ЛИНГВИСТИКА ТЕКСТА И ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ПОЭТИКА

УДК 821.161.1-1 ББК Ш5(2)6-335-4

СЛОВЕСНЫЕ СИМВОЛЫ В ПОЭТИЧЕСКОМ ТЕКСТЕ М.И. ЦВЕТАЕВОЙ

О. С. Бернат

VERBAL SYMBOLS IN М. I. TSVETAEVA'S POETIC TEXT O.S. Bernat

Поэтика М.И. Цветаевой - это отражение лингвистической эстетики символизма, основным принципом которой является переосмысление слова как знака языка в художественном произведении и преобразование его в единицу иного качества - словесный символ. При создании словесных символов М. И. Цветаева экспериментирует в области поэтической семантики, расширяя экспрессивные и номи-нативно-изобразительные возможности слова, расширяя ассоциативные ряды, способные вызывать дополнительные значения, неназванные представления.

Ключевые слова: М.И. Цветаева, лингвистическая эстетика, словесный символ, поэтика, поэтический текст.

Marina Tsvetajeva’s poetics is a representation of the linguistic aesthetics of symbolism, the main concept of which is the reassessing of the word as a language unit in a piece of art and transformation of this word into a unit of another value (into a verbal symbol). M. Tsvetajeva was experimenting on creating verbal symbols in the field of poetical semantics, broadening the expressive, nominative and figurative word capacity, expanding the associative array that evokes additional meanings and unnamed images or ideas.

Keywords: M. Tsvetajeva, linguistic aesthetics, verbal symbol, poetics, poetic text.

Поэтика М.И. Цветаевой - это отражение лингво-эстетического принципа символизма: поиск новых смыслов, уникальных, ранее не существовавших, где абстрактное выражается через частное, а разрешением внутренних противоречий становится символ - сгусток смыслов и художественных приемов.

Посредством слов-символов, функционирующих в художественных произведениях, М.И. Цветаева создает собственный мир, не всегда прозрачный и понятный, но всегда очень притягательный, поскольку словесные символы, созданные поэтом, - это такой вид знаний, который рождается в результате субъективного видения объективно существующих в мире закономерностей. Этот символический мир отличается драматической напряженностью, открытостью, запредельностью и является альтернативой миру реальному. В нем

Бернат Оксана Станиславовна, кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры культуры речи и профессионального общения, Южно-Уральский государственный универ-ситет (г. Челябинск).___________________________

[условном мире] есть многое: и события внутренней и внешней жизни, и настроения, которые побуждают творить.

Так, например, в поэтическом тексте «Кто создан из камня...» М. И. Цветаева посредством слов-символов выражает свое отношение к жизни и осмысливает свое место в ней.

Чтобы поведать о себе, о своем отношении к жизни, к окружающей действительности, М. И. Цветаева в данном поэтическом тексте создает такую условность, где главной героиней, своевольной, постоянно меняющейся, является она сама - Марина. Таким образом, личное имя Марина (морская) становится текстообразующим сло-вом-символом поэтического произведения:

Кто создан из камня, кто создан из глины, -

А я серебрюсь и сверкаю!

Oxana S. Bernat, Candidate of Philology. Senior lecturer of the Department of Speech Culture and Professional Communication, South Ural State University (Chelyabinsk).

Бернат О. С.

Словесные символы в поэтическом тексте ММ. Цветаевой

Мне дело - измена» мне имя - Марина,

Я - бренная пена морская.

Кто создан из глины, кто создан из плоти -Тем гроб и надгробные плиты...

В купели морской крещена -ив полете Своем - непрестанно разбита!

Сквозь каждое сердце, сквозь каждые сети Пробьется мое своеволье.

Меня - видишь кудри беспутные эти? -Земною не сделаешь солью.

Дробясь о гранитные ваши колена,

Я с каждой волной - воскресаю!

Да здравствует пена - веселая пена — Высокая пена морская!

1920

Отражение в характере лирической героини свободолюбия реализуется за счет противопоставления, смысловой оппозиции, эксплицитно выраженной в начале текста с помощью противительного союза а. При этом в первой строфе проявляются парадигматические отношения, которые связывают лексемы камень, глина по принципу час-тично-совпадающих отношений. В языковой системе они совпадают в общей для них семе «горная порода», в системе поэтического текста они совпадают в семе «земное», формируя антиномию взаимоисключающего типа земной—морской. В оппозицию вступают и местоимения кто - я, поскольку относительное местоимение, в силу наличия в его семантической структуре семы третьего лица (объективно-логического), указывает на обобщение, а личное местоимение - на конкретное лицо, на говорящего. Семантическая сочетаемость компонентов в выражении:

Кто создан из камня, кто создан из глины, -А я серебрюсь и сверкаю! -подсказывает, что лирическая героиня способна самостоятельно совершать действия, в чем отказано тем, кто ей противопоставлен (на это указывает анафора, одним из элементов которой является страдательное причастие). Поэтому на основе оппозиции земной - морской формируется новая -статичный — динамичный. Статика связана с употреблением нефинитной формы глагола пассивного залога создан, обладающего типовой семантической характеристикой пассивного участника ситуации, которую он не контролирует и не исполняет. Динамику поддерживают глаголы серебриться и сверкать, в которых течение действия, непредельного по своему характеру, увеличивается. Так глагол серебриться в системе языка имеет значение «сверкать серебряным блеском»1, но в словаре есть указание на то, что данный глагол является недостаточным, поскольку не может употребляться в формах первого и второго лица.

