ИЗВЕСТИЯ

ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ № 23 2011

IZVESTIA

PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO HUMANITIES № 23 2011

УДК 81'367.622

типы ПОЛИСЕМИИ в СТРУКТУРЕ ЛЕКСИЧЕСКИХ ЗНАЧЕНИЙ ДЕВЕРБАТИВОВ

С СУФФИКСОМ -К(А)

© Г. К. КАСИМОВА

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского, кафедра русского языка и методики его преподавания e-mail: zuhra_kasimova@mail.ru

Касимова Г. К. - Типы полисемии в структуре лексических значений девербативов с суффиксом -к(а) // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. 2011. № 23. С. 163-168. - В статье рассматриваются типы полисемии, характерные для обширного массива имен действия (nomina actionis) с суффиксом -к(а). Устанавливаются источники многозначности, закономерности формирования предметных номинаций в смысловой структуре девербативов. Ключевые слова: девербатив, семантическая деривация, синтаксическая деривация, лексическая деривация, транспозиционное значение, мутационное значение.

Kasimova G. K. - Types of polysemy in semantic structure of deverbal nouns with the suffix -k(a) // Izv. Penz. gos. pedagog. univ. im.i V. G. Belinskogo. 2011. № 23. P. 163-168. - The article describes the types of polysemy specific for a wide range of deverbal nouns (nomina actionis) with the suffix -k(a). The author determines the sources of polysemy andthe principles of forming object nominations in deverbals’ semantic structure.

Key words: deverbal nouns, semantic derivation, syntactic derivation, lexical derivation, transpositional meaning, mutational meaning.

В лингвистике существует огромное количество работ по полисемии, в которых рассматриваются различные аспекты проблемы многозначности слов. В частности, учеными исследуются источники полисемии у слов различных частей речи, рассматривается взаимосвязь многозначности и поликоррелятивности у мотивированных слов, выявляется соотношение семантики мотиватов, изучается многозначность аффиксальных морфем и т. д. (см. работы Ю. Д. Апресяна, О. И. Блиновой, Е. Л. Гинзбурга, О. П. Ермаковой, А. А. Зализняк, Е. С. Кубряковой, Г. И. Кустовой, Е. В. Падучевой, И. С. Улуханова, И. А. Ширшова, Д. Н. Шмелева и мн. др.).

Объектом нашего внимания являются мотивированные многозначные отглагольные существительные с формантом -к(а), каждое из которых представляет иерархически организованную целостность. Исследование осуществлено на материале существительных, извлеченных из Словаря русского языка под ред. А. П. Евгеньевой [4].

Обширный массив девербативов на -к(а) в современном русском языке распределяется по двум словообразовательным типам, словообразовательными значениями которых соответственно являются: 1) предмет, характеризующийся действием, названным мотивирующим глаголом (носитель процессуального признака), 2) значение процессуального признака (действия,

состояния), совмещенного со значением предметности (опредмеченное действие). Имена существительные первого словообразовательного типа являются лексическими дериватами, т. е. словами с новым лексическим (мутационным) значением. В процессе деривации участвуют основа мотивирующего глагола, словообразовательный формант, при этом у мотивированной единицы могут появляться дополнительные семантические компоненты [5].

Предметом нашего рассмотрения являются существительные, относящиеся ко второму словообразовательному типу. Исследуемый многочисленный массив девербативов в соответствии с выражаемыми ими значениями можно разбить на несколько групп. В первую войдут имена действия с транспозиционным значением, сохраняющие в своей семантике значения мотивирующих глаголов в полном или частичном объеме. В семантике девербатива при этом совмещаются общекатегориальные значения двух частей речи, принимающих участие в процессе деривации: процесса и предметности: намывка, обкатка, отгрузка, отправка, очистка, перебивка, перебелка, переборка, переброска, перевозка, перекалка, переоценка, перепечатка, переплавка, перестройка, погрузка, подводка, подвозка, подмазка, подмотка, подработка, подстройка, подрубка, подсадка, подцепка, пригонка, пробежка, проверка, проработка, разгрузка, размежевка, расшифровка, сгонка,

трактовка, тряска, уборка, утайка, фильтровка, формировка, чистка и мн. др. Перед нами синтаксические дериваты, включающие в свою семантику исходное денотативное значение мотивирующих глаголов.

