УДК 94 (470) +316.485.25

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ТЕРРОР В РОССИИ НА РУБЕЖЕ XX-XXI ВВ.: ГЛАЗАМИ ПРОВИНЦИАЛЬНЫХ СТУДЕНТОВ

Сибиряков Игорь Вячеславович, доктор исторических наук, профессор кафедры истории России

Южно-Уральский государственный университет, г. Челябинск, Россия

sibirjkovig@mail. ru

Статья посвящена рассмотрению проблемы восприятия

террористических актов, произошедших в России на рубеже XX-XXI вв., студентами провинциальных вузов, в ней проанализированы некоторые особенности формирования исторической памяти этой категории населения, предложены несколько вариантов объяснения особенностей формирования некоторых сюжетов этой памяти, связанных с политическим террором.

Ключевые слова: террористические акты; историческая память; студенчество провинциальных вузов; формирование исторических образов; интеллигенция.

POLITICAL TERROR IN RUSSIA AT THE TURN OF THE XX-XXI CENTURIES: THROUGH THE EYES OF PROVINCIAL STUDENTS

Igor Sibiryakov, Doctor of Historical Sciences,

Professor of Russian History

South Ural State University, Chelyabinsk, Russia sibirjkovig@mail. ru

The paper considers the problem of perception of terrorist attacks in Russia at the turn of XX-XXI centuries., Provincial university students, it analyzes some features of the formation of historical memory in this population have been proposed several options to explain the features offormation of some scenes of this memory is related to political terror .

Keywords: terrorism; historical memory; provincial university students, the formation of historical patterns, the intelligentsia.

Студенчество в России всегда было очень специфической социальной группой, которая объединяла людей совершенно разных политических взглядов, философских воззрений и нравственных ценностей. К числу наиболее важных характеристик этой группы могут быть отнесены: ее кратковременный характер, неустойчивый состав, маргинальный социальный статус. Вот уже много лет именно студенчество является одним из основных источников «пополнения» отечественной интеллигенции, что придает этой группе особое «историческое» значение. Студенты могут сыграть заметную роль и в политической жизни страны. При этом многие процессы, происходящие в российском студенчестве в последние годы, исследованы учеными лишь поверхностно. В число слабоизученных в отечественной науке проблем можно включить и отношение российских студентов к политическому террору, особенно современных студентов региональных вузов, формирование исторической памяти которых происходит в специфических условиях российской провинции начала XXI в.

Важным шагом на пути решения этой проблемы стало исследование, проведенное в июне 2011г. в городе Челябинске. В социологическом опросе, который стал ключевым элементом данного проекта, принял участие 150 студент 4 вузов города Челябинска (ЮУрГУ, ЧелГУ, ЧГПУ, ЧИПС). Все студенты завершили обучение на первом курсе. 90 человек были студентами дневной формы обучения, 60 заочной. Из 60 студентов заочной формы обучения 24 человека получали «второе» высшее образование. В опросе принимали участие студенты самых разных факультетов, как технической,

так и гуманитарной направленности (студенты факультетов «Права и финансов», Приборостроительного факультета, Химического факультета, Исторического факультета и др.) Студентам были заданы 5 вопросов, ответы на которые были даны студентами в письменной форме. Первичная обработка ответов позволила сделать ряд выводов, которые могут оказаться полезными при дальнейшем более глубоком изучении проблемы.

Во-первых, среди террористических актов, которые произошли в России в конце ХХ и в начале XXI вв. в памяти студентов лучше всего сохранились: захват школы в Беслане в 2004г. (78 упоминание), захват заложников в театральном центре на Дубровке в Москве в 2002г. (72 упоминаний), взрывы в московском метро (67 упоминаний), взрыв в аэропорту «Домодедово» в 2011г. (44 упоминаний). Особое место в исторической памяти студентов теракта в Беслане, на наш взгляд, объясняется тем, что в результате этого теракта в первую очередь пострадали дети. Благодаря средствам массовой информации «образ» страдающих и гибнущих детей, школьников оказался для нынешних студентов - первокурсников (а в момент теракта школьников) особенно близким и понятным, что способствовало его закреплению в памяти. Частое упоминание в ответах студентов взрывов в московском метрополитене и аэропорту «Домодедово» можно объяснить временным фактором. Именно эти теракты произошли «последними» в 2010-2011гг. и, таким образом, лучше других закрепились в краткосрочной памяти студентов. Феномен восприятия теракта в театральном центре на Дубровке связан, по-нашему мнению, с местом и временем его проведения и активной работой средств массовой информации, создавших в свое время эффект «присутствия» и «сопричастности» к этому теракту для миллионов россиян.

