2. Фролова О. В. Методика реализации концептуальной преемственности курсов «Биология» и «Естествознание» при изучении темы «Естественные науки и здоровье человека» // Интеграция как методология естественнонаучного образования: Материалы городской научно-практической конференции / Под ред. И. Ю. Алексашиной. СПб.: СПб АППО, 2012. С. 224-226.

REFERENCES

1. Aleksashina I. Ju. Integrativnyj podhod v estestvennonauchnom obrazovanii // Nauchnyj zhumal «Akademicheskij vestnik». SPb.: SPb APPO, 2009. 186 s.

2. Frolova O. V Metodika realizacii kontseptual'noj preemstvennosti kursov «Biologiya» i «Estestvoznanie» pri izuchenii temy «Estestvennye nauki i zdorov'e cheloveka» // Integratsija kak metodologija estestven-nonauchnogo obrazovanija: Materialy gorodskoj nauchno-prakticheskoj konferentsii / Pod red. I. Ju. Aleksa-shinoj. SPb.: SPb APPO, 2012. S. 224-226.

А. С. Цховребов

СРАВНИТЕЛЬНО-СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ СЛОЖНОСОЧИНЕННОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ С СОЕДИНИТЕЛЬНЫМИ ОТНОШЕНИЯМИ В РУССКОМ И ОСЕТИНСКОМ ЯЗЫКАХ

Представлен сопоставительно-типологический анализ сложносочиненных предложений с соединительными отношениями русского и осетинского языков, выявлены явления сходства и различий данных конструкций в контактирующих языках, позволяющие определить возможные проявления интерференции в русской речи учащихся-осетин, что дает возможность устранить устойчивые и типичные причины, приводящие к синтаксическим ошибкам.

Ключевые слова: соединительные отношения, ССП однородного состава, ССП неоднородного состава, соединительные союзы, соединительно-перечислительные, соединительно-распространительные, соединительно-результативные, соединительно-отождестви-тельные отношения в ССП, предложения с градационными союзами, предложения соединительного несоответствия, модально-временной план частей ССП.

A. Tskhovrebov

A Comparative Analysis of the Compound Clause with Linking Relationships in the Russian and Ossetian Languages

A comparative typological analysis of compound clauses with linking relationships in the Russian and Ossetian languages is given focusing on commonalities and differences of the constructions in the contacting languages which leads to determining possible interference of Ossetian learners’ speaking Russian and prevent the stable and typical origin causing syntactical mistakes.

Ключевые слова: linking relationships, homogeneous compound sentences, non-homogeneous compound sentences, conjunctions, linking-enumerating, linking-derivative, linking-resulting, linking-equalising relationships in compound sentences, sentences with gradation conjunctions, sentences of linking non-correspondence, modal-tense aspect of compound sentence clauses.

Эффективная система обучения сложносочиненному предложению учащихся-осетин требует учета взаимодействия родного и русского языков, так как в данном случае актуализируется лингвометодическая проблема предупреждения и преодоления семантико-синтаксической интерференции в качестве важнейшего условия формирования и развития осетинско-русского двуязычия в процессе работы над сложным предложением на уроках русского языка.

Как известно, и в русском, и в осетинском языке основным грамматическим средством связи между частями сложносочиненного предложения (далее — ССП) являются сочинительные союзы.

Так, «структурно-семантическая классификация опирается прежде всего на характер сочинительных союзов, соединяющих предикативные части и обладающих предельно обобщенным значением» [4, с.430].

Сочинительные союзы по своему значению и по выражаемым ими смысловыми отношениями в русском языке делятся на: 1) соединительные: и, да (в значении «и»), а также повторяющиеся соединительные союзы (и...и, ни...ни, как...так и); 2) противительные: но, да (в значении «но»), однако, а, зато; 3) разделительные: или, либо, то...то, не то...не то, то ли...то ли; 4) присоединительные: причем, да и, также и др.; 5) пояснительные: а именно, то есть; 6) градационные: не только...но и, не то чтобы... а / но, не столько... сколько [5, с. 350].