В другую группу войдут девербативы, в структуре которых, помимо чисто процессуального значения, обнаруживаются вторичные предметные номинации, свидетельствующие о совмещении в семантике nomina actionis транспозиционного и мутационного значений. В свою очередь, данную группу девербативов с точки зрения количества значений, содержащихся в смысловой структуре, можно разбить на две подгруппы. В первую войдут двузначные имена действия, во вторую -nomina actionis, содержащие в своей структуре три и более номинации, которые по-разному концентрируются вокруг основного, процессуального, значения.

Значения многозначного слова объединяются в семантическое единство благодаря определенным отношениям, которые существуют между ними на основе общих семантических ассоциаций (метафора, метонимия, функциональная общность). Будучи позиционно обусловленными, значения многозначного слова не выступают независимо одно от другого. Сферы их действия могут перекрещиваться, но они в принципе не могут противоречить друг другу [7].

Актуальными предстают в связи с этим вопросы: что способствует формированию полисемии, каковы ее механизмы, как соотносятся между собой первичные и вторичные значения отглагольных существительных; какие вторичные значения являются результатом лексической деривации, а какие - семантической; какими типами полисемии объединяются значения девербативов.

Полисемия девербативов как комплексное структурное образование номинативных значений обусловлена, в первую очередь, семантикой мотивирующего глагола, а также пропозициональной структурой («семантическим образцом ситуации»), центральное место в которой занимает глагольный предикат. Он указывает на определенный тип отношений на множестве объектов: определяет характер этих отношений, количество их членов и их роли.

обязательные участники ситуации, определяемой некоторым предикатом, называются аргументами этого предиката, или его актантами. Помимо актантов в реляционную структуру пропозиции факультативно могут входить термы, обозначающие разнообразные обстоятельства ситуации, называемые сирконстанта-ми, или адъюнктами [2].

Актанты, или участники пропозиции, - это активные семантические валентности глагола. Они присоединяют к глаголу синтаксически зависимые слова, каждой из которых соответствует переменная в толковании его значения. «Участниками, или актантами ситуации, могут быть субъект, объект, инструмент, место, средство, способ действия» [1].

Структура многозначных имен действия представляет собой сложную организацию, ядром которой выступает прямое, исходное, транспозиционное значение опредмеченного действия. Оно выступает свя-

зующим звеном в структуре значений девербативов, объединенных различными типами полисемии. «Номинативная функция мотивированных существительных ярче всего проявляется в том, что они могут выступать в качестве семантических эквивалентов целых высказываний, «номинализируя» их (кипятить - кипячение, приехать - приезд, болеть - болезнь).

номинализированные единицы скрывают многие значащие компоненты исходной базы деривации, подчас только намекая на их существование. Аспектуально-залоговые характеристики исходного глагола эксплицитно не отражены и «дремлют» в нем в латентном состоянии. При определении значения слова указывается не только его словарная дефиниция, но и отмечаются те скрытые семы, которые при необходимости актуализируются в процессе коммуникации. Возможная область референции отглагольных имен связана с возможностями актуализации вполне определенных сем исходного глагола. Подобную область референции называют областью пропозитивной семантики. Значения этого типа восходят к семантике предложения» [3].

Таким образом, изучение структуры лексических значений девербативов предполагает анализ семантики мотивирующего глагола и той пропозициональной структуры, центром которой он выступает как предикат.

В смысловой структуре многозначных nomina actionis основное, транспозиционное значение, являясь номинализацией действия, выступает мотивирующей базой для развития вторичных номинаций. Это происходит в процессе семантической деривации путем актуализации соответствующих сем глагольной пропозиции, представителем которой выступает исходное значение девербатива. В частности, у двузначных имен действия представлены следующие вторичные номинации с предметной семантикой образованные путем метонимических переносов: субъект действия: группировка; объект действия: вкладка, выписка, выставка, покупка, посылка; результат действия (это значения часто совмещается со значением объекта действия): выплавка, вышивка, наливка,расценка, сводка; второй объект действия: обмундировка, экипировка; средство действия: вытяжка, грунтовка, начинка, обивка, штукатурка; орудие действия: закрепка, переноска, подставка, шинковка; место действия: зимовка, насечка, отсылка и т. д.

Особый интерес с точки зрения формирования производных значений и объединений их в различные типы полисемии представляют nomina actionis, содержащие в своей структуре три и более ЛСВ.

Исследование многозначных имен действия показывает, что формирование их смысловой структуры происходит различными путями. В частности, у ряда девербативов для вторичных номинаций в качестве мотивирующей базы выступает основное, транспозиционное значение опредмеченного действия. В лингвистике такой тип полисемии называется радиальным [1, 2]. По такому типу полисемии сформирована структура лексических значений следующих имен

филологические науки ►►►»

действия: накладка, наклейка, наколка, связка, приписка, вырезка, насечка, поправка, постановка, раскладка, разделка, чеканка, разработка, обкладка, проклейка, подшивка, оценка, справка и мн. др.