Среди тех террористических актов, которые упоминались реже всего, можно отметить: теракт в Буйнакске в 2010г. (3 упоминания), взрыв в «Невском экспрессе» в 2009г. (5 упоминаний), теракт в Тушино в 2003г. (1 упоминание), теракт в Кисловодске в 2003г. (1 упоминание), взрывы в подземном переходе в Москве в 2000г. (5 упоминаний), взрывы домов в Москве в 1999г. (11 упоминаний), взрыв жилого дома в Волгодонске в 1999г.

(3 упоминания), террористическая атака на Буденновск в 1995г. (5 упоминаний), теракты в Дагестане (1 упоминание). Очевидно, что для большинства опрошенных студентов, эти теракты не стали важной частью исторической памяти и в силу разных причин были вытеснены на периферию повседневного исторического сознания. Тем не менее, полностью из воспоминания об указанных терактах из исторической памяти этого поколения студентов пока не исчезли.

Несколько студентов упомянули о терактах, реальность которых доступными источниками информации не подтверждается: теракт в торговом центре в Уфе (2011г.), теракт в Благовещенске, теракт в аквапарке в Москве, теракт в аэропорту Шереметьево, теракт на Котельнической набережной, поджог «Белого дома» и т.д. Появление в исторической памяти студентов информации о «таких» терактах, на наш взгляд, может быть связана с отсутствием у студентов четкого понимания термина «террористический акт» и навыков критического анализа, поступающей к ним разнообразной информации.

7 студентов не смогли вспомнить ни одного теракта. 10 студентов смогли назвать только один теракт. 2 студента упомянули лишь абстрактные географические ориентиры тех мест, где произошли теракты (Москва, Осетия). 12 студентов в качестве крупных терактов рубежа ХХ-ХХ1 вв. упомянули о взрывах в США в сентябре 2001г.

Во-вторых, абсолютное большинство студентов определило общее число жертв трех названных ими терактов цифрами от 200 до 1 000 человек. Максимальные показатели, которые встречали в листах ответов студентов: «несколько миллионов», 500 000, 100 000. Минимальные показатели: 150, 100 и 10 человек.

Не смогли назвать примерное число жертв трех названных в ходе опроса терактов в России на рубеже ХХ - ХХ1 вв. - 25 студентов дневной формы обучения и 13 студентов заочной формы обученияа.

В-третьих, среди организаторов терактов чаще всего фигурировали: чеченцы (23 упоминания), Аль-Каида (19 упоминаний), (государство и

спецслужбы» (17 упоминаний), «кавказцы» (16 упоминаний), различные террористические организации (14 упоминаний), исламские экстремисты (9 упоминаний).

В листах ответов упоминались также: правительство Российской

Федерации, «чеченские боевики при помощи арабских террористов», террористы из Дагестана, чеченские сепаратисты, беженцы, «лидеры афганского терроризма», «мировой исламский экстремизм», Ирак, США, «террористы за счет финансирования американцев», «американцы через чеченцев».

Из реальных исторических персонажей чаще других упоминались У.Бен Ладен (12 упоминаний) и Ш.Басаев (9 упоминаний), а так же, А.Масхадов, Ш.Басаев, Д.Умаров и др.

Один из студентов, принимавших участие в опросе, написал: «Сам теракт является конечным результатом ряда ошибок общества и государства. Ответственность лежит непосредственно на государстве, неспособном создать условия для нормальной жизни».

Не смогли ответить на вопрос о возможных организаторах терактов 40 человек (31 студент дневной формы обучения и 9 студентов заочной формы обучения).

В-четвертых, практически все студенты, принимавшие участие в опросе, заявили о своем отрицательном отношении к практике террористических актов. Среди наиболее эмоциональных ответов на вопрос об отношении к терактам можно выделить особо следующие высказывания: «это ужасно, бесчеловечно, убивать людей это кощунство», «всегда очень жалко людей, которые пострадали или могли пострадать, так как это ни в чем не повинные люди», «переживаю и скорблю». При этом двое из опрошенных определили свое отношение к терактам, как «нейтральное». А один из участников опроса, «как далеко неоднозначное. С одной стороны, это выходит за всякие рамки, но, с другой, это единственный способ вывести население из анабиоза, в коем оно пребывает».

Не смогли определить свое отношение к терактам - 7 человек.

В-пятых, абсолютное большинство студентов, принимавших участие в опросе (130 человека) согласилось с утверждением о возможности новых терактов на территории России в ближайшем будущем. И только 9 человек отрицали такую возможность. 6 из них были студентами дневной формы обучения.

Несколько студентов подчеркнули особо: «угроза новых терактов есть всегда». Не смогли дать определенного ответа на этот вопрос 12 человек.