В отличие от русского, в осетинском языке выделяют следующие виды сочинительных союзов: соединительные

(иугжнжг), разделительные (дихон) и противительные (ныхмжвжрд) [1, с. 419]. В группу соединительных союзов в осетинском языке входят: одиночные простые союзы (жмж — и; джр — и, тоже, также, ужд — и, стжй — и, затем, уждж — да, и); одиночные парные союзы (нж, фжлж — не только — но, жрмжст...нж, фжлж...нж — не только — но и, афтж. джр — как — так

и); повторяющиеся союзы (нж..нж — ни...ни, ма...ма — ни...ни, нал...нал — ни...ни, мауал.мауал — ни...ни, маджр.маджр — ни...ни, ужд...ужд — и...и, уж...уж — и...и, уа...уа — и...и и т. д.).

При использовании соединительных союзов в обоих языках между частями ССП могут устанавливаться соединительные отношения.

По различным семантико-стилистическим качествам союзов, а также по разным соотношениям видо-временных и модальных форм сказуемых, в русском языке ССП с общим соединительным значением делятся, по классификации Н. А. Николиной, на соединительно-перечислительные, соединительнораспространительные, соединительно-результативные, условно-следственные, соедини-тельно-отождествительные, соединительноградационные, соединительного несоответствия [4, с. 435-437], по классификации Н. С. Валгиной, на временные (одновременность и последовательность действий в предикативных частях, последние могут использоваться с оттенком значения следствия), причинно-следственные, противительные, отрицательного перечисления и взаимоисключения, предложения с присоединительным оттенком значения [3, с. 420421].

В связи с этим в русском языке происходит деление ССП с соединительными союзами на две группы: 1) однородного состава; 2) неоднородного состава.

В ССП однородного состава предикативные части соединяются союзами и, да (в значении «и»), ни...ни, и...и и выражают соединительно-перечислительные отношения, т. е. перечисляются однородные события, происходящие одновременно или следующие друг за другом (одновременность или последовательность действий). Релевантными для данных конструкций являются такие дополнительные средства связи, как соотнесенность видо-временных форм, общий второстепенный член предложения или общая предикативная часть, в ряде случаев

и параллелизм строения, однотипность лексического наполнения частей сложного предложения, включающая в себя использование слов одного тематического ряда, лексические и синтаксические повторы.

В ССП неоднородного состава предикативные части присоединяются соединительными союзами и, да (в значении «и») и выражают соединительно-распространительные, соединительно-результативные, условно-следственные, соединительно-отож-дествительные, соединительно-градационные, предложения соединительного несоответствия (т. е. эти предложения являются только двучленными). Дополнительными средствами связи в данных предложениях могут служить фиксированный порядок слов, соотнесенность модальных планов частей сложного предложения, синтаксически специализированные слова, так называемые вторые союзные элементы [2, с. 213], в роли которых выступают наречия, вводные слова, частицы.

В осетинском же языке подобное деление частей ССП на предложения однородного и неоднородного состава не наблюдается, однако предложения с соединительными союзами также могут выражать присоединительные, последовательно-соединительные, причинно-следственные, временные и сопоставительно-противительные отношения.

Наиболее часто встречающимся элементом соединения в ССП с соединительными отношениями в обоих языках является союз и

— жмж. Как в русском, так и в осетинском данный союз используется в ССП со значением однородности, перечисления равнозначных и независимых однотипных событий.

В обоих языках особым основанием для значения одновременности происходящих событий являются глаголы несовершенного вида.

Уахтанг джр уыцырджм кжсы, жмж йж цжстытж сжхи жнахуыр цжуылдар скъуы-рынц (Б. Гусалов). — Уахтанг тоже смотрит в ту сторону, и его глаза сталкиваются с чем-то непонятным.

