанин T Социальная работа как к>льт>рный феномен современности новая профессия и академическая дисциплина в контексте социальной теории и политической практики наших дней // Взаимосвязь социальной работы и социальной политики / Под рсд Ш Рамон. М Аспект Пресс. 1997

25. Штрассер И Будущее социального гос>дарства // Социальное государство в Западной Европе Проблемы и перспективы: Проблсмно-тсмагический сборник М , 1990

26. Гоквиъь Ачексис Ое Демократия в Америке. М Весь мир. 2000.

27. Дьюи Д Общество и его проблемы М Идея-Пресс. 2(Ю2

28. Э-Woc НорОерт Общество индивидов М Праксис. 2001

29. Парсонс Т Система современных обществ М Аспект Пресс. 1998

30. Хабермас Ю Демократия. Раз\м, Нравственность. М Наука. 1992

31. Пшеницина О В Общественные организации как субъект социальной работы // Социологические исследования 2000. Kff 6

32 Пейн MaihKoiKu Сообщество как основа социальной политики и социального действия // Взаимосвязь социальной работы и социальной политики / Под ред Ш Рамон М Аспект Пресс, 1997 33. Esping-Andersen (j The Three Worlds of Welfare Capitalism Cambridge. 1990.

Статья представлена кафедрой этики, эстетики и культурологии Института искусств и кчльтуры Томского государственного университета, постх пила в на\^ную редакцию «Философия» 9 марта 20(М

A.B. Коняшкин ПРОБЛЕМЫ ГОЛОСОВАНИЯ «ПРОТИВ ВСЕХ»

Статья посвящена феномену «протестного» голосования. В ней рассматривается, кто и почему голосует «против всех», а также поднимается вопрос, нужна ли вообще эта графа в избирательном бюллетене

Россия, по всей видимости, настолько уникальная страна, что в ней принимает специфичные формы абсолютно все. в том числе и процесс голосования на выборах. Речь пойдет не о самом избирательном законодательстве (хотя и его мы коснемся чуть дальше), а о таком феномене, как голосование «против всех». Эга неизменно последняя строка всех наших избирательных бюллетеней породила ряд определенных проблем, которые возникли именно в России

Начнем с того, что до конца не ясно, откуда вообще взялась графа «против всех». Одни весьма известные политологи, например Виктор Гущин, утверждают, что «скорее всего, это произошло по недосмотру законодателей, никакой особой потребности включать в избирательные бюллетени эту графу не было. Но поскольку все свои демократические устремления мы сверяли с образцами западных демократий, решили по аналогии ввести голосование «против всех» и в нашу электоральную практику» [1]. Немало и тех ученых, которые считают, что это чисто российское изобретение. Официальная власть в лице председателя Центральной избирательной комиссии Александра Вешнякова тоже утверждает, что строка «против всех» была придумана нами: «Россия была единственной страной мира, которая в 1993 г. ввела в избирательном бюллетене строку

«против всех». Это стало своеобразной мерой, чтобы предотвратить подделку незаполненных бюллетеней, а также давало возможность выразить особое мнение избирателя» [2].

Так или иначе, но после того, как графа «против всех» все-гаки появилась, вдруг оказалось, что она стала любимым пунктом тысяч, а порой и миллионов россиян. Год за годом, набирая вес, ответ «против всех» стал все чаше занимать третье, второе и даже первое место. В 1995 г. на парламентских выборах из 43 партий только 10 сумели набрать больший процент, чем ответ «против всех». Казалось бы, это эпоха становления демократий и партий слишком много, электорат еще не освоился Но в 1999 г. графа «против всех» заняла уже шестое место, пять партий набрали больший проценг, а двадцать три меньший. В декабре 2003 г. ответ «против всех» отвоевал еще одну позицию и оказался на пятом месте Только четыре партии, преодолевшие, кстати, 5 % барьер, сумели набрать больший процент. Это общефедеральные результаты, а по отдельным территориям ответ «против всех» порой занимает и первое место

Следующая проблема частично вытекает из такого неожиданного лидерства. Центральная избирательная комиссия (ЦИК) Российской Федерации практически на-

есть должна быть оплачена только из средств какою-либо избирательного фонда» [2]. Некоторые федеральные политики, например С Шойгу', вообще высказали мнение, что «те, кто голосуют таким образом или ат-тируют “‘за” это, абсолютно не знают России и выступают против ее интересов» [3]. Таким образом, голосование «против всех» вообще получается как бы незаконным

Помимо этих социальных проблем есть и проблемы юридические. Существует немало различных комментариев и аналитических размышлений по поводу несовершенства избирательного законодательства Нас, од-ако, будет интересовать проблема, связанная с голосованием «против всех». Проблема связала с тем, что го-оса, поданные «против всех», зачастую имеют меньшую силу, нежели остальные. В частности, речь идет о голосовании в парламент по федеральным спискам Юрист Николай Бураков в статье «Голосование против всех федеральных списков кандидатов на выборах депутатов Государственной думы (правовые аспекты)» подробно разбирает, какие статьи федерального законодательства нарушаются и что из ггого вытекает [4, 5].

