№ 2, 2010

ИСТОРИЯ И СУДЬБА РОССИИ В ВОСПРИЯТИИ Н. М. РУБЦОВА И К. В. СМОРОДИНА

М. В. Ботадеева (Мордовский государственный университет

им. Н. П. Огарева)

Статья представляет собой опыт сравнительно-сопоставительного изучения творчества Н. Рубцова и регионального поэта К. Смородина в школе. Предлагаемый подход способствует развитию интереса школьников к современной национальной поэзии и углубляет их знания об идейной направленности выбранных для анализа стихотворений, о сходстве и различии мироощущений поэтов.

Ключевыге слова: сравнительное литературоведение; сравнительно-сопоставительный подход; анализ лирических произведений.

Актуальность сравнительного литературоведения в условиях тесного взаимодействия национальных литератур, глобализации культуры в современном мире не вызывает сомнения. Эта развивающаяся наука имеет несколько тематических разветвлений, среди которых — контактология, изучение типологических схождений, констант национальной литературы и культуры, имагология, метакомпаративистика. Еще А. Дима в книге «Принципы сравнительного литературоведения» отметил основные направления сравнительно-сопоставительного анализа произведений: темы, идеи, чувства, образы, стили, жанры и виды [1]. Специфику сравнительного литературоведения он видел в изучении прямых связей между литературами, типологических схождений, специфических черт национальных литератур.

Каждый оригинальный писатель посредством своего творчества передает знания культурных традиций и обычаев родного народа читателям всего мира. Чтобы понять, в чем состоит гениальность писателя, нужно изучить его в контексте связей и влияний других национальных литератур, что является предметом их сравнительного изучения.

Сопоставление в школьной практике — прием, который способствует более глубокому постижению художественных произведений, приучает учащихся к вдумчивому чтению, развивает наблюдательность, внимание к слову и в конечном счете приобщает к исследовательской деятельности. Именно поэтому сравнительно-сопоставительный подход к анализу лирических произведений, осо-

бенно в старших классах, является наиболее продуктивным.

В целях развития интереса школьников к современной поэзии целесообразно привлекать для сопоставления произведения известных им писателей-земля-ков, в нашем случае — поэтов Республики Мордовия. Например, при изучении творчества Н. Рубцова для сравнительно-сопоставительного анализа можно предложить стихи известного регионального поэта К. Смородина, главного редактора молодежного литературно-художественного журнала «Странник», автора семи книг, многочисленных публикаций в сборниках, альманахах, журналах и др.

Стихотворения Н. Рубцова «Видения на холме» и К. Смородина «Поле голое...» во многом близки в тематическом и жанрово-стилевом плане. Их сопоставление позволит старшеклассникам увидеть поэтические традиции, прочувствовать характер мироощущений поэтов, прийти к выводу о неповторимости их творчества, специфике отображения мыслей и переживаний.

Анализ стихотворений целесообразно начать с определения пафоса, или характера переживаний лирических героев, поскольку эта работа позволит в определенной мере выявить уровень эмоционального восприятия произведений школьниками. Ответы учащихся на вопросы о том, какое впечатление произвели на них стихи, о чем заставили задуматься, какие образы возникли в их представлении в процессе чтения, будут способствовать определению учителем характера читательского восприятия и путей дальнейшего анализа.

© Ботадеева М. В., 2010

€?^^мштшшъ ИНТЕГРАЦИЯ

Н. Рубцов «Видения на холме»

Взбегу на холм и упаду

в траву.

И древностью повеет вдруг из дола!

Засвищут стрелы, будто наяву,

Блеснет в глаза кривым ножом монгола! Пустынный свет на звездных берегах И вереницы птиц твоих, Россия,

Затмит на миг в крови и в жемчугах Тупой башмак скуластого Батыя...

Россия, Русь —

Куда я ни взгляну!

За все твои страдания и битвы Люблю твою, Россия, старину,

Твои леса, погосты и молитвы,

Люблю твои избушки и цветы,

И небеса, горящие от зноя,

И шепот ив у омутной воды,

Люблю навек, до вечного покоя...

Россия, Русь! Храни себя, храни!

Смотри, опять в леса твои и долы Со всех сторон нагрянули они,

Иных времен татары и монголы,

Они несут на флагах черный крест,

Они крестами небо закрестили,

И не леса мне видятся окрест,

А лес крестов в окрестностях России.

Кресты, кресты...

Я больше не могу!

Я резко отниму от глаз ладони И вдруг увижу: смирно на лугу Траву жуют стреноженные кони.