Так, например, схема радиального типа полисемии для девербатива постройка выглядит следующим образом:

Значительно реже встречается цепочечный тип полисемии, при котором каждое из значений слова связано только с одним из остальных значений. В рассматриваемом массиве существительных выявлены два девербатива, структура которых сформирована по цепочечному типу полисемии, это заварка и закваска.

Существительное заварка мотивировано глаголом заварить со значением помещения объекта в результате физического действия. Структура лексического значения (далее ЛЗ) девербатива заварка включает 3 ЛСВ, мотивирующий глагол заварить - также 3 ЛСВ. Однако в формировании семантики существительного принимают участие два лСВ, что свидетельствует о сужении семантики мотиватора. Схематически структуру лексического значения девербатива заварка можно представить следующим образом:

1 ЛСВ девербатива выражает транспозиционное значение опредмеченного действия: 'Действие по глаг. заварить—заваривать (в 1 и 2 знач.). Чайник для заварки чая '.

Далее в процессе семантической деривации путем актуализации соответствующего семантического

компонента пропозиции от 1 лСВ образуется 2 лСВ со значением средства действия, являющегося результатом метонимического переноса: 'Разг. Количество сухого чая, завариваемого в чайнике за один раз '.

В свою очередь, от 2-го ЛСВ образуется З ЛСВ со значением результат действия: 'прост. Заваренный, настоявшийся чай, не разбавленный кипятком '. Таким образом, в структуре ЛЗ девербатива заварка наличествуют три ЛСВ с транспозиционным Глаг построить (1-й ЛСВ) и мутационными, метонимическими (см. строить в 1 знач.) (2 и З-й ЛСВ) значениями.

Аналогичным образом сформирована структура ЛЗ девербатива закваска. Однако наряду с транспозиционным (1 ЛСВ) и метонимическим (2 ЛСВ) значением в семантической парадигме существительного представлено и метафорическое значение, образованное от 2-го ЛСВ: ' 1. Действие по знач. глаг. заквасить—заквашивать и состояние по знач. глаг. закваситься—заквашиваться '.

' 2. Вещество, служащее возбудителем брожения (дрожжи, молочнокислые бактерии и т. п.). Закваска для теста. Молочная закваска' - со значением средства действия.

'З. перен. Разг. Основы, зачатки характера, заложенные в человеке, в обществе воспитанием, средой и т. п.— Это ваша закваска, булавинская, — все усложнять. А. Н. Толстой, Сестры'.

Вторичные номинации развиваются в процессе семантической деривации также в таких комбинированных типах полисемии, как: радиально-цепочечная и цепочечно-радиальная. Наиболее распространена радиально-цепочечная полисемия. В качестве примера рассмотрим смысловую структуру девербатива установка.

Структура ЛЗ существительного установка включает 5 ЛСВ, мотивирующий глагол установить (устанавливать) - 6 ЛСВ. В формировании семантики девербатива участвует часть ЛСВ глагола: 1, 2,

5. Схематически структура ЛЗ имени действия установка выглядит следующим образом (см. ниже).

1 ЛСВ девербатива установка выражает транспозиционное значение опредмеченного действия: ' Действие по глаг. установить—устанавливать (в 1 и 2 знач.). Установка котла. Установка орудий. Установка книг. Установка оборудования '.

Далее на базе этого значения путем актуализации соответствующих компонентов пропозициональной структуры глагола в процессе семантической деривации образуются три ЛСВ с вторичными номинациями:

2 ЛСВ: 'Устройство, механизм Я познакомился с единственной в Донецком бассейне водоотливной установкой — поршневым штанговым насосом. А. Тер-

пигорев, Воспоминания горного инженера' - со значением инструмента, орудия действия.

3 ЛСВ: ' Боевое орудие ' - со значением объекта действия, совмещенного с орудийной семантикой.

4 ЛСВ: 'Целевая направленность чего-л., ориентация на что-л. Это мне удалось благодаря основной установке: коллектив должен быть живой и создавать

его могут настоящие живые люди. Макаренко, Письмо А. М. Горькому, 18 сент. 1934. || Руководящее указание. Беридзе был прав. Центр вмешался в положение дел на строительстве, дал новую установку и сменил руководство. Ажаев, Далеко от Москвы ’ - имеет значение способа действия, оттенок ЛСВ - значение средства действия.