Глаголы совершенного вида в анализируемых языках, обладая другой функциональной значимостью, указывают на последовательность действий: Рафысс мын ды мж низтжн хостж, жмж жз цжуон (Б. Гуса-лов). — Ты мне выпиши лекарства, и я пойду.

Как в русском, так и в осетинском порядок следования частей может зависеть от смысловых отношений между частями ССП. Так, при одновременности действий порядок следования может быть изменен, при последовательности действий его нельзя нарушать. Например, перестановка частей в предложении: Арвы цжф бжласыл сжмбжлд, жмж бжласы бын судзын рай-дыдта (Г. Агнаев. Последняя ночь). — Молния ударила дерево, и снизу оно начало гореть — невозможна по причине устройства и расположения их в соответствии с последовательностью произошедших событий.

Для выражения соединительно-перечислительных отношений в русском языке используются повторяющиеся союзы и...и; ни...ни. В осетинском им соответствуют союзы нж...нж, ма...ма, нал.нал, джр.джр, нжджр .нжджр, мауал.мауал и другие. В анализируемых языках повторяющиеся усилительные союзы ни...ни — нж.нж, нжджр. нжджр, нал.нал, ма...ма, маджр.маджр, мауал.мауал служат для связи предикативных частей ССП, выражающих отрицательное перечисление или взаимное исключение явлений. Например:

Мж кжстжр жфсымжрыл мж мад джр узжлы, мж фыд джр жй жппыныдзух ржвдаугж фжкжны (З. Кабисов) — Моего младшего брата и мама всегда ласкает, и отец его постоянно баюкает; Нж Галинж йж чызгон бонтж жрымысыд, нж жз ницыу-ал жрхъуыды кодтон (Б. Гусалов). — Ни Галина не вспомнила свои молодые годы, ни я ничего не мог вспомнить; Нжджр зжхх у хи-цау аджмжн, нжджр аджм сты хицау зжххжн (З. Кабисов). — Ни земля не является хозяином людей, ни люди не являются хозяином земли.

В осетинском языке повторяющиеся соединительные союзы в значении русского ни...ни могут вступать в различные комбинации между собой — нж..., нжджр, нал., налджр, ма ..., маджр. Например:

Нж мжхи хжхтжм айстон, нжджр хъжуы фыййаужй ныллжуыдтжн (Цагараев М.) — Ни в горы я не отправился, ни в селе пастухом не устроился; Сугтж нал судзгж код-той, налджр аджмжн фаг кодтой (З. Каби-сов). — Дрова и горели плохо, и людям вдоволь не хватило.

Повторяющиеся союзы нж.нж, налджр, нал.нал употребляются в таких предложениях, где сказуемое выражено глаголами изъявительного наклонения или, реже, — глаголами сослагательного наклонения: Нал сывжллоны кжуын цыд, нал мады уынжр хъуыст (В. Санакоев). — Ни плача ребенка слышно не было, ни мама не издавала звуков.

Другие повторяющиеся союзы в осетинском языке ма.ма, маджр.маджр, мау-ал.мауал употребляются с глаголами повелительного наклонения. Например: Маджр дж цжстытж байгом кжн, маджр хъжр кжнынмж бахъав (З. Кабисов.) — Ни глаза не открой свои, ни кричать не вздумай; Мауал аджмы жфхжр, мауал сын сж муртж ис (В. Санакоев). — Ни людей не укоряй больше, ни крошки у них не отбирай.

В соединительно-распространительных предложениях русского языка, помимо союза «и», используются в качестве дополнительных средств связи анафорические местоимения и наречия, что отсылают нас к первой части и выполняют функцию темы высказывания. Такие же отношения могут складываться и в ССП осетинского языка, в которых наличествуют подобные дополнительные средства связи:

Хур арвы астжужй тавын райдыдта, жмж уый бжржг фжтагъд кодта мжнжуы жрзад (Гусалов Б). — Солнце начало сильнее греть, и это во многом способствовало быстрому созреванию пшеницы.