Суть нарушений сводится к следующему. Распределение мест в парламенте между партиями происходит следующим способом. Сумма голосов, поданных за партии, прошедшие 5 % барьер, делится на 225 (число депутатских мандатов, распределяемых по федеральному избирательному округу), а потом на это частное делятся голоса избирателей, полученные каждым партийным списком, допущенным к распределению депутатских мандатов При этом голоса, поданные «против всех», не учитываются вне зависимости от того, больше или меньше пяти процентов набрал этот ответ. Число «против всех» будет учтено только в том случае, если наберет более 50 % процентов от общего числа проголосовавших. Таким образом, распределение мест в парламенте получается непропорциональным. Кроме того, получается, что голоса тех. кто проголосовал «против всех», в десять раз менее значимы, чем голоса тех, кто проголосовал за какую-нибудь партию. В указанной статье Николай Бураков приводит пример, в котором наглядно показывает, что партии, прошедшие 5 % барьер, при современной системе подсчета получают больше голосов, нежели заслуживают.

Решение проблемы видится в том. чтобы голоса «против всех» учитывались при вычислении первого частного, а места, доставшиеся кандидату' «против всех», оставались вакшггными до следующих выборов Поскольку для формирования Государственной думы применяется смешанная система выборов, объединяющая в себе мажоритарную и пропорциональную избирательные системы. то такой подсчет все равно гарантирует, что в Думе остается кворум хотя бы за счет мажоритарных выборов и ее (Думы) решения являются законными. (По мажоритарной системе прово;1ятся выборы двухсот двадцати пяти депутатов в одномандатных избирательных округах. Пропорциональная избирательная система, иногда се еще называют системой партийных списков, используется при голосовании по федеральному избирательному округу. Согласно этой системе вторая половина депутатских мандатов распределяется между политическими партия-

ми и избирательными блоками, набравшими наибольшее количество голосов избирателей.)

Существует* еще один способ, позволяющий снять все проблемы, связанные с голосованием «против всех». Он достаточно прост - убрать эту строку из бюллетеней. Очевидно, российские законодатели склоняются именно к такому решению. Однако прежде, чем это сделать, было бы неплохо разобраться, кто и почему так часто выбирает этот ответ.

Ответ на первый вопрос - кто голосует «против всех» - чисто технический Анализ данных различных социологических исследований (в том числе и по городу Томску) показывает, что, против ожиданий, так голосуют не «отщепенцы» и люмпены, а люди работающие. с высшим образованием.

Подробно изучили эту проблему сотрудники лаборатории политического анализа и протезирования МГУ. Анализируя итоги парламентских и президентских выборов с 1995 по 2000 г., они пришли к выводу, что «эталонной средой» активной» голосования «прошв всех» можно считать расположенный в северном ретоне крупный город, с большой долей шггеллженции. с доминированием либеральных и центристских ншгитических ориентаций при достаточно низкой избирательной активности» [6].

Суммируя выводы различных аналитиков (обсуждение проблемы голосования «против всех» достаточно широко представлено в Интернете), можно сказать, чпэ основной причиной пршсстного голосования является недовольство действующей властью Конечно, можно назвать факторы, повышающие процент выбора крафы «против всех». К ним. например, относятся совмещенные выборы, когда избиратель приходит на одни, интересные ему выборы, а в бюллетенях. которые ему дают «в нагрузку», он проставляет «против всех». Другим отличающим фактором некоторые анали-тки называют «грязные» выборы с большим количеством некорректных избирательных технологий Об тгом весьма по;<робно в своей статье «Голосование “против всех’4 - после; ишй оплот демократии0» пишет кандидат политических наук Александр Кынев [7]. И все же главной причиной, по которой избиратели голосуют «против всех», является недовольство действующей властью. Недоверие к выборам как таковым, несог ласие с метлами, с помощью которых власти проводят на выборах «своих» кандидатов, отсутствие действительно демократических, конкурентных выборов -вот что стоит за решением проголосовать «против всех».

Поэтому я разделяю мнение других социологов и политологов о том. что последнюю графу избирательных бюллетеней вычеркивать пока рано. Это грозкт не просто понижением явки избирателей, но и исключает возможность активного влияния общества на власть и на проявление своей гражданской позиции. Ведь парламент', избранный четвертью общества (сейчас порог явки составляет 25 %), и парламент, не выбранный вовсе, потому что большая часть общества проголосовала против всех представленных партий, - это «две большие разницы». Голосование «против всех», как и механизм отзыва депутатов, есть реальный демократический механизм, с помощью которого общество избирает власть. И попытка официальными органами отменить эту возможность есть очередной шаг к «управляемой демократии», к возврату в прошлое.