’ 1. Спец. Действие по глаг. снять—снимать (в 1, 4, 5 и 13 знач.) и сняться—сниматься (в 3 знач.). Съемка строительных лесов. Съемка шкур.

2. Действие по глаг. снять—снимать 324 (в 12 знач.). Съемка в ателье. Натурная съемка. Портретная съемка. Моментальная съемка.

3. Геод. Определение относительного положения точек и линий на местности для составления плана, карты. Глазомерная съемка. Инструментальная съемка местности', мотивируется 11-м ЛСВ глагола снять ('Точно воспроизвести, делая копию чего-л. или делая чертеж на основании точных обмеров. Снять копию с документа'.

Источником многозначности может выступать не один глагол. Полисемия возникает в результате соотносительности разных лексических значений производного с разными производящими. Такую полисемию И.А.Ширшов называет поликоррелятив-ной [6]. При рассмотрении способов организации производных значений в структуре мотивированного слова наблюдаются различные комбинации рассмотренных типов полисемии.

4 ЛСВ служит мотивирующей базой для образования термина: ’5. Физиол. Направленность деятельности организма и отдельных его органов ’, в семантике которого наблюдается сужение значения производящего ЛСВ.

Таким образом, при радиальном, цепочечном, радиально-цепочечном и цепочечнорадиальном типах полисемии в структуре слова наблюдаются внутрилексемные семантические связи между узуальными значениями, которые в лингвистике называются эпидигматическими [2, 7], наблюдаются они в процессе семантической деривации.

В структуре nomina actionis выделяются и другие типы полисемии. В частности, отраженная полисемия, при которой собственно полисемия развивается в производящем, но при соотносительности производного и производящего по всему семантическому объему или по его части, включающей несколько значений, она передается производному [6]. Так, по типу отраженной полисемии сформирована структура ЛЗ имени действия скидка, мотивированного глаголом со значением однонаправленного перемещения, ориентированного относительно исходного пункта. В структуре существительного отмечается три ЛСВ, у мотивирующего глагола снять -14, сняться - 6 ЛСВ, что свидетельствует о сужении семантики мотиватора. Схематически структуру ЛЗ девербатива съемка можно представить следующим образом (см. ниже).

Все три значения существительного мотивируются разными значениями мотивирующего глагола и выражают транспозиционное значение опредме-ченного действия, при этом 1-й и 3-й ЛСВ относятся к специальной лексике:

1 ЛСВ, синтаксический дериват, опредмеченное действие

!, 4, 5 и 13 ЛСВ глаг снять -снимать и 3 ЛСВ глаг. сняться

2 ЛСВ,

синтаксический дериват, <

опредмеченное действие

ЗЛСВ,

Термин. Синтаксический «

дериват, опредмеченное действие

-сниматься

12 ЛСВ глаг снять - снилшть

И ЛСВ глаг. снять

Радиальная полисемия может сочетаться с по-ликоррелятивной. Так, девербатив пересылка, включающий в свою структуру ЛЗ 4 ЛСВ, мотивируется однозначными глаголами пересылать и пересылаться. Схематически структура ЛЗ существительного пересылка выглядит следующим образом:

1 ЛСВ девербатива выражает транспозиционное значение опредмеченного действия: 'Действие по знач. глаг. переслать-пересылать. Пересылка письма. Пересылка денег по почте'.

Филологические НАУКИ ►►►»

далее путем семантической деривации в результате метонимического переноса от него образуются

3 и 4 ЛСВ со значением места действия. В переносном значении актуализируется пространственная валентность глагола: ’3. Разг. Пересыльный пункт. Меня признали годным к нестроевой службе. Предстояло еще раз мотаться по пересылкам и резервным полкам. Астафьев, Звездопад.

4. Разг. устар. Пересыльная тюрьма. В Бутырской пересылке мы пробыли с неделю. Вскоре была собрана сибирская партия. Караваев, В дооктябрьские годы ’.

В переносных значениях девербатив сохраняет связь с мотивирующим глаголом и отвлеченным значением имени.

2 ЛСВ, как и 1-й, имеет транспозиционное значение опредмеченного действия, но мотивируется возвратным глаголом с взаимно-возвратным значением: ’Разг. устар. Действие по глаг. пересылаться (Разг. устар. обмениваться с кем-л. (посылками, письмами и т. п.) Наконец частые пересылки с бунтовщиками и ложные слухи о взятии Оренбурга ободрили приверженцев Пугачева. Пушкин, История Пугачева’.