М.И. Цветаева употребляет его в форме первого лица в значении «мелодично, звонко звучать». То есть в поэтической системе у данного глагола появляется новое «звуковое» значение, которое ассоциируется со звуком изделий из серебра и раскрывает образ лирической героини как сладкоголосой сирены, а глагол сверкать указывает и на яркий свет души героини, и на ее внутреннюю красоту. Этот образ любви и красоты поддерживается именем собственным Марина, приобретающим в поэтическом тексте символическое значение:

Мне дело - измена, мне имя - Марина,

Я-бренная пена морская.

Таким образом, М. И. Цветаева строит образ своей лирической героини в его сложном и противоречивом отношении к миру: с одной стороны, лирическая героиня является частью этого мира, а с другой - она противостоит ему, борясь с ним и утверждая собственное Я: мне дело - измена; я -бренная пена морская. Лексическая единица измена не используется в поэтическом тексте в значении «предательство, нарушение верности», хотя именно такое значение данная лексема имеет в системе языка. В поэтической системе данное слово приобретает сему «иное, другое», указывая на то, что героиня не похожа на других, она отличается от всех тем, что действует, не боясь исчезнуть, раствориться во времени (бренная пена), потому что ее жизнь - постоянное движение. Удел же тех, кто создан из плоти - гроб и надгробные плиты, их жизнь ничем не отличается от смерти, поскольку в ней [жизни] нет легкости, движения, а пространство для существования ограничено. Для героини же нет сковывающих преград и даже сосудом, в котором совершают обряд крещения, становится бескрайнее морское пространство, где волны разбиваются на сотни тысяч мелких брызг, чтобы впоследствии снова слиться со стихией:

В купели морской крещена — ив полете Своем — непрестанно разбита!

В данном случае автор использует семантический потенциал слова-символа Марина, который в данном контексте символизирует свободу, и через него, а также по своему понятию, объему значений и ассоциативным семантическим связям совмещает семы: морской - живой = морской - свободный. Следовательно, значение слова-символа Марина -«свободная от условностей, живая».

Так автор объясняет, что лирическая героиня, свободная от условностей, мешающих жить и творить, не боясь действовать, имеет возможность быть услышанной с каждым новым словом, с каждой новой мыслью. Ощущение полной свободы выражено в сочетании в полете своем. Земное притяжение не действует на героиню, которая имеет возможность парить над миром, наслаждаясь ощущением полета, дающего ей возможность выразить себя:

Сквозь каждое сердце, сквозь каждые сети Пробьется мое своеволье.

Серия «Лингвистика», выпуск 13

33

Лингвистика текста и лингвистическая поэтика

Меня - видишь кудри беспутные эти? -

Земною не сделаешь солью.

Анафорическое сочетание предлога сквозь и обобщающего местоимения каждый, употребляемых при обозначении активного действия - пробьется, указывает на то, что для лирической героини не существует никаких преград, ее мысли и слова -мое своеволье - будут услышаны теми, чьи сердца открыты для «свежего, морского, чистого воздуха»: сквозь каждое сердце, и теми, кто стремится это новое веяние не замечать: сквозь каждые сети. В системе языка лексема своеволье имеет значение «прихоть, произвол»2, обладая отрицательной коннотацией. В системе же поэтического текста эта лексическая единица, сохраняя значение «прихоть», этой отрицательной оценочности не имеет, указывая на собственную волю, на выражение собственного Я, на полную свободу. Лирическая героиня легко, свободно и непринужденно чувствует себя: видишь кудри беспутные эти? Так автор объясняет, что в этом свободном мире душа всегда находится в состоянии полета (ср.: полет мысли), а использованием риторического вопроса и тире еще раз заставляет обратить внимание на этот факт тех, кто стремится вернуть ее на землю, заставив вспомнить о земном притяжении: Меня... Земною не сделаешь солью. Смысловая насыщенность фразеологического сочетания соль земли в поэтической системе позволяет поэту выразить недоверие тем, кто стремится властвовать, подчиняя других себе, хотя в системе языка фразеологизм соль земли имеет значение «лучшие представители общества»3, и в этом проявляется конфликт лирической героини с обществом:

Дробясь о гранитные ваши колена,

Я с каждой волной воскресаю! -преодоление преград дает ей возможность возрождаться к жизни вновь и вновь. А это возрождение сопровождается движением волн - «жизнью» моря. Осознание своего величия наполняет героиню огромной радостью, поэтому последние строки звучат как заздравный тост, который структурно выражен градационной цепью, где каждое звено является значимым и приводит к нарастанию экспрессии, которая, достигая наивысшей точки, завершается катарсисом (очищением):

Да здравствует пена - веселая пена -Высокая пена морская!

Таким образом, выражение внутреннего мира, собственного Я вербализуется в данном произведении с помощью слова Марина (морская), в котором реализуются следующие значения: «свободолюбие»; «инакомыслие»; «свобода творчества»; «свобода от условностей».

Следовательно, при создании словесных символов М.И. Цветаева экспериментирует в области поэтической семантики, расширяя экспрессивные и номинативно-изобразительные возможности слова, расширяя ассоциативные ряды, способные вызывать дополнительные значения, неназванные представления.

1 Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2005. С. 713.

2 Там же. С. 704.

3 Там же. С. 746.

Поступила в редакцию 20 октября 2010 г.