УДК 811.51

Ю. В. Антонова

СРАВНИТЕЛЬНЫЕ КОНСТРУКЦИИ В СОСТАВЕ ПРОСТОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ С АНАЛИТИЧЕСКИМИ ПОКАЗАТЕЛЯМИ СРАВНЕНИЯ В ШОРСКОМ ЯЗЫКЕ

Статья является результатом теоретического изучения сравнительных конструкций в шорском языке. Проведенное исследование дает целостное описание и сопоставительный анализ этимологических особенностей аналитических показателей сравнения чилеп, шени, ошцаш в шорском и других тюркских языках (алтайский, хакасский, тувинский), структурно-функциональную классификацию сравнительных конструкций в составе простого предложения в шорском языке и определение синонимичности послелогов.

Ключевые слова: послелоги, сравнительные частицы, типы сравнительных конструкций, эталон сравнения, предмет сравнения, показатель сравнения, синонимичность послелогов.

Сравнительные конструкции - интересная сфера изучения в языкознании. В русистике этой проблеме посвящено большое количество работ. Однако в тюркологии сравнительные конструкции еще не изучены до конца. Многие ученые-тюркологи исследуют отдельные элементы сравнения, описывают функциональные и семантические особенности, характерные для каждого тюркского языка, проводят анализ структуры сравнительных словосочетаний и способов выражения сравнения в тюркских языках, выделяя одним из главных способов - аналитический. Это работы таких ученых, как Н. П. Дыренкова, Н. А. Баскаков, С. Ш. По-варисов, Ю. В. Васильев, Ф. Р. Ахметжанова, Л. Н. Ты-быкова, М. И. Черемисина, Л. А. Шамина. Они посвящены системе служебных слов, называемых обычно послелогами и выполняющих служебную функцию.

На основании того, что существуют «белые пятна» в исследованиях выдающихся ученых, нет собранных воедино сведений об аналитических показателях сравнения, мы провели исследование, которое дает целостное описание и сопоставительный анализ этимологических особенностей аналитических показателей сравнения чилеп, шени, ошцаш в шорском и других тюркских языках (алтайский, хакасский, тувинский), структурно-функциональную классификацию сравнительных конструкций в составе простого предложения и определение синонимичности послелогов.

В шорском языке материалом для исследования послужили тексты шорских героических сказаний, сказок, пословиц [1; 2] и повесть Э. Ф. Чис-пиякова «Шолбан» [3].

Сопоставительный анализ этимологических особенностей аналитических показателей сравнения в тюркских языках показал, что тюркологи разделяют их на две группы: послелоги и сравнительные частицы (скрепы).

В первой классификационной группе рассматриваются все аналитические показатели сравнения шорского языка: чилеп (чылап), шени (шен),

ушцаш ~ ошцаш. Н. П. Дыренкова, Э. Ф. Чиспия-ков, И. В. Шенцова считают, что каждый из них участвует в построении определенного типа сравнительных конструкций и выражает характерную только для него функцию. В основу сравнения заложены какие-то свойства или признаки предмета (величина, цена, цвет и др.) В шорском языке послелоги могут обозначать пространственные, временные, причинные, следственные, целевые, условные и сравнительные отношения между денотатами [4, с. 64, 67-68, 77-78, 241; 5, с. 58-59].

Так, послелог чилеп в шорском языке - есть деепричастная форма от основы с послелогом-аффиксом че (чи + ле + п). Основа деепричастной формы чилеп исследователю неизвестна. Послелог выражает схожесть действия объектов сравнения: предмета и эталона. Он примыкает к именам и образует сочетания, выполняющие функцию обстоятельства сравнения, акцентируя внимание на способе глагольного действия и реализуя значение «действовать так, как предмет сравнения»: шор. ийги ат пир ат чилеп чягярча «две лошади, как одна лошадь, бегут», сооги таг чилеп чатча «кости, как гора лежат» [6, с. 58-59; 4, с. 68, 241; 7, с. 8-9; 8, с. 8-9]

Другой послелог шен ~ шени образован от слов шен «мера» и шене «мерить». С помощью данного послелога выражается значение величины и размера. Например: тарынмас позы тарынды, таг шени шишти «не сердящийся сам рассердился, словно гора вздулся»; толар айдынъ толазок шени Ай Сабак полтур «Ай Сабак подобно полноте полного месяца (полнолунию) сотворена была» [4, с. 241-243; 5, с. 107]. В предложении в сочетании с именами он выполняет функцию обстоятельства образа действия (сравнения) [6, с. 59]. В остальных тюркских языках данный послелог заменяется синтетическими показателями сравнения (= дег, аффиксом исходного падежа = тац ~ дац).