Объясняя возможность новых терактов в России, участники опроса отмечали: «так как скоро выборы президента, может быть, таким образом, они будут поднимать рейтинги»; «ни для кого не секрет, что отношения между кавказскими народами и Россией накалены до предела»; «существует множество уязвимых объектов, множество людей, не доверяющих мирным методам решения проблем, множество учений и религий, делающих ставку на фанатизм...», «так как правительство безответственно подходит к обеспечению безопасности»; «так как источник терактов не устранен и цели терактов не достигнуты».

При более детальном рассмотрении результатов опроса появилась возможность обозначить еще ряд интересных тенденций.

Например, стало очевидно, что студенты дневной формы обучения в возрасте 17-18 лет, закончившие общеобразовательные учреждения в городе Челябинске (38 человек) чаще других упоминали теракты в московском метро (28 упоминаний), Беслане (20 упоминаний), в театральном центре на Дубровке (22 упоминания). А студенты, которые закончили общеобразовательные учреждения за пределами Челябинска (52 человека) чаще других упоминали теракты: в Беслане (39 упоминаний), в аэропорту «Домодедово» (30 упоминаний), в московском метро (27 упоминаний), в театральном центре на Дубровке (26 упоминаний).

5 студентов дневной формы обучения не смогли вспомнить ни одного теракта в России в конце ХХ начале XXI в. Из них 4 учились в свое время в школах г.Челябинска.

Лица женского пола (45 человек), принимавшие участие в опросе, чаще других называли теракты в Беслане (31 упоминание), аэропорту «Домодедово» (24 упоминания), в московском метро (22 упоминания), в театральном центре на Дубровке (19 упоминаний).

Лица мужского пола (45 человек), участвовавшие в опросе, чаще других упоминали теракты в московском метро (31 упоминание), в Беслане (28 упоминаний), в театральном центре на Дубровке (28 упоминаний), в аэропорту «Домодедово» (21 упоминание).

5 студенток дневной формы обучения не смогли вспомнить ни одного теракта в России в конце XX начале XXI в.

С другой стороны, студенты заочной формы обучения, средний возраст которых составил 23-24 года, так же чаще других упоминали теракт в театральном центре на Дубровке (42 упоминания), теракт в Беслане (37 упоминаний) и в московском метро (37 упоминаний), но при этом некоторые из них смогли вспомнить теракты в Буденновске (5 упоминаний), в Буйнакске (3 упоминания), взрывы домов в Москве (11 упоминания), взрыв дома в Волгодонске (3 упоминания), взрыв в поезде «Невский экспресс» (4 упоминания). О некоторых из этих терактов студенты дневной формы обучения даже не упомянули. 2 студента заочной формы обучения не смогли вспомнить ни одного теракта в России в конце XX начале XXI в.

Студенты дневной формы обучения в качестве возможных организаторов терактов чаще других называли: «государство и спецслужбы» (13 упоминаний) террористические группировки и организации (12 упоминаний), «кавказцев» (9 упоминаний).

В то же время студенты заочной формы обучения среди возможных организаторов терактов чаще всего называли: «чеченцев» (16 упоминаний), организацию Аль Каида (13 упоминаний), США (8 упоминаний).

Если отбросить самые эмоциональные оценки («много», несколько миллионов, около 500 тысяч, около 200 тысяч и т.д.) и попробовать определить средний показатель числа погибших в результате одного из трех самых масштабных (по представлению студентов) терактов в России на

рубеже XX-XXI вв., то у студентов дневной формы обучения он составил примерно 7561 человек, у студентов заочной формы обучения примерно 3 357 человек, а у студентов заочной формы обучения, получающих второе высшее образование, 535 человек. При этом, если опираться на данные, получившие широкое распространение в российских средствах массовой информации, то в результате терактов в Беслане, в театральном центре на Дубровке и в московском метро в марте 2010г. (а именно эти теракты студенты упоминали чаще всего), в общей сложности погибло 514 человек, то есть в ходе одного теракта в среднем погибал 171 человек. Такое значительное несоответствие официальной статистики и преставлений студентов, выявленное в ходе исследования, позволяет предположить, что в памяти многих из них произошло существенное искажение того образа исторического события (в данном случае террористических актов, произошедших в России на рубеже XX-XXI вв.), который формировался усилиями средств массовой информации и образовательными учреждениями разного уровня. На наш взгляд, этот искаженный образ может оказать заметное воздействие на формирование системы политических и нравственных ценностей, а так же разнообразных социальных стратегий целого поколения российской молодежи.

Работа выполнена в рамках аналитической ведомственной целевой программы «Развитие научного потенциала высшей школы (2010-2011гг.). Мероприятие 1.»

Рецензент:

В.С. Балакин, зав. кафедрой истории ЮУрГУ, д.и.н., профессор