А. Н. Чистяков

МЫСЛИ ПАСКАЛЯ И СОВРЕМЕННАЯ ИМ АПОЛОГЕТИКА

Работа представлена кафедрой зарубежной литературы.

Научный руководитель - доктор филологических наук, профессор В. П. Григорьев

Статья представляет собой сопоставление «Мыслей» - главного произведения философа и классика французской литературы Блеза Паскаля (1623-1662) и синхронического среза апологетики, созданной или переизданной в конце XVI - середине XVII вв. во Франции на французском и латинском языках, в отношении жанра, композиции и способа аргументации. Содержит обоснованный список 48 апологетов эпохи.

Ключевые слова: жанр, апология, апологетика, апологет, французская литература XVII в., композиция, Паскаль Блез, «Мысли» Б. Паскаля.

A. Chistyakov

“PENSÉES” OF BLAISE PASCAL AND APOLOGETICS OF THE SAME PERIOD

The article is a comparison of Pensées, main work of Blaise Pascal (1623-1662), French philosopher and classical writer, and of a synchronic shear of apologetics written or published in the late XVI - middle XVII centuries in French and Latin. The genre, the composition and the way of argumentation are considered on the matter of a 48 apologists' scientifically founded list.

Key words: genre, apology, apologetics, apologist, French Seventeeth century literature, composition, Pascal Blaise, “Pensées” of B. Pascal.

Блез Паскаль (1623-1662), великий физик, математик, философ, один из первых французских писателей-классиков. Его главное произведение - «Апология христианской религии»*, более известная как Мысли, представляет собой более 800 фрагментов, часть которых сгруппирована в главы-связки. Если порядок этих 27 глав считается авторским и в некоторой степени поддается объяснению, то порядок фрагментов, как внутри озаглавленных связок, так и особенно вне их, остается свободным с точки зрения интерпретации. На протяжении более трехсот лет Мысли издавали и толковали самым произвольным образом. Получается, что одно из центральных произведений французской литературы и французской мысли не имело до последнего времени общепринятой композиции и канонического текста. Значение фрагментов принципиально меняется при их перестановке. С появлением издания так называемой второй копии - версии Селлье в 1991 г. [7] - вопрос о тексте и факти-

ческом порядке мыслей-фрагментов решен в том смысле, что более точно он уже не может быть установлен. Никогда не прекращавшееся прежде истолкование порядка фрагментов с этого момента оказывается в центре внимания всех, кто изучает Паскаля, а количество публикаций о нем и его творчестве в последние десятилетия огромно и не уменьшается.

Порядок фрагментов не имеет очевидной логики. По выражению самого Паскаля, это «порядок сердца» («ordre du cœur») [3]. Как справедливо писал Ф. Селлье, «к пониманию этого порядка есть три пути: размышление над литературными образцами, отрицаемыми Паскалем (antimodèles), изучение образцов, которым он следовал (modèles), и изучение теории и практики его поэтического почерка как «тяготения» («gravitation») [8, с. 128]. Обзор образцов и антимоделей «Мыслей» будет одновременно и обзором предшествующей Паскалю апологетики с точки зрения ее литературной формы и эффективности метода.

Апологетическая традиция, к которой Паскаль примыкает со своей «Апологией...», это обширная область письменности, привлекавшая по разному поводу множество исследователей. Нет недостатка в этюдах о влиянии на Паскаля некоторых его предшественников. В изданиях «Мыслей» обильно отмечены влияния богословские, философские, идеологические, политические и т. д. Хотя апологетам свойственно заимствовать друг у друга приемы, апологетика несводима к набору аргументов в защиту христианства.