При этом в обоих языках наблюдается фиксированный порядок слов.

В ССП с соединительно-результативными отношениями в обоих языках используется союз и (жмж) со вторым союзным элементом, в роли которого выступают вводные слова (действительно — жцжг, безусловно — кжй зжгъын жй хъжуы), местоименные наречия (поэтому — уымж гжсгж, потому — уымжн жмж) для обозначения большей грамматической связи между частями:

Сылгоймаджы бартыл джр бирж

фждзырдта уый, жмж, кжй зжгъын жй хъжуы, Тамара лжмбынжг хъуыста

(А.Коцоев. Произведения). — Много говорил он о положении женщин, и, безусловно, Тамара внимательно слушала; Габо рызы на уыд йж царджй, жмж, жцжг, куысты

фжстж хжринаг цжттж никуы уыди (А. Коцоев). — Габо был недоволен жизнью, и, действительно, после возвращения с работы еды дома никогда не было; &з та-лынджы фынжй нж кжнын, жмж уымж гжсгж мж цжстыта сты фжллад (Б. Гуса-лов). — Я ночью не сплю, и поэтому глаза у меня усталые.

Как правило, вторая часть данных типов ССП в рассматриваемых языках выражает результат, обозначающий следствие или вывод того, о чем говорится в первой части.

ССП с союзами тоже, также (джр), использующиеся обычно перед сказуемым, внутри второй части ССП и в русском, и в осетинском языках выражают соединитель-но-отождествительные отношения, т. е. между действиями и признаками лиц устанавливается сходство или тождество. Однако в осетинской грамматике предложения с данными союзами не рассматриваются как отдельный вид, а входят в общую группу соединительных предложений.

Арв сырх артжй ферттывта, арвнжрд джр райхъуыст ужззау жмж хъуынтызжй.

— Молния вспыхнула красным огнем, гром также грянул тяжко и сердито; Бжлжстж калдысты зжхмж, къалиутж джр скъуыды-сты жмж калдысты. — Деревья падали на землю, ветки тоже срывались и падали;

Аслжмырза йж къжхты бынмж ныккаст, йж ныхас джр жрджгыл аскъуыд (М. Цагараев).

— Асламурза взглянул на ноги, речь его тоже прервалась; Чызг тынг нынкъард ис, лжппу джр фжцис йж ныхас жмж жнкъарджй йж сжр уырдыгмж жруагъта (В. Санакоев). — Девочка сильно расстроилась, мальчик также, закончив разговор, печально опустил голову.

Особым видом ССП в русском языке с соединительными отношениями выступают предложения с градационными союзами (не только.но и, как.так и, не то чтобы.но (а), не столько.сколько), передающие значения градации, то есть усиления, нарастания или ослабления значимости второго компонента предложения по сравнению с первым.

Им в осетинском языке соответствуют сложные предложения с союзами жрмжст (канд)...нж... фжлж джр (не только ...но и); куыд... афтж джр (как ... так и).

Жрмжст (канд)маймулитж нж фжтарстысты аджмжй, фжлж фырдисжй аджм джр сж сжртж райдыдтой жнкъуысын (З. Кабисов). — Не только обезьяны испугались людей, но и люди стали от удивления качать головами.

Как в русском, так и в осетинском языке градационные союзы всегда двойные, один из которых расположен в первой части ССП, а другой — в начале второй. Расчлененность союза, расположение его компонентов в разных частях предложения указывает на тесную связь, что объединяет их в единое целое. Например:

Не только мы встали довольно рано, но и Аркадий Павлович, желая показать мне свое имение, встал пораньше (И. Тургенев).

— Жрмжст (канд) мах нж сыстадыстжм райсом раджы, фжлж Аркадий Павелы — фырт джр, йж зжхмулк фенын кжнынмж бжлгжйж, сыстад разджр.