Н. П. Дыренкова пишет, что ушцаш ~ ошцаш выражает схожесть, напоминание предмета и эталона сравнения по каким-то качествам или внешним признакам». Например: шор. пис ыларок ош-

цаш кижибис «мы люди подобные им же»; анда чаланъ ошцаш чер полган «там была местность как степь» [4, с. 241-243; 5, с. 106-108]. В предложении он может выполнять функцию предиката (мен силероц ошцаш = сым «я такой же, как вы»); модального предикатива (мен силерди оолчага апаруытцан ошцаш поларым букв. «Я будто в плен вас везущим буду», т. е. «я сделаю вид, что везу вас в плен») и определения (абамоц ошцаш алыбы «на моего отца похожий богатырь») [6, с. 58-59].

В тувинском, хакасском и северных диалектах алтайского языка существуют аналоги шорских послелогов, которые служат для выражения сравнительных отношений и описывают разные типы уподобления. Например: хак. Пултар тигiрче улуг салгахтар чти тарапчатхан «Тучи расходились по небу, как большие волны» [8, с. 276]; хак. агааталай осхас чалбах чир кирек «ему нужно широкое, как море место» [8, с. 253]; хак. темир чилеп «как железо», сенъирткеш чилеп «как стрекоза», сягянген чилеп «как будто образовался» [9, с. 53]; тув. Базаанчы база дириг кижиниц сеткили ышкаш дыцраргыр «Базаанчы тоже, как душа живого человека, чуткий» [10, с. 66-77]; тув. идикте-римни кеткеш, авый-шавый шидиттинипптерим-ге, чалыг, чымчан канчаар боор ону: буттарым анна каттыра бергилэ = эн ышкаш болган де «Когда одевал ботинки, шнуровал их крест-накрест, как было тепло и мягко: так как будто ноги отдыхали» [11, с. 277-279]; алт. сэн ошцош «как ты», хак. пулуттар осхас «как облака», тув. чпда пшцаш «подобно копью», шор. абам ошцаш «как мой отец» [12, с. 72].

Вторя группа - это сравнительные частицы. Такого мнения придерживаются Н. П. Дыренкова (ойротский язык) и Л. Н. Тыбыкова (алтайский язык). Они отмечают, что существуют сравнительные частицы (чылап/чилеп, ошкош), которые участвуют в построении сравнительных и модально-сравнительных отношений. В простом предложении данные частицы выступают компонентом сказуемого, внося модальное значение и принимая глагольные формы, а в сложном предложении образуют сочетания с причастием на = ган, выражающим модальное значение. Например: ойрт. Мыны кцргцц Кара-Кула, кускун чылап, чанырды «Увидев это, Кара-Кула, как ворон закаркал» [13, с. 255]; алт. Нина Кертешованыц куучыны, отко сарIу уруп ийген чилеп, блааш-тартыштын Ыл-быжын там ла кццкидип ийди «Речь Нины Керте-шовой еще сильнее разожгла пламя спора, словно подлили масло в огонь»; Энезиниц ачу кыйгыр-ганы угулган чыла + ган «Как будто послышался жалобный крик матери»; Казан ошкош тегерик цзцк «Круглая, как котел впадина» [14, с. 115-116, 124-125].

На основании всего вышеизложенного можно утверждать, что ученые-тюркологи анализируют каждый сравнительный послелог, определяя его функциональные и семантические особенности в тюркских языках.

Наше исследование описывает также функционально-семантические модели сравнительных конструкций, построенных при помощи аналитических показателей чилеп, шени, ошцаш, раскрывая тем самым функциональную, семантическую и стилистическую роль конкретного послелога. С помощью проанализированных текстовых примеров нами было установлено, что компаративы шорского языка могут образовывать два типа сравнительных конструкций в составе простого предложения: процессные и атрибутивные.

Для каждого семантического типа сравнительной конструкции с аналитическими показателями сравнения были разработаны формулы построения. При их анализе мы пришли к выводу, что сравнительные конструкции с показателями сравнения чилеп и шени строятся по следующей формуле: {NS — N3 — С} — P, где: NS — имя (местоимение) - предмет сравнения, N3 — имя (местоимение) - эталон сравнения, С - показатель сравнения и Р - предикат сравнительного оборота. Эта формула едина для сравнительных конструкций обоих типов. Различие формулы состоит лишь в употребляемом модуле сравнения. В атрибутивных сравнительных конструкциях модулем выступают глаголы бытия, а в процессных - глаголы действия. В шорском языке инвариант семантики сравнительных конструкций с глаголами бытия в составе простого предложения - «сопоставление качества объекта и эталона сравнения», а инвариант семантики сравнительных конструкций с глаголами действия - «сопоставление способа действия предмета и эталона сравнения». Процессные и атрибутивные сравнительные конструкции выполняют в составе простого предложения функцию обстоятельства образа действия.