За 15 веков от первых апологетов до Паскаля апологетика выработала свои литературные формы. Всякий автор, берущий перо для защиты веры, должен был отдавать себе в этом отчет. Желал ли он при этом следовать традиции или порвать с ней, ему приходилось ради успеха дела всегда подтверждать свое знакомство с ней, потому что она присутствовала в уме читателя. К тому же как истории литературы, так и истории идей хорошо известно отвержение недавнего в пользу древнего. В отношении религии это тем более естественно. Следовательно, Паскаль должен был намечать и осуществлять форму своей апологии в соотнесении с традицией апологетических жанров.

Что Паскаль был с этой традицией знаком, о том свидетельствуют, как уже отмечалось выше, примечания к изданиям «Мыслей», в частности к изданию М. Ле Герна [5], где, однако, параллельные места необязательно указывают на заимствование. Если два схожих пассажа есть у двух авторов, одинаково вероятно как то, что один позаимствовал его у другого, так и то, что оба они позаимствовали этот оборот у третьего. Более достойным внимания является прямое упоминание Паскалем некоего автора в тексте «Мыслей», но опять-таки, это может быть и модель, и антимодель. Точный список известных Паскалю апологий установлен быть не может. Например, уже потому, что библиотека его не сохранилась - от нее достоверно принадлежавших Паскалю осталось лишь несколько томов [6, р. 127]. Определить, в какой жанровый контекст поместил Паскаль свое произведение, можно только обозрев всю апологетику, которая воспринималась как таковая в его эпоху.

Первый по авторитетности источник - апологетический раздел каталога французской королевской библиотеки [2].

Section: Controversistes ou auteurs qui ont écrit pour la défense de la Religion.

Subdivisions:

Traitez généraux de la vérité de la Religion Chrétienne [2, p. 417].

Traitez contre les Athées, Deïstes, Impies & Libertins [2, p. 423].

Два последних подраздела содержат 28 произведений, из них написанных до 1662 г. - 11: Ioannis Cognati, Charron [АП № 8], Rebreviettes [АП № 39], Garasse (3) [АП № 22], St.-Cyran, M. Mersenne [АП № 33], J. Boucher [АП № 7], Christophoro de Capite Fontium, Thoma Bozio. За 80 лет между годом смерти Паскаля (1662) и годом издания каталога этой библиотеки (1742, ныне Bibliothèque Nationale de France) едва ли понятие об апологии сильно изменилось. А королевский библиотекарь должен быть компетентен в вопросах апологетики.

Вторым подобным источником является каталог Мазаринской библиотеки (Bibliothèque Mazarine). Из названия видно, что она была собрана кардиналом Мазарини, современником Паскаля. Библиотека с тех пор не разорялась, находится в том же здании, что и при основателе кардинале, внутри особняка Французской академии. В центре ее современных научных интересов - все, что относится к янсенизму и полемике вокруг него. О непрерывности состава рубрик библиотекари не могут дать полной уверенности. В апологетах до 1662 г. значатся: Иустин, Минуций Феликс [АП № 34], Афинагор, Тертуллиан, Климент Александрийский, Евсевий Кесарийский, Ори-ген, Арнобий [АП № 3] , Лактанций, Фирмик Матерн [АП № 18], Сальвиан Марсельский [АП № 42], Феодорит Киррский, Анастасий Синаит, Фантен Дандоло (Fantin Dandolo). Список, несомненно, отражает представления эпохи Паскаля о границах апологетики.

Третий, самый богатый источник - труд францисканца Жюльена-Эймара д’Анже «Паскаль и его предшественники» [1]. В главах L’Armée des apologistes, Armes монах упоминает до трех десятков защитников христианства. Различение между апологетами, богословами,