Заржут они — и где-то у осин Подхватит эхо медленное ржанье,

И надо мной — бессмертных звезд Руси, Спокойных звезд безбрежное мерцанье... [2, с. 39].

Не менее важным представляется установление жанровой разновидности анализируемых произведений. Учащиеся высказывают предположения о том, что стихотворение Н. Рубцова — лирико-исторический экскурс, или баллада. В подтверждение своей правоты они приводят довод, что судьба России для лирического героя — личная судьба. Он чувствует свою причастность к ее истории, национальной культуре: «Взбегу на холм // и упаду // в траву. //

К. Смородин «Поле голое...»

Поле голое.

Ветла.

Кружит коршун — сыт!

Ветра пыльная метла Землю ворошит.

Эх ты, шашка казака —

Острая дуга!

Смерти цепкая рука,

Хваткая рука!

Небо —

черное от туч,

Поле от врага!

У речных

сыпучих круч Жизнь не дорога!

Скоро бой.

Горит закат.

Солнца лик слепой.

И гудит вдали набат Над тобой!

Эх ты, шашка казака —

Острая дуга!

Смерти хваткая рука,

Цепкая рука!

Поражений и побед Дымная струя!

Кто тут — прадед или дед?

Мой отец ли, я?

С кем заутро новый бой?

Кто придет назад?

Бьет над далью вековой Яростный набат!

День обычный на дворе.

Кружит коршун — сыт.

Дремлет шашка на ковре И во сне дрожит!.. [3, с. 7].

И древностью повеет вдруг из дола! / / Засвищут стрелыг, будто наяву, // Блеснет в глаза кривыгм ножом монгола!». Природа духовно близка ему, выступает как предмет личностного отношения к Родине. При этом Н. Рубцов использует рефрены (люблю, твои), градации (старину, леса, погосты и молитвы, избушки и цветыг, и небеса, шепот ив), народную символическую образность (ассоциативные пары: леса — долыг («Смотри, опять в леса

№ 2,

твои и долы...»)) и другие средства образности. Элементы баллады обнаруживаются в присутствии загадочности, «перенесении» героя из настоящего в прошлое, в интенсивности внутренней динамики (быстрая смена событий, повышенная функция глаголов), драматизме, экспрессии (лексические повторы, внутренние созвучия, многоточия, обращения), в лирическом начале произведения.

Стихотворение К. Смородина по своему жанру сходно с исторической песней: в центре — описание драматических общенародных событий; есть зачин и концовка, которые представляют собой описание природы; рефрен напоминает песенный припев («Эх ты1, шашка казака — // Острая дуга! // Смерти хваткая рука, // Цепкая рука!»); имеется постпозитивное употребление эпитетов (поле голое, лик слепой, над далью вековой) и народная символика (шашка казака — острая дуга, смерти цепкая рука, сыгпучих круч, лик слепой, над далью вековой); наличествует параллелизм в описании картин природы и человеческой жизни.

От разговора о жанровых особенностях произведений следует плавно перейти к осмыслению тематики. Учащиеся должны понять, какие исторические события затрагивают авторы в стихотворениях и почему они так их интересуют. Н. Рубцов обращается к проблеме татаро-монгольского нашествия («Затмит на миг в крови и в жемчугах // Тупой башмак скуластого Ба-тыгя...») и Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. («Иных времен тата-рыг и монголы, // Они несут на флагах черныш крест, // Они крестами небо закрестили...»), выражает отношение к событиям, которые навсегда остались в сердцах русских людей. К. Смородин говорит об исторических событиях прошлого, настоящего и будущего в целом, подразумевая, что люди не откажутся от страшных войн. Отсюда наличие риторических вопросов: «С кем заутро но-выгй бой? // Кто придет назад?». Поэтому и «Дремлет шашка на ковре // И во сне дрожит!..».

2010 1%

В процессе обсуждения проблемы подводим школьников к выводу о том, что анализируемые стихотворения объединяют тема судьбы России и исторический мотив битвы.

Следующий шаг в анализе — осмысление образов лирических героев. Герой Н. Рубцова отличается обостренно личным восприятием действительности. Лирический герой К. Смородина также чувствует причастность к историческим событиям России: здесь его родина, здесь жили его предки и живет он сам («Кто тут — прадед или дед? // Мой отец ли, я?»).