Примеры процессных сравнительных конструкций:

1) агаш салалар чилеп тарап парган чуллататар Агаш = ш сала = лар чилеп тара = п дерево = Nom ветка = Pl как расходить = CV

чуллат = ттар парган

река = Pl Akt

«Ветки дерева, как реки разошлись» [1, с. 93];

2) чилеп Ijgi alyp cabal adaj-cilep tarty^-pardylar

Ijgi alyp = ш cabal adaj = 0

Два богатырь = Nom злой собака = Nom -cilep tarty-ъ- pardylar

как бороться Akt

«Два богатыря, как злые собаки, дрались» [3, с. 90];

3) Каан Перген шац по чердец цадыг цуйун шени ойнап цалды пара, пара келгенин

Каан Перген ша^ = ш по чер = дец Кан Перген конь = Nom этот земля = Abl ^адь^ ^уйун = ш шени ойна = п ^алды

жесткий вихрь = Nom словно играть = CV Akt

пар = а, пар = а келFенин

ехать = CV ехать = CV Akt

«С этого места конь Кан Пергена рванулся, словно грозный ураган разбушевался, долго-долго он ехал» [2, с. 241].

Примеры атрибутивных сравнительных конструкций:

1) Уйатцан чилеп полбыстым

Уйат = ^ан чилеп полбыстым

Застыдился я = Part как будто Akt

Букв. «Я, как будто сам себя, застыдился» [1, с. 93];

2) Ац тасцыл [] эндигоц яян чилеп шыга пертир А^ тасцыл = ш эндот = о^ яян = ш белый таскыл = Nom такой же стог = Nom

чилеп mHF = а пертир

подобно восходить = CV Akt

«[Передо мной стоял] белый таскыл, подобный [по форме] стогу сена» [1, с. 82];

3) Кайранда Кара Салгынныц цлген сцгя цара тайга шени тяже перген полтур

^айран = да ^ара Салгынныц цлген славный = Loc Кара Салгына мертвый сцгя = ш ^ара таЙFа = ш шени

кости = Nom черная гора = Nom словно

тяже перген полтур

видеть сон = Tv данный Akt

«Славного Кара Салгына мертвые кости рухнувшею горою [лежат], оказывается» [2, с. 18];

4) Каан тайгаац пашца поом черде пазоц тайга шени алтын црге турча

^аан таЙFаа = ц паш^а поом чер = де Кан гора = другой земля = Loc

пазо^ таЙFа = ш шени алтын црге = ш опять гора = Nom подобно золотой дворец = Nom тур = ча стоять = Pr

«На другой стороне Кан-горы стоит золотой дворец, подобный большой горе» [2, с. 14].

Формула построения атрибутивных конструкций с послелогом ошцаш другая: NS — N3 — С. Ошцаш выступает в этой формуле стержневым компонентом сравнительной конструкции. Он является одновременно и предикатом, и показателем сравнения. Атрибутивные конструкции с ошцаш реализуют сему «признак»: глаза сравниваются со смородиной, волны - с хребтами гор, человек -с отцом. В предложении ошцаш образует сочетания с именами, которые выполняют функцию определения.

Примеры:

1) Чацкийлер алында карацат ушцаш цара царацтары

Ча^кийле = р алында карацат = ш

цвести = Part под смородина = Nom

уш^аш ^ара ^ара^ = тары

похожий черный глаза = 3Pl

Букв. «Под венком из цветков, похожую на черную смородину, черные глаза... смотрели» [1, с. 83];

2) Суг толцугы ушцаш эбире тeш чабыс таглар сынтылары... кцрян = ча = лар

cуF = ш тол^у = FЫ уш^аш

вода = Nom волна = Dir-Dat похоже теш чабыс таF = лар сырты = лар = ы

падать = Tv низко гора = 3Pl хребет = 3Pl = Poss виднеться = Pr кцрян = ча = лар

«Волны вокруг, подобно низко опустившимся горам, .виднелись» [1, с. 93].