философами и светскими писателями Жюль-ен-Эймар д’Анже проводит по намерению автора [1, с. 30]. Для францисканца, как и для читателей XVII в., кто пишет с целью спасти души от вольнодумства, тот и апологет. С этим можем согласиться и мы, учитывая, что выявление намерения или его отсутствия целиком лежит либо на его совести, либо на совести любого следующего читателя. Автор исследует не форму, качество, план или состав апологий, но строго идеи апологетов в их различии, взаимодополнении и противоположении идеям вольнодумцев. Жюльен-Эймар д’Анже дает даже табличную классификацию взглядов представителей различных течений по спорным вопросам времени: по горизонтали идут августинисты, томисты, гуманисты, а по вертикали - «разум и вера», «человеческое знание», «божественное содействие». Каждой клетке схемы соответствует богословская или философская формула. Три вида мыслителей различаются набором этих формул между собой [1, р. 49]. Стоит ли за каждой клеткой какой-либо апологетический метод или жанр, того францисканец не указывает. Как не указывает, есть ли в принципе связь между формулой идеологической и формулой поэтической, что и составляет предмет нашего интереса. О форме апологий есть только несколько обмолвок. Труд Жюльена-Эймара д’Анже позволил очертить поле исследования: предполагается, что наиболее популярные апологеты не могли быть у него не упомянуты.

Четвертый источник - параллельные места, показывающие интерес Паскаля к его предшественникам, по примечаниям к изданиям Le Guem и другим [5; 6; 7].

Таким образом, составился список из шести десятков авторов. Одни из них оказались не доступны по техническим причинам, некоторые другие при самом поверхностном взгляде оказались не имеющими ничего общего с апологией. Несколько авторов до XVI в. вошли в обзор, поскольку предполагается, что они были популярны в эпоху Паскаля, для которой список, кажется, получился вполне представительным.

Монтеня и Эпиктета в списке нет. Паскаль им подражал, но они не апологеты. Блистает

своим отсутствием Фома Аквинский. Не потому, что жил давно. Не потому, что Паскаль ему действительно не подражал. «Сумма против язычников» воспринималась не как одна из апологий, а как некое средоточие богословия, как фундаментальная прото-Апологетика. По этой, видимо, причине Фома не значится в апологетах и у библиотекарей - они пишут его только в богословы.

Некоторым рассматриваемым ниже апологетам посвящены отдельные монографии и статьи, в том числе в их сравнении с Паскалем. Не ставится задача обогатить или оспорить результаты этих работ. Интересует форма и метод апологий в соотношении с «Мыслями» Паскаля, какой «Апологии» могли ждать от него, как она воспринималась на фоне остальных, в каком ряду, была ли она по форме и методу оригинальна.

Для анализа нашлось в итоге 48 писателей, чьи произведения есть в Национальной библиотеке или в Мазаринской. Их список дается в приложении с отдельной нумерацией.

Приходилось держать в руках книги издания начала XVII в., не читанные до того ни разу. Иногда читать их можно было лишь в руках высокообразованных и государственно уполномоченных библиографов. Много-сотстраничные тома в кожаном переплете - оружие, непригодное к бою с момента изготовления.

Среди рассмотренных произведений можно выделить несколько групп по различным признакам.

Во-первых, по намерению или по адресату.

В расширительном смысле, все, что написано христианином во исповедание его веры, может быть сочтено апологией, ибо написано не иначе как в ее защиту. Это касается и сочинения, не имеющего никаких признаков полемики. Возможно, оно опровергает некие заблуждения, не указывая на них, потому что это и так очевидно для современников, или политически невозможно, или тактически эффективнее. Одни из таких «не вполне - апологий» вошли в обзор, другие оставлены за его пределами. (Условно этот тип - апология 1.)