1 http://www.lg/ ra/archives/htnil_arch/lg222003/Polosy/art3_l hlm

2. hllp://nidm.pnmc-tass.ru/»s/7/200309U5/364747.htm

3. http://www club4vlast ru/pr_Scle/Jicv hlml

4. http://\vww aglob ru/anal)sis/indc\ php?id*3!4

5. http:/Avww aglob ru/analysis/indcv php?id“555

6. hItp://pr philos rasu ni/ahrl html

7. h Itp : /Avwvv i fcs ru/рп n I ph p ’ i d - 29 2

Статья предоставлена кафедрой социологии философского факультета Томского государственного университета, поступила в научную редакцию «Философия» 25 ([»евраля 2004 г.

УДК 316.56

(Н. П прогон

ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ II УРБАНИСТИКА

В статье рассматриваются возможности применения принципов феноменологии к тучснию города как социокультурного феномена Определяются социально-практические предпосылки и задачи «(»еноменологического акциза города, анализируются специфика обьскта и предмета с)юномснологичсской социологии города, особенности «[юномснолопгчсского восприятия городской среди. обрач города как порождающая структура восприятия п поведения, мстодимсскис особенности иг изучения

СОЦИАЛЬНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРЕД1КХ ЫЛНИ 11 ЗАДАЧИ феноменологического АНАЛИЗА ГОРОДА

Процесс урбанизации всегда сопровождался проблемными ситуациями в области социальных отношений и личностной экзистенции. Для того чтобы адекватно диагностировать эти ситуации, недостаточно изучать город только с прагматической позиции, методами сгруклурно-функ-ционального аналгоа Город — целостная, комплексная среда. обладающая не только витальным, но и личностно-смысловым модусом обитания человека. Горожанин не просто живёт в ней* он к ней относится, он воспринимает её на основе личностных диспозиций и интенций В этом плане город следует рассматривать не как структурно-фу\»к[тональный объект, а как феномен, возникающий в процессе интерференции терришриально-тхеленческих. социальноотношенческих и ментальных структур Резервы познаваемости городской жизни находятся в области изучения механизмов взаимоперехода объективных и су'бъективных компонентов городской жизни. Изучение тгой области предполагает переопределение теории» с объектно-субъектных отношений на процессы саморазвития и самоорганизации города и городских сообществ [ I ]

Другим методологи чески VI недостатком традиционной урбанистики является фрагментарность ракурсов изучения города - познавательная ситуация, когда город «раскладывается» на все возрастающее и пересекающееся число подсистем. При этом исчезает индивидуальное своеобразие и понимание индивидуальных проблем конкретных городов

Город постоянно меняется во всех отношениях, порождая новые и обостряя старые проблемы, «выскальзывает» из-под организационно-управленческого воздействия, актуализирует интеграционно-коммуникативные проблемы взаимодействия всех субъектов городской жкши.

Необходимость феноменологического подхода к изучению города обусловлена:

1) континуальностью городской жизни, взаимопере-ходом объектных и субъектных структур жизнедеятельности и вытекающей отсюда проблемой структурации жизненного мира горожан и локусов городской жизни;

2) многоликостью и уникальностью городов, обусловливающих постановку проблемы основания индивидуального своеобразия городов - проблемы «духа города», специфики городской ментальности;

3) изменчивостью городской жизни и проблемой механизмов саморазвития городов как пространства коммуникации

В связи с этим актуализируются следующие познавательные задачи

Задача понимания поведения горожан предполагает использование феноменологической методологии, на базе которой можно уловить смысловую контекстуаль-ностъ актуальной повседневности и мотивационной интенции современного горожанина. Город во всей его полноте невозможно познавать как структурно-функциональный объект. Г ород есть ингенциональный предмет - феномен, возникающий как конструкция сознания субъектов городской жизни как пространство коммуникации, как диалог социокультурных сообществ.

Задача проектттрования и прогнозирования городской среды и образа жизни включает в себя (а может быть, начинается с него) конструирование образа города как семантического средства решения коммуникативной задачи -экспликации смыслов и перспектив совместного сосуществования Конструирование образов городов как создание новых социокультурных проектов - задача одновременно научно-тгженерная и цетюстно-мировоззренче-ская. поскольку проектирование среды обитания — это ¡гросктирование образа жизни и типа личности.

Задачу преодоления деструктивных феноменов городской жизни и поведения горожан в последнее время все более связывают с изучением процессов разрушения личностных смыслов. Современные исследователи социально-психологических проблем городской жизни, начиная с Дж Голда и С. Милграма, понимание личностно-деструктивных феноменов всё более связывают с символическими и личностно-смысловыми обстоятельствами жизнедеятельности и общения, обращаются к идеям М Вебера, Г\ Зиммеля, В Дильтея, Э Гуссерля и А. Щюца. Подчёркивается, что для изучения реакций различных сообществ на стрессы городской жизни, искажения восприятия среды, чувства беспокойства и опасности, девиантного поведения, вандализма по отношению к среде обитания и др. большое значение имеет понимание картины мира субъектов городской жизни. С позиции феноменологического подхода вос-