Критика и библиография

В.А. Гаврилов

Слово о духовной и гражданской миссии русской литературы

В книге В.Ю. Троицкого «Судьбы русской школы» обосновывается необходимость приоритетного изучения отечественной истории и отечественной литературы в школе. Ученый предлагает сберечь принципы фундаментальности, системности, духовно-философской ориентированности традиционной национальной школы. Современное состояние российского образования оценивается в книге как удручающее, тревожное. Ученый предлагает скорректировать мировоззренческий вектор изучения литературы в школе, используя неисчерпаемый культурный и духовный потенциал русской поэзии Х!Х в.

Ключевые слова: национальные приоритеты, школьная реформа, методология историзма, советское доктринерство, художественный вкус, нравственный такт, гуманитарно-экологическое мировоззрение.

В.Ю. Троицкий в своей книге «Судьбы русской школы» (М.: Институт русской цивилизации, 2010) отстаивает национальные приоритеты и традиции в сфере гуманитарного, прежде всего филологического образования. Автор безоговорочно отклоняет чрезмерный прагматизм, одностороннюю информационность, инструктирующую функциональность знания, последовательно внедряемые, по его мнению, в современную педагогику стратегами новейших школьных реформ. В.Ю. Троицкий предлагает удержать, сберечь принципы фундаментальности, системности, духовно-философской ориентированности традиционной национальной школы. Школа должна готовить не узко функционального производителя, а гармоническую личность, способную духовно осваивать полноту и целостность мира. При такой духовной ориентированности школы «гуманитарные дисциплины, в том числе филология, выступают как производительная сила, способная влиять на уровень, качество,

Критика и библиография

интенсивность и быстроту научно-технического прогресса и в то же время координировать его с развитием человека и жизнью природы». По мнению автора, государство должно взять на себя всю полноту ответственности за школьное образование и, безусловно, обеспечить его всенародный характер.

Размышляя о судьбах русской школы и современном образовании, В.Ю. Троицкий соотносит педагогические идеи и педагогическую практику России Х1Х-ХХ вв. с современным состоянием образования в нашей стране. Анализируя педагогические взгляды А.Н. Радищева, В.А. Жуковского, А.С. Пушкина, А.С. Хомякова, И.Ю. Ильина, автор подчеркивает принципиальное внимание этих мыслителей к духовному строительству человека образовательными средствами. Для сформированной одухотворенной личности овладение суммой знаний неизмеримо облегчается тем, что у такой личности есть критерий их отбора и оценки. В трудах русских мыслителей Х1Х-ХХ вв. мы наблюдаем, что центр тяжести их педагогических убеждений сдвинут к ценностной, аксиологической стороне просвещения, а не к утилитарным задачам. Если образование не обеспечивает полноты миросозерцания, то человек духовно слепнет и обнаруживает ущербность при решении даже прагматических задач.

В своей книге В.Ю. Троицкий постоянно подчеркивает, что фундаментальной предпосылкой духовного освоения мира является национальное самосознание. Поэтому сугубо европейские векторы, возобладавшие в российском просвещении в ХУП-ХУШ вв., представляются автору отступлением от национальной самобытности. Пренебрежение к духовной проблематике образования и воспитания усматривает В.Ю. Троицкий в опыте советской школы. Вместе с тем автор книги справедливо признает культурную преемственность советской школы с дореволюционным российским просвещением. Эта преемственность заключается в пафосе высших ценностей. Вместе с тем идеи и суждения В.Ю. Ильина из его книги «Путь духовного обновления», приведенные Троицким, помогают разобраться в тех изъянах, которые были свойственны советской школе.

Современное состояние российского образования оценивается в книге как удручающее, тревожное. Чрезмерная дифференцированность учебного плана, включение в него малозначительных дисциплин, отказ от авторитета высших ценностей в пользу сомнительного плюрализма - все это наносит непоправимый ущерб смыслу и целям подлинного просвещения молодого поколения.

В книге подвергаются критике организационные и идеологические реформы системы гуманитарного образования, предпринятые в нашей стране в 1990-е гг. Рискованные новшества перестали обеспечивать

формирование у школьников национально-государственного и гуманитарно-экологического мировоззрения. Новые подходы в преподавании литературы и истории не способствовали установлению прочных связей с соответствующими научными дисциплинами, не стимулировали интереса к общепризнанным культурным ценностям. Авторитетные исторические исследования В. Татищева, Н. Полевого, Н. Карамзина, С. Соловьева, В. Ключевского, С. Платонова были преданы забвению, поощрялись не освоение исторической истины, а индивидуалистическое оригиналь-ничание, капризные субъективистские мнения, что создавало «почву для формирования денационализированного сознания молодежи». Автор резко возражает попыткам придать школьному изучению отечественной истории второстепенную роль путем растворения ее в общемировом историческом процессе. По мнению В.Ю. Троицкого, порицания заслуживает и концентрический принцип преподавания русской литературы, при таком подходе к школьному курсу литературы не выдерживается испытанная традиционная методология историзма.

Автор указывает на социальную опасность односторонней апологии естественных прав человека при демонстративном пренебрежении к его естественным обязанностям. При кажущейся гуманности подобных взглядов они наносят ущерб социальному здоровью молодежи, ведут к деградации общественной морали.

В.Ю. Троицкого тревожит, что после советского доктринерства и безапелляционности суждений в современных пособиях начинает брать верх противоположная крайность - безответственный эссеизм, самодовлеющая занимательность, ерничество, пренебрегающие художественным вкусом и нравственным тактом. Концентрированным примером субъективизма и безответственности представлена книга «Родная речь. Уроки изящной словесности» П. Вайля и А. Гениса. Подобные книги, по справедливому мнению Троицкого, отступают от принципа научности, разрушают «иерархию духовных ценностей» и «рефлекс идеала», составляющие ядро национальной культуры.

Ученый предлагает скорректировать мировоззренческий вектор изучения литературы в школе, используя неисчерпаемый культурный и духовный потенциал русской поэзии Х1Х в. Он рекомендует расширить проблематику школьного изучения литературы, включив в нее духовнорелигиозную составляющую. Именно в этом аспекте ученый дает развернутую характеристику мировоззренческих исканий крупнейших русских поэтов: А. Кольцова, И. Никитина, А. Майкова, А.К. Толстого. Вместе с тем он не скрывает, что и в Х1Х в. полемика с духовно-нравственными доминантами русской культуры была весьма ощутима. Вдобавок эта

Филологические

науки

11 2

Критика и библиография

полемика нередко повторялась в виде внутренней борьбы самих приверженцев духовных ценностей. Процесс этой внутренней борьбы Троицкий тщательно прослеживает, анализируя идейную эволюцию А.В Кольцова и А.К. Толстого.

Поддерживая основной пафос рецензируемой книги, позволим себе указать и на некоторые спорные моменты. Ученый слишком жестко противостоит субъективному индивидуальному началу в восприятии художественного произведения. Субъективность может сводиться к произвольности (что заслуживает порицания), но субъективность означает также непосредственность восприятия (что допустимо и даже похвально, особенно в школьной аудитории). Ведь литература, кроме прочего, есть и самовыражение читателя. На наш взгляд, автор книги чрезмерно акцентирует фактор традиционности и преемственности в развитии культуры. Справедливо возражая волюнтаристским попыткам деформировать менталитет народа, ученый напрасно не допускает мысли о естественноисторической эволюции национального менталитета.

Страстная убежденность В.Ю. Троицкого в своей правоте, его гражданский темперамент и научная принципиальность, предложенная в книге программа преподавания русской литературы в школе заслуживают безусловного внимания как специалистов, так и широкой общественности.