В более точном смысле, как по определениям энциклопедий [3, р. 190], в тексте

апологии должно присутствовать указание на опровергаемые обвинения или заблуждения. Таких произведений большинство. Их адресат - христианин, подверженный сомнениям от религиозно-философских, обрядовых или бытовых новшеств, хорошо забытых старых ересей. Поскольку между писателем-аполо-гетом и читателем-христианином существует или предполагается принципиальное единство мировоззрения, в апологии могут разбираться идеи и явления общественной жизни с привлечением взаимоприемлемой аргументации. Например, для опровержения новомодной идеи апологету достаточно доказать или показать христианину, что она находится в явном противоречии с символом веры или с чем-то таким, что христианин считает для себя безусловно обязательным. Такая апология при любом ее несовершенстве может иметь относительную пользу, хотя бы это и был один аргумент на 1000 страниц. За пределами воцерковленного сознания апология данного типа (апология 2) может вызвать лишь насмешки над самообольщением апологета, который в своих собственных глазах разгромил все ереси, но никого из внешних, не приемлющих его исходных религиозных аксиом, не разубедил. Почти все апологии, построенные в порядке символа веры вслед за «Суммой против язычников» Фомы Аквинского, относятся именно к этому типу. Удерживая народ от ереси, апологеты писали их не напрасно, у них - у лучших из них - были свои читатели, умевшие извлечь урок. Апологеты (2) напрасно делали вид, что их писания помогут вернуть в церковь уже ушедших на просторы скепсиса (пирронизма) либертинцев. Эта фальшь вольнодумцев только отталкивала.

Но подлинной апологией (в смысле 3), способной воздействовать на заблудших, могла быть только такая, какая входит в мировоззрение и самочувствие падшего разума, оставшегося наедине со своим бессилием, с философской идеей Бога, но без живого богообщения. Апология 3 начинается с проникновения в такое состояние и с выведения заблудшего из его умственного равновесия. Так у Паскаля и немногих [АП № 10, 43, 44].

Заявленными адресатами ряда апологий (4) - униатских, протестантских и иезуит-

ских - являются власти [АП № 4, 7, 11, 40]. Защищается не истинность религии, а политическая благонадежность ее адептов. Все же немалый тираж позволяет считать, что апологеты этого жанра обращались также и к широкому читателю за сочувствием.

Различение между внутрицерковной полемикой и апологией 2 затруднительно. Даже протестанты с католиками в XVII в., то взаимно признают друг друга заблуждающимися христианами [АП № 2, 20], то пишут друг друга магометанами и антихристами [АП № 11, 22].

Вечную ценность, как и практический интерес, может иметь только апология 3.

С точки зрения жанровой формы четко различаются два основных типа: «сумма» и философский диалог. «Суммы» - по содержанию жанр апологии 2 [АП № 1, 31, 38]. Оторваться от «Ангельского Доктора» Фомы, на котором все учились, было трудно. Диалог-апология «по образцу древних» не новость сама по себе. Самое раннее произведение этого жанра - Октавий Минуция Феликса [АП № 34]. Еще диалог предполагает равенство собеседников и признание ценности языческой мудрости, выработавшей такой жанр. Понятно, что либертинец Ла Мот Ле Вэйе [АП № 26] на таком равенстве настаивал. Интересно, что католическая сторона уже была к равенству готова: потому ли, что была подвержена моде, потому ли, что признавала успех либертинцев, потому ли, что снисхождение к собеседнику понималось необходимым для его спасения.

По содержанию «Мысли» Паскаля - апология 3, имеющая убедить человека свободного или почти свободного от аксиом религии. Кроме того, Паскаль, как математик, не мог доказывать принятое вначале за аксиому. Этих двух причин достаточно, чтобы не ожидать от него очередной «суммы». От диалога как жанра Паскаль отказывается в самом начале: фрагмент 38 Ordre par dialogues [7, p. 53] не имеет дальнейшего развития. В последующих нескольких кратких диалогах-репликах внутри «Мыслей» нет разделения на «христианина» и «философа». Паскаль как бы беседует со своим внутренним скептиком. Его «Аполо-

гия» - сознательный разрыв с массовой продукцией эпохи. Он строит ее так, как всякое свое внутреннее рассуждение, не считаясь с принятым в современных ему апологиях порядком изложения. Следует отметить и то, что не абсолютно все апологии имеют жесткий последовательный характер.