В данной статье одновременно с этимологическим описанием аналитических показателей сравнения мы уделяем внимание другой важнейшей задаче - выявлению и описанию синонимичных средств шорского языка. Это описание имеет большое значение для ученых, поскольку позволяет выявить сравнительные значения конкретных показателей сравнения, их оттенки и раскрыть стилистические особенности употребления сравнения.

Семантическое сходство и различие послелогов чилеп, шени и ошцаш в процессных и атрибутивных сравнительных конструкциях в составе простого предложения мы попытались выявить путем последовательной взаимной замены данных показателей сравнения в одних и тех же фразах. В процессе анализа сравнительных конструкций было установлено, что отношения между послелогами зависят от наличия двух факторов: функциональных и семантических особенностей самого послелога и типа сравнительной конструкции.

Так, последовательно заменяя компаративы чи-леп и шени в процессных сравнительных конструкциях, мы пришли к выводу, что такая замена возможна и не искажает смысла фразы, поскольку функциональная семантика обоих послелогов имеет одни и те же условия - акцент на способе глагольного действия предмета и эталона сравнения, который выражает значение «действовать так, как предмет сравнения». Например:

1. а) Ijgi alyp qazyr plan-cilep orla^-pardylar -в) Ijgi alyp qazyrplan-^eni orla^-pardylar «Два богатыря, как свирепые сохатые, дрались» [3, с. 90]. В данном примере сравнивается действие предмета и эталона сравнения. Модулем сравнения выступает глагол действия - orla^ pardylar.

2. а) qan kes tag-cylap taryndy - в) qan kes tag-лєпі taryndy «Кан Кес, как гора, рассердился» [3, с. 46]. В сравнительной конструкции сопоставляются действия эталона (tag «гора») с действием предмета сравнения (qan kes «Кан Кес»). Модулем сравнения выступает глагол действия - taryndy.

При анализе атрибутивных сравнительных конструкций нами было установлено, что послелоги чилеп и шени различны. Отличие этих послелогов состоит в том, что они реализуют разные семы: чи-леп показывает схожесть предмета и эталона сравнения по каким-то свойствам или качествам, а шени сопоставляет качества предмета и эталона сравнения только по размеру. Например: Ол о&лан позыба куруг сыра чилеп цуруу перген «Он юноша сам, как сухой хворост, высох» [1, с. 81] (в примере юноша подобен сухому ломкому хоросту); Эне цудай чайап перген чер ястя элек шени кцряунуп турча «Поверхность земли, матерью-божеством сотворенная, с вершины золотой горы не больше сита кажется» [2, с. 334] (в этом примере сопоставляются предметы сравнительной конструкции по размеру). Поэтому замена одного послелога другим приведет к искажению смысла фразы.

Замена же компаратива чилеп компаративом ошцаш в атрибутивных сравнительных конструкциях является синонимичной, поскольку не влечет изменения смысла фразы и не влияет на функциональную и семантическую сферу конструкций. Для анализа мы взяли несколько примеров и считаем, что атрибутивные конструкции с ош-цаш и чилеп реализуют семы «признак», «качество». Оба послелога выражают схожесть предмета и эталона сравнения по каким-то качествам, свойствам или внешним признакам. В одном случае реализуется внешнее сходство, в другом - схо-

жесть поведения, в-третьем - схожесть предметов по форме. Они образуют сочетания с именами, выполняющими функцию определения в составе простого предложения. Например:

1. а) саЬу1 ауаМуп рьгь къикъ дыгыуа сИар saryara-berdi - в) саЬу1 ауаМуп рьгь «Зеленые листья деревьев пожелтели, осенней сухой листве подобными стали» [3, с. 16]. В примере сравниваются листья деревьев с сухими листьями (сравнение по внешнему признаку).

2. а) Чацкийлер алында карацат ушцаш цара царацтары - в) Чацкийлер алында карацат чилеп цара царацтары букв. «Под венком из цветков, похожую на черную смородину, черные глаза. смотрели» [1, с. 83]. В примере сравниваются глаза со смородиной (сравнение по качеству).

Подводя итог проделанной работе, мы можем сказать, что большинство сравнительных конструкций строятся при помощи аналитических показателей сравнения. По статусу аналитические показатели сравнения делятся тюркологами на сравнительные слова-послелоги (Н. П. Дыренкова, А. М. Щербак, Э. Ф. Чиспияков, М.И Черемисина, Л. А. Шамина); компаративы (И. В. Шенцова); частицы (Н. П. Дыренкова в ойротском языке, Л. Н. Тыбыкова); аффиксы (В. И. Рассадин). Тюркологи описывают каждый из аналитических показателей сравнения, выделяя их функциональные и семантические особенности. По их мнению, в тюркских языках превосходно развита данная система служебных слов.