Далее можно обратиться к характеристике пространственно-временной организации произведений. Учащиеся обращают внимание на то, что в произведениях сходный пейзаж: поле, река, деревья (осины — ветла), животные (кони — коршун). Отличаются они временем года: в стихотворении «Поле голое...» рисуется осенний день, голое поле, дует ветер, небо, черное от туч; в «Видениях на холме» — летняя ночь, звездное небо. Целесообразно заставить школьников задуматься над тем, какую роль в стихотворении играет сквозной для лирики Н. Рубцова образ звезд, звездного неба. Отвечая на вопрос, они вспоминают, что данный образ встречается во многих произведениях поэта, например, в «Осенних этюдах» (звезда — символ гармонии мира), «Звезде полей» (вся земля, все человечество), в «Старой дороге» (символ вечности, Вселенной). В анализируемом стихотворении звезды олицетворяют собой Русь: «И надо мной — бессмертныгх звезд Руси, // Спокойныгх звезд безбрежное мерцанье...»).

Обсуждение других образных рядов стихотворений (деревня, лес, кони, стрелы, нож, кровь, молитвы, флаг, старина, битва) приводит к выводу о том, что у Н. Рубцова символизация выходит на новый, более высокий, уровень, где Родина предстает в трех основных значениях: 1) сон, подразумевающий запустение, застой («Засвищут стрелы , будто наяву...», «Пустыгнныгй свет на звезд-

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

ныгх берегах...», «И шепот ив у омут-ной воды.»); 2) покой, умиротворение, к которому приходит и с чем связывает свою судьбу лирический герой («И вдруг увижу: смирно на лугу...», «Подхватит эхо медленное ржанье...», «Спокойныгх звезд безбрежное мерцанье...»); 3) святыня, неповторимая и вечная («Люблю твою, Россия, старину, // Твои леса, погостыг и молитвыг», «И надо мной — бессмертны х звезд Руси, // Спокойны х звезд безбрежное мерцанье...»), о сохранении («Храни себя, храни!») и возрождении которой мечтает поэт, связывающий это возрождение с понятием свободы, воплощенной им в символах коня, просторного поля, эха («И вдруг увижу: смирно на лугу // Траву жуют стре-ноженныге кони. // Заржут они — и где-то у осин // Подхватит эхо медленное ржанье...»). В стихотворении К. Смородина образы природы также символичны (осень — увядание природы: голое поле, ветла, небо в черных тучах, речные кручи.), однако у него ярче проявляется военная символика (коршун — падальщик, вестник смерти; шашка, враг, набат).

Выполнение школьниками задания, связанного с определением функции средств цветовой и звуковой выразительности в стихотворении, способствует пониманию того, что в основе звуковых образов поэзии Н. Рубцова и К. Смородина — олицетворение, единство звуков природы и человеческой речи.

Обилие эпитетов в стихотворении Н. Рубцова добавляет таинственности «видениям на холме» и увеличивает контрастность возвращения лирического героя в настоящее. В стихотворении К. Смородина эпитеты — метафорические, отражающие и звук, и цвет, и запах, и даже движение.

Цветовые образы в стихотворениях примыкают к народной символике. Так, белый цвет символизирует чистоту, черный — печаль, смерть («Небо — черное от туч, // Поле от врага!»; «Они несут на флагах черный крест, // Они крестами небо закрестили...»); красный — любовь и красоту; зеленый — молодость; синий, голубой — чистоту и

святость. Более точной передаче чувств и мыслей поэтов способствует также звукопись, наличие аллитераций и ассонансов: у К. Смородина аллитерации — [ш], [т], [л]; [б], [р], [д], [ж], [с], ассонансы — [у], [о], [е]; у Н. Рубцова — [т], [кр], [ж], [с]. Вместе с тем в стихотворениях, особенно у Н. Рубцова, много глаголов, передающих движение, действие («Взбегу на холм // и упаду // в траву. // И древностью повеет вдруг из дола! // Засвищут стрелыг, будто наяву, // Блеснет в глаза кривым ножом монгола!»; «Со всех сторон нагрянули они, // Иныгх времен татарыг и монго-лыг, // Они несут на флагах черныш крест, // Они крестами небо закрестили...»; «Я резко отниму от глаз ладони // И вдруг увижу: смирно на лугу // Траву жуют стреноженныге кони. // Заржут они — и где-то у осин // Подхватит эхо медленное ржанье...»).

Рассмотрение композиции стихотворений позволит школьникам определить разновидность внешней и внутренней архитектоники, установить связь авторской идеи с характером построения текстов. Внешне форма произведений различна: «Поле голое.» написано катренами, «Видения на холме» — октавами и нонами. Но внутренняя композиция произведений одинакова: в этих «видениях» соотносятся современность и история, миг и вечность, расширяются художественное пространство и время, что достигается словесными повторами, эмоциональными обращениями, делением строк, риторическими вопросами и восклицаниями, многоточиями. Стихотворения начинаются с описания деревенского пейзажа, центральная часть содержит исторический экскурс, финал возвращает читателя в настоящее, и даже отсылает в будущее (многоточия в конце).