В обоих языках дополнительными средствами связи выступает общий модальновременной план частей ССП.

Среди ССП неоднородного состава русского языка выделяются условноследственные конструкции с союзом и, в которых первая часть содержит указание на условие того действия или состояния, что обозначено во второй части, являющейся следствием первой. Как правило, сказуемое в первой части выражено глаголом повелительного наклонения, реже — сослагательного наклонения, указывающим на ирреальную модальность, а сказуемое, использующееся во второй части, — глаголом изъявительного наклонения с реальным модально-временным планом. Для данных предложений характерен фиксированный порядок слов:

Ды мын ратт раст дзуапп, жмж ацы кадджын нуазжн джу фжужд (А. Кайтуков).

— Ты дай мне правильный ответ, и этот почетный бокал будет твой; &ржмбырд мын кжн хждзармж фысымты жмж уазд-жыты, жмж зард айхъуыса дардмж (А. Кайтуков). — Собери мне в дом хозяев и гостей, и песня будет слышна вдаль.

Особую разновидность ССП образуют предложения соединительного несоответствия, предикативные части которых представляют собой объединение разных несходных, несовместимых понятий и имеют фиксированный порядок слов. При этом соединительное значение в данных предложениях может дополнительно сопровождаться сопоставительно-уступительным, противительно-уступительным или противительным значением. Основным средством связи в данных предложениях выступает союз и, которому в осетинском языке соответствует союз жмж; дополнительными — наречия и частицы типа вдруг — жвиппайды, все же — уждджр, все-таки — уждджр, тем не менее

— уждджр и др., которые вносят значения неожиданности, противоположности, уступки, несоответствия:

Диссаджы жхсызгон хъжлжс мж хъустжм жрбахаццж, жмж уждджр жз нж райхъал джн кжронмж (А. Кайтуков). —

Удивительно-приятный голос донесся до моих ушей, и все же я не проснулся; Бжлцжттж хидыл жрбахызтысты, жмж уждджр мах нж бынатжй нж фезмжлыдыстжм (А. Кайтуков). — Путники перешли мост, и тем не менее мы не сдвинулись с места. Итак, в результате проведенного исследования теоретического материала русского и осетинского языков, со-

поставительно-типологического анализа сложносочиненного предложения контактирующих языков выявлены явления, позволяющие определить возможные проявления интерференции и в русской речи учащихся-осетин, что дает возможность устранить устойчивые и типичные причины, приводящие к синтаксическим ошибкам.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. БагаевН. К. Современный осетинский язык: В двух частях. Ч. 1. Орджоникидзе, 1965. 478 с.

2. БелошапковаВ. А. Современный русский язык. Синтаксис. М.: Высшая школа, 1977. 248 с.

3. Современный русский язык / Под ред. Н. С. Валгиной. М.: Логос, 2006. 528 с.

4. Современный русский язык. Теория. Анализ языковых единиц / Под ред. Е. И. Дибровой: В двух частях. Ч. 2. М.: Академия, 2006. 624 с.

5. Современный русский язык / Под ред. П. А. Леканта. М.: Дрофа, 2007. 557 с.

REFERENCES

1. Bagaev N. K. Sovremennyj osetinskij jazyk: V dvuh chastjah. Ch. 1. Ordzhonikidze, 1965. 478 s.

2. Beloshapkova V. A. Sovremennyj russkij jazyk. Sintaksis. M.: Vysshaja shkola, 1977. 248 s.

3. Sovremennyj russkij jazyk / Pod red. N. S. Valginoj. M.: Logos, 2006. 528 s.

4. Sovremennyj russkij jazyk. Teorija. Analiz jazykovyh edinits / Pod red. E. I. Dibrovoj: V dvuh chastjah. Ch. 2. M.: Akademija, 2006. 624 s.

5. Sovremennyj russkij jazyk / Pod red. P. A. Lekanta. M.: Drofa, 2007. 557 s.