Прямых жанровых образцов в рассмотренном потоке для Паскаля нет. В его время возникло новое положение апологета - приходилось убеждать с нуля, как апостолу Павлу в ареопаге. К эпохе, когда читателем апологии предполагался чуждый христианству человек, и следует обратиться в поисках образцов.

ПРИМЕЧАНИЕ

* Обоснование рассмотрения апологетики в русле художественной литературы дается в статье: Чистяков А. Н. «Мысли Паскаля и жанр апологии // Известия РГПУ им. А. И. Герцена: Аспирантские тетради. 2008. № 39.

АПОЛОГЕТЫ ЭПОХИ ПАСКАЛЯ

1. ABRA DE RACONIS, Charles-François d’,(évêque de Lavaur), Totius Philosophiae, hoc est, logicae, moralis, physicae et metaphysicae brevis... tractatio, auctore C.-F. d’Abra de Raconis,... Editio secunda... Parisiis : apud M. Henault, 1625. -in-8

2. AMIRAUT, Moïse, Traitté des religions contre ceux qui les estiment toutes indifférentes divisé en trois parties. Saumur, 1631. 460 p.

3. ARNOBE, Contre les Gentils P., Les Belles Lettres. T. I. 2002. 394 p. T. III. 2007. 175 p.

4. ATHANASE Le Rhéteur, D. Athanasii rhetoris, presbyteri Byzantini, Antipatellarus, epistola de unione ecclesiarum adAlexandrinum et Hierosolymorum Patriarchas. P. 1655.

5. BALINGHEM, Antoine de (P. C. de J.), Après dinées et propos de la table contre l’excez au boire et au manger pour vivre longuement sainement et sainctement dialoguisez par un Prince et sept scavants personnages : un Théologien, Canoniste, J urisconsulte, Politique, Médecin, Philosophe et Historien. Lille, P. Rache, 1615.

6. GUEZ DE BALZAC, Jean- Louis, Socrate Chrestien. 1665.

7. BOUCHER, Jean, Couronne mystique, ou des Armes de piété contre toute sorte d ’ impiété, hérésie, athéisme, schisme, magie et mahométisme, par un signe ou hiéroglyphe mystérieux fait en forme de couronne... avec dessein sur ce sujet de milice ou chevalerie chrestienne contre tous mécréants, spécialement contre le Turc... Tournay: impr. de A. Quinqué, 1623-1624, 2 parties en 1 volume, in-4, 954 p.

Apologiepovr iehan chastel parisien, execvte a mort, etpovr lesperes & escholliers, de la Societé de Iesvs, bannis du Royaume de France. Contre l ’ arrest de Parlement, donné contre eux a Paris le 29. Decembre, 1594. Diviséee en cinq parties. in-8.

8. CHARRON Pierre, Les trois véritez contre les athées, idolâtres, juifs, mahumétans, hérétiques et schismatiques. Bourdeaux: S. Millanges, 1593. in- 8. 533 p.

9. COUSIN, Jean, Fundamenta religionis, hoc est de Naturali Dei cognitione, de animi immortalitate, et de justitia Dei, adversuspoliticorum seu atheorum errores,... Dvaci (Douais), 1597. - in-8. 90 p.

10. DABILLON, André La Divinité deffendue contre les athées Paris, G. Iosse, 1641, 402 p.

11. DAILLÉ, Jean, - Apologie des Églises réformées, où est monstrée la nécessité de leur séparation d’avec l’Église romaine... contre ceux qui les accusent de faire schisme en la Chrestienté. Charenton, 1633. - in-8.

12. DANDOLO, Fantin, - Compendium Catholicaefidei. 1485; P. :Vrin, 1964. 54 p.

13. DERODON, David, L’Athéisme convaincu : Traité démonstrantpar raisons naturelles qu’il y a un Dieu. Orange, 1639, 151 p.