Радиальная + отраженная полисемия характерна для структуры ЛЗ девербатива укладка. Существительное включает в свою семантическую парадигму

4 ЛСВ, мотивируется он глаголом со значением помещения объекта в определенном месте каким-либо образом. В формировании семантики девербатива глагол участвует не в полном объеме.

Структуру ЛЗ девербатива укладка можно представить следующим образом:

1 ЛСВ имени действия выражает транспозиционное значение опредмеченного действия: 'Действие по глаг. укладывать (в 3 и 4 знач.). Укладка вещей. Укладка сена. Укладка волос. Укладка рельсов. Укладка пути'. На базе этого значения путем семантической деривации образуются два ЛСВ:

2 ЛСВ: 'Сложенные или уложенные в определенном порядке предметы' - образован в результате метонимического переноса путем реализации объектной валентности глагола и выражает значение объекта, совмещенного с результатом действия.

3 ЛСВ: ’Вид, способ прически. Сделать укладку' - сформирован в результате метонимического переноса, имеет значение способа действия.

2-й и 3-й ЛСВ образованы в процессе семантической деривации и объединены радиальным типом полисемии.

4 ЛСВ: 'Устар. и обл. Небольшой сундук' -является лексическим дериватом со значением места действия. Оно мотивировано 5 ЛСВ глагола уложить: ' Сложить, поместить во что-л. для хранения или перевозки. Он молча оделся, достал из-под лавки чемодан, уложил в него свои вещи и завязал его веревкой. Л. Толстой, Корней Васильев'.

Таким образом, структура ЛЗ девербатива укладка сформирована в процессе синтаксической (1-й ЛСВ), семантической (2 и 3-й ЛСВ) и лексической (4-й ЛСВ) деривации.

Анализ структуры ЛЗ многозначных деверба-тивов позволил выявить и другие комбинированные типы полисемии, свидетельствующие о разнообразных механизмах формирования значений: цепочечнорадиальная (перегрузка, зацепка, прослойка), отраженная + радиальная (выручка, протяжка, разведка, сечка), радиальная + отраженная + цепочечная (нагрузка), семантическая деривация + отраженная + радиальная (развязка, свалка) и др.

Исследование типов полисемии nomina actionis показывает участие в них различных однокоренных слов, значения которых по-разному распределяются внутри смысловой структуры. Так, например, значения имен действия накладка, обкладка, прокладка, раскладка объединяются в радиальный тип полисемии, а укладка относится к комбинированному: радиальная + отраженная. При этом вторичные номинации, характерные для этих имен действия, образованы путем актуализации различных семантических валентностей глаголов. Если в девербативе накладка в структуре ЛЗ содержатся однотипные значения объекта/результата действия, то в существительных раскладка, укладка - объект/результат и способ действия, обкладка - результат и средство действия, прокладка - средство и способ действия. Наличие различных предметных номинаций в структуре ЛЗ девербативов обусловлено пропозициональной структурой глаголов, которые в соответствии со своей семантикой относятся к различным семантическим группам.

Данное явление характерно и для других девер-бативов. Так, существительное перегрузка относится к радиально-цепочечному типу полисемии, в структуре девербатива нагрузка - радиальная + отраженная + цепочечная полисемия; ссылка1 - радиальная, пересылка - радиальная + поликоррелятивная полисемия.

дальнейший анализ смысловой структуры де-вербативов позволит выявить участие префиксальных морфем в образовании значений мотивирующих глаголов, определить место каждого компонента мотивированного слова в формировании основного и вторичных значений имен действия.

список ЛИТЕРАТУРЫ

1. Апресян Ю. Д. Лексическая семантика. Синонимические средства языка. М.: Наука, 1974. 368 с.

2. Кобозева И. М. Лингвистическая семантика. М.: Еди-ториал УРСС, 2004. 352 с.

3. Кубрякова Е. С. Части речи в ономасиологическом освещении. М.: Издательство ЛКИ, 2008. 120 с.

4. Словарь русского языка: В 4-х т. Под ред. А. П. Евге-ньевой. М.: Русский язык, 1981.

5. Улуханов И. С. Словообразовательная семантика в русском в русском языке и принципы ее описания. М.: Едиториал УРСС, 2004. 255 с.

6. Ширшов И. А. Типы полисемии в производном слове // Филологические науки. 1996. № 1. С. 55-66.

7. Шмелев Д. Н. Современный русский язык. Лексика. М.: Просвещение, 1977. 335 с.