№ 3, 2012

УДК 821.511.152-43,, 1941/1945“

ИНТЕГРАТИВНЫЕ СВОЙСТВА ОЧЕРКОВЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ПИСАТЕЛЕЙ МОРДОВИИ ПЕРИОДА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Е. В. Гузанова (Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева)

Анализируется функциональный смысл жанра очерка как интегративной, дуалистичной формы писательской деятельности, синтезирующей в себе публицистическое и беллетристическое начала. Комментируются наиболее значительные очерковые произведения писателей Мордовии периода Великой Отечественной войны.

Ключевыге слова: военный очерк; синтезированный жанр; публицисты Мордовии.

Мордовская литература периода Великой Отечественной войны всегда привлекала к себе внимание как русских, так и мордовских исследователей прозы. Социально-историческая память российского народа о павших на полях великих сражений не давала иссякнуть потоку различных форм литературных произведений: рассказов, повестей, романов, статей, очерков. Литературное творчество всегда было зеркалом происходящего в реальной действительности. Поэтому творческий период 1941—1945 гг. в художественной литературе, в публицистике Мордовии, характеризовался огромным количеством работ, в которых затрагивались насущные вопросы и проблемы, вставшие перед народом.

Нельзя переоценить тот вклад, который внесли в победу над фашизмом писатели Мордовии. Многие из них еще в самом начале войны изъявили желание биться с врагом не только в тылу, посредством собственных литературно-публицистических пропагандистских выступлений, но и непосредственно на линии огня. Так, добровольцами ушли на фронт мордовские прозаики и поэты И. Антонов, П. Бажаев, С. Вечканов, И. Воронин и многие другие.

В военные годы литераторы Мордовии отдавали себе отчет в том, что от их творчества многое зависит, поскольку писательская деятельность, как никакая другая, поднимает дух народа, движет умами и мыслями солдат. Позитивные примеры самопожертвования, героизма, самоотдачи, отраженные в во-

енных изданиях, способствовали формированию воинского духа, героических личностных качеств солдат и офицеров Советской Армии. В Положении «О работе военных корреспондентов на фронте», утвержденном Управлением пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) и Главным политуправлением Красной Армии в 1942 г., подчеркивалось: «Главной задачей военных корреспондентов является показ людей фронта — бойцов и командиров Красной Армии, хорошо владеющих военной техникой и тактикой ведения боя, их инициативы, военной сметки и хитрости в борьбе с врагом, их ненависти к немецко-фашистским захватчикам, стойкости, самоотверженности и дисциплины в выполнении приказов командования» [1]. Данный документ послужил импульсом для творческого переосмысления деятельности многих писателей, которые, столкнувшись с новой для себя ролью военных корреспондентов, искали такие художественные формы выражения, которые соответствовали бы требованиям труднейшего времени. Новые формы отражения реальности предполагали прежде всего оперативность, доходчивость, образность, аналитичность; пропаганду и агитацию примеров самопожертвования советских солдат, работников тыла. Эти функциональные требования и выдвинули очерк на передний план писательского творчества военного периода.

Необходимо отметить, что любой жанр — литературный либо публицистический — как «веление времени» всегда

© Гузанова Е. В., 2012

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

активно реагирует на события, происходящие в определенный исторический промежуток времени. Реальная действительность, бесспорно, накладывает свой отпечаток не только на литературный процесс в целом, но и на формы его выражения, т. е. на жанры, которые органично впитывают в себя то специфическое, наиболее важное, что соответствует конкретному историческому моменту. Писатели и публицисты Мордовии прекрасно понимали свои творческие задачи, сознавая, что в тяжелое для всего советского народа время испытаний наиболее действенной будет являться оперативная, злободневная форма отражения проблем и тем действительности. Данной актуальной формой, способной пробудить героическое начало всего советского народа и каждой личности в отдельности, и явился очерк.

Тематическое своеобразие очерка рассматриваемого периода как жанровой формы заключалось в его дуалистично-сти: с одной стороны, в нем всегда присутствовало положительное начало, поскольку в центре очерковых произведений были лучшие фронтовики, люди, служившие образцом для подражания многим солдатам; с другой — наряду с позитивным героическим отражением в очерке звучали нотки трагического (негативного) — показ всенародной беды, людской горечи и потерь, жестокости и несправедливости.