14. DES-MARETS DE SAINT-SORLIN, Jean, Les délices de l’esprit: dialogues dediez aux beaux esprits du monde. P. 1641. 459 p.

15. DU BOSC, Jacques, Le Philosophe indifférent. Paris, A. de Sommaville, 1643.

16. DU PONT, René, La philosophie des esprits divisée en cinq livres & generaux discours Chrestiens. Le premier, de la Majesté de Dieu : Le second, de l’Essense & ministere des Anges : Le troisieme, du Paradis, & de la felicité des bien-heureux : Le quatrieme, de l’enfer, & des tourments des damnez : Le cinquieme, de l’estre des Demons & de leur malice. Paris, G. De la Noüe, 1602.

17. FÉVRIER, Jean, - La Beauté de Jésus-Christ, Poictier, 1657. in-8, 204 p.

18. FIRMICUS MATERNUS, Iulius, De errorumprofanorum religionum P., Belles Lettres, 2002, 365 p.

Consultationum Zachaei Christiani et Appolonii philosophi In: Florilegium Patristicum tam veteris quam medii aevi auctores complectens. Ed. Germanus Morin, O.S.B. Fasc. XXXIX, Bonnae, P. Hanstein, 1935.

19. FORNIER, Raoul, Discours académiques de l’origine de l’âme, Paris, 1619, 344 p.

20. FROMOND, Libert, Philosophiae christianae de anima libri quattuor. Louvanii, 1649, in-4, 949 p.

21. GAMACHES, Philippe de, Summa Theologica, Paris, R. Chaudière, 1627. -In-fol. 638 p.

22. GARASSE, François, La doctrine curieuse des beaux esprits de ce temps, ou prétendus tels; contenant plusieures maximes pernicieuses à la religion, à l’Estat et aux bonnes mœurs, combattue et renversée, Paris, 1623. 1025 p.

23. GRENAILLE, François de, La mode ou le charactère de la religion. Paris, 1642.

24. GROTIUS, Hugues, De la vérité de la religion Chrestienne. Amsterdam, 1634.

25. HILLERIN, Jacques, Les Grandeurs et mystère du Saint Verbe incarné. P.: C. Sonnius, 1635-1643. - 4 parties en 3 vols. In-folio.

26. LA MOTHE LE VAYER, François de, Deux dialogues faits à l’imitation des anciens. Paris, Bossard, 1922.

27. LA RIVIERE, Polycarpe de, Le Mistere Sacre de Notre Redemption. Lyon, A. Pillehotte, 1621-1623. 3 vols.

28. LESSIUS, Léonard (Leis), - Consultation touchant la foy et la religion qu ’on doit suivre, Rouen : J. Le Boulanger, 1613. - In-12, 258 p.

29. LOYAC, Jean de, Le Libertin converty, Oeuure qui faict voir la foiblesse des esprits forts de ce temps, & la fausseté de leurs maximes. Paris, Toussainct du Bray, 1635. 462 p.

30. MACÉ, Jean (Père Léon), L’Oeconomie de la vraye religion chrestienne, catholique, dévote, par un raisonnement naturel, moral, politique Paris: A. Bertier, 1652. 2 vols. In-4. T. I, 660 p.

31. MARANDÉ, Léonard, La Clef ou Abbrégé de la « Somme » de St. Thomas..., Paris, M. Soly, 1649; 2 t. en un vol. In-8; Le Théologien français. Paris, M. Soly, 1646; 3 vol. In-fol.

32. MARTIN, Raymond, Pugio fidei (adversus Mauros et Judeos) P., 1651.

33. MERSENNE, Marin, L’impiété des déistes, athées et libertins de ce temps, combattue et renversée de point en point par raisons tirées de la philosophie et de la théologie, P.: P. Bilaine, 1624.