Еще одно методически важное задание касается определения размера стихотворений. Н. Рубцов использовал пятистопный ямб — отсюда плавность и повествовательность. Стихотворение К. Смородина написано четырехстопным хореем с пиррихием. Стих более эмоционален и краток по звучанию. Учащиеся должны понять, что размер сти-

№ 2,

хотворений находится в прямой зависимости от целевых установок авторов.

Продолжая разговор о структуре стихотворений, следует остановиться на их ритмико-синтаксическом рисунке. Эмоциональными вершинами в лирике Н. Рубцова стали заклинания и обращения к Родине, к России, что является также приметой народной лирики: «Россия, Русь — // Куда я ни взгляну! // За все твои страдания и битвы // Люблю твою, Россия, старину...»; «Россия, Русь! Храни себя, храни!». Особенность структуры произведения — параллельное построение строф: восклицание — в начале, многоточие — в конце каждой строфы. В тексте К. Смородина много риторических вопросов и восклицаний, тире. Встречается многоточие, что наводит на размышления. Рифма в обоих случаях перекрестная, бедная; мужская — у К. Смородина, мужская в сочетании с женской — у Н. Рубцова. В том и другом произведении присутствует ступенчатое деление фразы (у Н. Рубцова в первой строфе, у Смородина в первой, третьей и четвертой строфах), что ведет к дополнительной внутренней рифмовке.

Еще одна важная ступень анализа — выявление роли рефренов, т. е. повторов строк и строф в произведениях. Н. Рубцов ввел в третьей строфе еще одну зарифмованную строку для выражения эмоционального нагнетания, усиления черных красок. К. Смородин включил две практически одинаковые строфы. В этих строфах лишь переставлены местами эпитеты: в первом — вечная смерть своей хваткой рукой уносила с собой жизни воинов («Смерти цепкая рука, // Хваткая рука!»); во втором — эта же ненасытная смерть костяной рукой все тянется к жизням людей («Смерти хваткая рука, // Цепкая рука!»). Отсюда и вопрос в следующей строфе: «Кто тут — прадед или дед? // Мой отец ли, я?».

Следует обратить особое внимание учащихся на заключительные строки стихотворений. Картины «поражений и побед», возникшие как наяву, уступают

2010 1%

в финале стихотворения К. Смородина место реальности: «День обыгчныгй на дворе...». Однако героя не покидает чувство тревоги за дальнейшую судьбу России. У Н. Рубцова в последних строках незримо присутствует слово «вечность», утверждается вера в Россию, в ее светлое будущее: «И надо мной — бессмертны х звезд Руси // Спокойны х звезд безбрежное мерцанье.».

В результате наблюдений над поэтическими текстами углубляется представление учащихся об идейной направленности стихотворений, о сходстве и различии мироощущений поэтов. Учащиеся отмечают сходство темы и мотива, цветовых обозначений, звуковых ассоциаций, синтаксических конструкций. Ощутимое различие школьники усматривают в том, что Н. Рубцов рисует насыщенные деталями пейзажи, а К. Смородин метафорическими смыслами создает ассоциативный живописный образ.

Продолжением работы над сопоставительным анализом стихотворений, рассмотренных на уроке, может быть домашнее задание: выписать в таблицу и сравнить тропы, использованные авторами для создания художественных образов в стихотворениях «Поле голое.» и «Видения на холме». Это послужит закреплению знаний, полученных в ходе урока, и обобщит сведения о творческих связях Н. Рубцова и К. Смородина.

Таким образом, теснейшая связь сравнительного литературоведения и методики преподавания литературы в школе очевидна: предпринимаемый сравнительно-сопоставительный анализ лирических произведений призван выявить сходное и особенное, самобытное, в каждой из национальных литератур.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Дима, А. Принципы сравнительного литературоведения / А. Дима ; пер. с рум. и ком. М. В. Фридмана ; [предисл. В. И. Кулешова]. — М. : Прогресс, 1977. — 212 с.

2. Рубцов, Н. М. Избранное / Н. М. Рубцов. — М. : Худож. лит., 1982. — 319 с.

3. Смородин, К. В. Воскресший день : стихотворения / К. В. Смородин. — Саранск : Мордов. кн. изд-во, 1988. — 88 с.

Поступила 03.03.10.