Специфической особенностью структуры жанра того времени можно считать наличие в очерках элементов жанровой маргинальности. Очерк как синтезированная форма, состоящая из многочисленных фрагментов различных жанров, интегрировался, в нем протекали трансформационные процессы, в результате которых сокращалась дистанция между художественной литературой и реальной действительностью, читателем и персонажами произведения, авторами и аудиторией. В результате очерк рекомбинировался в своеобразную симбиозную форму, характеризующуюся как документальностью, так и художественностью. Данное явление было вызвано рядом причин. Во-первых, соблюдая тре-

бования военной цензуры, очеркисты были вынуждены менять наименования воинских частей, названия административно-территориальных пунктов, различных географических точек, имен и фамилий. Во-вторых, писатели старались, чтобы их произведения, основанные на документальных фактах, были доступны любому читателю, а это становилось возможным лишь при использовании «новой» творческой модели жанровой формы, впитавшей в себя художественные приемы литературы.

Данный интегративный жанрообразовательный процесс сыграл весьма положительную роль как в развитии литературы в целом, так и очерка в частности. Совершенно справедливы по этому поводу высказывания известного мордовского литературоведа Н. И. Черапкина, который подчеркивал, что «война пробудила интерес к художественному осмыслению материала об исторических событиях, о братстве и дружбе, о подвигах и моральном величии советских людей, об их гуманистической миссии, интернациональном долге. С уверенностью можно сказать, что напряженное военное время вдохнуло в литературу новые силы, обогатило и закалило ее качественно и идейно» [2, с. 89].

Функциональная, содержательносмысловая характеристика военных очерков мордовских писателей была подчинена одной цели — поднять дух советского народа в борьбе с фашистскими захватчиками. «Художественное осмысление» военной «идейной литературы» нашло свое воплощение прежде всего в портретном очерке. Портреты героев «слагаются» с помощью соответствующих стилистико-изобразительных средств из описания типичных деталей их внешности, особенностей речи, жестов, субъективного отношения автора. Портрет неразрывно связан с характером и поступками. Прозаики не ограничиваются описанием внешности своих респондентов, изображая их в столкновениях, драматических конфликтах, в действиях. Другими словами, обязательным условием данного жанра служит донесение нужной информации до созна-

№ 3, 2012

ния читателей через изображение обстоятельств, причин, порождающих идею произведения, через отражение характеров его героев. Портретный очерк, портретная зарисовка, — пожалуй, наиболее яркое проявление жизнеутверждающего начала творчества мордовских писателей периода Великой Отечественной войны.

Темы и проблемы, поднимаемые писателями в очерке как в синтезированном жанре, сводились в основном к отображению мужества и героизма советских воинов, описанию высокого боевого духа бойцов Красной Армии, четкости действий командиров. В произведениях В. Н. Радаева «Азаргадось кискан-тень — кулома» («Озверевшей собаке — смерть»), И. Баранова «Алкуксонь патриот» («Настоящие патриоты»), И. Пяткина «Патриотнэнь тевест» («Дела патриотов»), А. Мартынова «Патриоткат» («Патриотки»), написанных в самом начале войны, на фоне суровых испытаний высвечиваются характеры героев, которые, не задумываясь, готовы отдать свои жизни за победу над врагом, которые своими делами и подвигами ускоряют тот день, когда советский народ сбросит фашистское иго.

Огромный научно-исследовательский интерес представляют газетные очерки военных лет известного писателя И. Воронина. В его зарисовках проявились все типические черты военных произведений тех лет. В цикл «Фронтовые записи» (так позже он назвал свои портретные очерки) вошли произведения «Подвиг сержанта», «Победившие смерть», «Шестидесятилетний боец и его семья», «Карикатуры», «Знакомая походка», «Минеры-железнодорожники», «Командир-суворовец», «Высокий класс боевой работы» и др.