34. MINUCIUS FELIX, Octavius lat.-fr, P., Les Belles Lettres, 2002, CXVI+166 p.

35. MOREL, Claude, Démonstration de la vérité de la religion chrétienne. Paris, P. Rocolet, -1661. 252 p.

36. MORNAY, Philippe de, De la vérité de la religion chrestienne contre les athées épicuriens, payens, juifs, mahumédistes et autres infidèles. Paris: C. Micard, 1585.

37. PRUDENCE, t. III: Apotheosis, P., Les Belles Lettres, 2003, texte et trad. Par M. Lavarenne.

38. RAYNAUD, Théophile, TheologiiaNaturalis. Lyon, C. Dufour, 1637. 1072 p.

39. REBREVIETTES, Guillaume, L’Impiété combatuepar des Infidèles. ou les Discours moraux et chrestiens sur le pseaume 13 de David, par lesquels on peut voir que les anciens idolatres tant grecs que romains ont détesté avec David les athées et les fruits de l’athéisme. 1612.

40. RICHEOME, Louis, Apologia Francisci Montani pro Societate Jesuin Gallia contra advocati Parisiensis philippicam... Ingolstadtii: ex. typ. A. Sartorii, 1596.-In-8, 358 p.;

Expostulatio apologetica ad Henricum Francorum Navarrorumque Regem,... pro Societate Jesu... Lugduni, 1606, in-8.

41. SALABERT, Jean, L’Hérésie domptée dans son fort. Paris, L. Boulanger, 1640. 302 p.

42. SALVIEN de Marseille, Œuvres t. II, Du gouvernement de Dieu Sources Chrétiennes N 220, P., Du Cerf. 1975.

43. SENAULT, Jean-François, L’Homme Chrestien ou la réparation de la nature par grâce. Amsterdam, 1655,

44. SILHON, Jean de, Les Deux Vérités de Silhon, l’une de Dieu, et de sa Providence, l’autre de l’immortalité de l’âme. Paris, L. Sonnius, 1626, 229 p.

45. SIRMOND, Antoine, La Deffense de la vertu. Paris: 1641; 3 parties en 1 vol., 80 p.

46. TAILLEPIED, N. Traité de l’apparition des esprits, à sçavoir des âmes séparées, fantosmes, prodiges et accidents merveilleux qui précèdent quelquefois la mort des grands personnages ou signifient changements de la chose publique,... Paris : J. Corrozet, 1616. - In 12 ; 295 p.

47. VOSSIUS, Gérard, De theologia gentili, et psychlogia christiana; sive de origine ac progress idolatriae; deque naturae mirandis, quibus homo adducitur adDeum, libri IX. Amstellodami, MDCC. 830 p.

48. YVES de Paris, La Théologie naturelle où les premières véritez de la foy sont éclaircies par raisons sensibles et morales,... Paris : Vve N. Buon, 1633. - in-4, 630 p.; L’agent de Dieu dans le monde. Paris: D. Thierry, 1656.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Angers J.-E. d’. Pascal et ses précurseurs. Nouvelles Éditions Latines. Paris, 1954. 243 p.

2. Catalogue des livres imprimez de la Bibliothèque du Roy. Tome Théologie, Seconde partie. Paris: Imprimerie Royale, 1742.

3. Dictionnaire apologétique de la foi Catholique, dir. Jules d’Alès. P.: Beauchesne, 1911.

4. Michon, H. L’ordre du coeur. Philosophie, théologie et mystique dans les Pensées de Pascal. Paris: H. Champion, 1996. 381 p.

5. Pascal Bl. Oeuvres complètes / Édit. M. Le Guern. Paris: Gallimard, 2000. T. II. 1710 p.

6. Pascal Bl. Œuvres complètes / Édit. J. Mesnard. T. I: Desclée de Brouwer, Paris, 1969.

7. Pascal Bl. Pensées / Édit. P. Sellier. Livre de poche, Paris, 2001, 736 p.

8. Sellier Ph. Port-Royal et la littérature. T. I: Pascal. 1999. Paris: H. Champion, 354 p.