С точки зрения проведенного исследования, сравнение в шорском языке является одним из приемов образной речи, и его использование делает речь сказителя более яркой и выразительной

[15, 16].

Список сокращений

Алт. - алтайский; ойр. - ойротский; тув. - тувинский; хак. - хакасский; шор. - шорский.

Ш - нулевое окончание имени существительного; Abl - аблатив, исходный падеж; Akt - акциональ-ный показатель глагола; CV - деепричастие; Dir-Dat - направительно-дательный падеж; Loc - местновременной падеж; Nom - основной падеж; Part - причастие; Pl - множественное число; Poss - форма обладания; Pr - настоящее время; Tv - основа глагола.

Список литературы

1. Чиспияков Э. Ф. Шолбан. Стихтербе рассказ. Новосибирск, 1940. 88 с.

2. Шорские героические сказания. Новосибирск: Наука, 1998. С. 49-435.

3. Дыренкова Н. П. Шорский фольклор. М.-Л.: АН СССР, 1940. 447 с.

4. Шорские героические сказания. Новосибирск: Наука, 1998. С. 49-435.

5. Дыренкова Н. П. Грамматика шорского языка. М.-Л.: АН СССР, 1940. 304 с.

6. Чиспияков Э. Ф. Учебник шорского языка: пособие для преподавателей и студентов. Кемерово: Кемер. книжн. изд-во, 1993. 318 с.

7. Шенцова И. В. Шорский язык. Морфология: учеб. пособие. Новокузнецк, 1999. 71 с.

8. Антонова Ю. В. Простые сравнительные обороты с компаративом «чилеп» в шорском языке. Сравнительно историческое и типологическое изучение языков и культур: мат-лы Международ. конф. XXIV Дульзоновские чтения // Вестн. Томского гос. пед. ун-та (Tomsk State Pedagogical University Bulletin). 2005. C. 8-9

9. Баскаков Н. А. Грамматика хакасского языка. М.: Наука, 1975. 418 с.

10. Баскаков Н. А. Северные диалекты алтайского (ойротского) языка. М.: Наука, 1966. 173 с.

11. Черемисина М. И., Шамина Л. А. Выражение сравнения в тувинском языке // Языки коренных народов Сибири. 1996. Вып. 3. С. 65-84.

12. Шамина Л. А. Система бипредикативных конструкций с инфинитивными формами глагола в тюркских языках Южной Сибири: дис. ...

д-ра филол. наук. Новосибирск, 2004. 334 с.

13. Щербак А. М. Очерки по сравнительной морфологии тюркских языков (Имя). Л.: «Наука» ЛО, 1977. 190 с.

14. Дыренкова Н. П. Грамматика ойротского языка. М.-Л.: АН СССР, 1940. 302 с.

15. Тыбыкова Л. Н. Способы выражения сравнения в алтайском языке // Вопросы алтайского языкознания. Горно-Алтайск, 1988. С. 111-126.

16. Заруднева Е. А. Когнитивный подход к исследованию компаративных конструкций // Экологический вестник научных центров Черноморского экономического сотрудничества: Приложение № 3. Краснодар: Изд-во КубГУ, 2006. С. 20-23.

Антонова, Ю. В., соискатель.

Кузбасская педагогическая академия.

Пр. Пионерский, 13, Новокузнецк, Кемеровская область, Россия, 654027.

E-mail: yulanton@rambler.ru

Материал поступил в редакцию 12.09.2011.

Y. V Antonova

COMPARATIVE STRUCTURES COMPOSED OF SIMPLE SENTENCES WITH ANALYTIC PERFORMANCE COMPARISON IN SHOR LANGUAGE

This article is the result of a theoretical study of comparative constructions in the Shor language. This study gives a complete description and comparative analysis of the etymology of singularities of analytic performance comparison чилеп, шени, ошцаш in Shor and other Turkic languages (Altai, Khakas, Tuva), structural-functional classification of comparative constructions in the simple sentence in the Shor language and definition of synonymy postpositions.

Key words: postpositions, comparative particles, types of comparative constructions, comparison standard and comparison subject, comparison indicator, synonymy postpositions.

Kuzbass Pedagogical Academy.

Pr. Pionerskij, 13, Novokuznetsk, Kemerovo region, Russia, 654027.

E-mail: yulanton@rambler.ru