Описывая жизнь рядовых солдат, сержантов и офицеров, И. Воронин подчеркивает: героями не рождаются, ими становятся. Будучи лично знаком со своими персонажами, общаясь с ними в блиндажах и на военных дорогах, очеркист использует для описания мельчайшие детали, мимолетные наблюдения, которые дополняют типические образы, их «ярость мести и жизнелюбие». В его не-

больших по объему, но масштабных по темам и проблемам портретных очерках и зарисовках отражены фрагменты жизни неприметных, на первый взгляд, людей. Однако вчитываясь в произведения, легко увидеть в заданных портретных характеристиках обобщающий образ всего советского народа, который миролюбив до тех пор, пока его Родина вне опасности, но когда нависает угроза жизни для страны, народ становится непримирим к врагу, в нем просыпаются дух патриотизма, любовь к родной земле, ненависть к врагу.

Одними из наиболее ярких и запоминающихся произведений являются очерки, зарисовочные портретные эскизы военного времени П. Гайни «Внезапность и решительность», «Связистка», «Два поиска», «В минуту крайности», «Любимец бойцов» и многие другие. В каждом из них писатель, публицист разворачивает перед читателем многосторонние картины действительности, на фоне которых живут, трудятся, участвуют в военных действиях главные персонажи. Среди них — Муртазам Вильданов («Внезапность и решительность»), которого автор определяет как простого человека, офицера Советской Армии. Необходимо отметить, что в те суровые времена журналисты строго придерживались идеологических установок партии и правительства. Именно данные установки предопределяли методику описания портрета, в которой главное место, помимо краткой биографической, занимала служебная характеристика. «Безупречен», «скромен», «спокоен» — именно такие качества доминировали в очерковых персонажах. Схематизм и поверхностные информационные сведения объяснялись причинами организационного характера, и в частности, постоянной передислокацией частей, отступлением в начале войны, оперативными методами сбора первичной информации в суровых условиях.

В портретном очерке «Связистка» П. Гайни акцентирует внимание на той роли, которую сыграли в деле приближения победы женщины: санитарки, врачи, связистки, рядовые, работницы тыла. В «Связистке» все факты и события про-

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

ходят сквозь призму восприятия героини, что придает очерку максимум достоверности и наглядности. Это произведение — не просто зарисовочный портрет, в нем отразилась главная, масштабная идея произведения — враг не сможет победить такой народ, таких людей, которые все перипетии собственной жизни связывают с одной целью — победить врага, внезапно напавшего на Родину.

Огромное количество замечательных портретных характеристик фронтовиков находим в очерковом творчестве В. Ра-дина-Аловского. Писатель и публицист создает целую галерею творческих работ, в которых реалистическое отображение действительности сопряжено с описанием позитивных образов. Умело используя домысел, автор показывает человеческий характер, проявляющийся на фоне конкретных ситуаций, деталей обстановки, атмосферы события. Эпизоды из повседневной жизни рядовых войны были близки и понятны читателям — фронтовикам, работникам тыла, так как очеркист своими произведениями подчеркивал: героем может стать каждый, обладающий решительностью, отвагой.

Отдельной вехой в развитии портретного очерка военного периода по праву можно считать очерковое творчество талантливого писателя, журналиста И. Антонова. Это один из немногих мордовских прозаиков, принимавших непосредственное участие в боях, причем не только на территории Советского Союза, но и за ее пределами: в Венгрии, Австрии, Румынии, Чехословакии. Одновременно он прошел путь от рядового пехоты до ответственного секретаря редакции газеты 141-й стрелковой дивизии 60-й армии «Родина зовет». Анализируя творчество И. Антонова, необходимо подчеркнуть, что он писал своих героев «с натуры», поскольку воевал с ними бок о бок, в краткие периоды затишья слушал их неспешные рассказы, был свидетелем любопытных случаев с фронтовиками. Данное обстоятельство предопределило своеобразие очерковой манеры писателя. Портретные произведе-

ния не только достоверны — они наглядны, оперативны, актуальны; автор не ограничивается констативным описанием; публицистичность текста органично вплетается в художественную манеру изложения. Яркость, иллюстративность, документальность, эмоциональность, выразительность, правдоподобность и достоверность и в то же время скрупулезность, лиризм и драматизм — вот неполный перечень средств из творческого арсенала мастера слова.

Важную страницу в историю становления и развития военного очерка вписал мордовский прозаик, участник Великой Отечественной войны, дошедший в составе танкового взвода до Берлина в звании младшего лейтенанта, М. Сайгин. Герои М. Сайгина, воплощенные в очерках «Лицом к лицу», «В танке врага», «Тигрань эшелон» («Эшелон тигров»), — простые солдаты, выполняющие свой священный долг перед Родиной. М. Сайгин создает «живые» художественные образы, отточенные документальностью. Очеркист не довольствуется воспроизведением внешних проявлений и действий персонажей: глубокая аналитичность, которая органично сочетается с художественными приемами, обращение к внутреннему миру героев, выявление побудительных причин героических поступков, применение пейзажных зарисовок, усиливающих сюжетную линию, внутренние монологи героя, психологизация собранного материала — все это свидетельствует о творческой зрелости автора, о понимании тех целей и задач, которые раскрываются в произведении. По-видимому, фронтовые очерки предопределили творческий рост журналиста, впоследствии ставшего известным романистом, создавшим в начале 1980-х гг. первую на мордовском-мокша языке известную трилогию «Давол» («Ураган»), «Кржа ункст» («Глубокие корни»), «Лямбе кожф» («Теплый ветер»).

Таким образом, военный очерк — важнейшая веха в становлении очеркового жанра в мордовской журналистике. Следует отметить, что его актуальность была предопределена самой исторической обстановкой. Очерк как интегратив-

№ 3, 2012

ная форма, включающая в себя синкретические фрагменты различных жанров (как литературно-художественных, так и публицистических), способствовал реалистическому отражению конкретного исторического периода. Многофункциональность и сложность очерковой структуры выдвинули его на «передний фронт» творчества мордовских писателей. Именно в этом жанре писатели получили возможность акцентировать внимание на героических образах; сопряженность художественного и публицистического

начал обеспечивали необходимую доступность текстов для читателя, что также является одним из факторов злободневности военного очерка.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Положение «О работе военных корреспондентов на фронте» : утв. Управлением пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) и Главным политуправлением Красной Армии в 1942 г. // ЦАМО. Ф. 32. Оп. 795436. Д. 6. Л. 106—109.

2. Черапкин, Н. И. В братском содружестве / Н. И. Черапкин. — Саранск : Морд. кн. изд-во, 1969. — 384 с.

Поступила 04.04.12.

УДК 373.3:94(470.345)

РАЗВИТИЕ ШКОЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ, ЛИКВИДАЦИЯ НЕГРАМОТНОСТИ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ВСЕОБЩЕГО НАЧАЛЬНОГО ОБУЧЕНИЯ В МОРДОВИИ В 1920-е гг.

А. В. Ломшин (Научно-исследовательский институт гуманитарных наук при Правительстве РМ)

Анализируется состояние образования в мордовском крае в годы Гражданской войны и установления советской власти, рассматриваются основные направления работы по ликвидации неграмотности населения.

Ключевыге слова: школа; грамотность; учебные заведения; национальное меньшинство; национальная

школа; ликвидация неграмотности.

Первоочередными задачами культурного строительства в мордовском крае в послереволюционные и первые годы советской власти были ликвидация неграмотности, подъем общеобразовательного уровня населения, всемерное развитие школьного, среднего специального и высшего образования. С установлением советской власти одновременно решались вопросы строительства новой школы, обучения всех детей школьного возраста и ликвидации неграмотности среди взрослого населения.

Гражданская война и послевоенная разруха несколько нарушили планы культурного строительства в крае. Поскольку у него не было своей автономии, вопрос о развитии национальной школы решался медленно. Мордва еще долго отставала по уровню грамотности от русского населения. Так, в Пензенской гу-

бернии в 1897 г. у русского населения грамотность составляла 24,6, в 1920 —

37.4 %, у мордвы — соответственно 19,1 и 22,4 %. Женщины были менее грамотны: среди русскоязычного населения грамотных женщин в те же годы было 6,2 и 18,0 %, среди мордвы — 1,5 и 3,6 %. Показатели общей грамотности у русскоязычного населения были 13,9 и 26,6 %, у мордвы— 6,6 и 12,1 %. С 1897 по 1920 г. русское население повысило свою грамотность на 12,7, а мордовское — на

11.5 %; русская женщина — на 11,8, женщина-мордовка — на 2,1 % соответственно [5, с. 97].

Малограмотность мордовского народа, особенно женской его половины, может быть объяснена, во-первых, низкой культурой народа, являвшейся результатом многовековой политики правительства царской России относительно «ино© Ломшин А. В., 2012