УДК 802.0 : 808.2 ББК 81.2-7

Д 36

Н.П. Деревянкина

Приветствие в английском и русском языках

(Рецензирована)

Аннотация:

В статье раскрывается коммуникативная сущность приветствия как конституента речевого этикета, описываются особенности его узуса, а также языковой экспликации на супрасегментном уровне в английской и русской лингвокультурах.

Ключевые слова:

Приветствие, речевой этикет, реплика, диалогическое единство, просодия, интонация, интонационная конструкция, модальность.

С тех пор, как человек стал ощущать себя составной частью социума, в обществе непрестанно совершенствуется система поведенческих норм и внешних форм выражения взаимоотношений между его членами. Одной из таких форм является приветствие. Его главная коммуникативная функция заключается в экспрессии доброжелательства и готовности, при необходимости, открыть акт коммуникации.

Ситуация приветствия в своей основе универсальна, но ее проявления, набор и дистрибуция структурных компонентов носят, несомненно, культурно обусловленный характер - достаточно сравнить западноевропейскую, восточноазиатскую и южную евроазиатскую, в частности кавказскую, цивилизации и модели приветствия в них.

Получила свое развитие и специфика языковой экспликации приветствия. Даже в условиях европейской коммуникации отмечаются не только общие, но и конкретнолингвокультурные черты. Если мы сравним, например, английский и русский узусы приветствия, то обнаружим ряд межъязыковых корреспондирующих параллелей на вербальном уровне, но ни одна из них не совпадает полностью по своей концептуальной этимологии. Английские Hello и Hi ассоциируются с вокативным окликом, первичной задачей которого было, видимо, привлечение внимания кого-либо. Собственно, это коммуникативное значение содержится в Hello и сейчас, например, в разговоре по телефону (Hello! Can you, please, connect me with George Eton?), а также в ситуации квазиобщения с невидимым собеседником (Hello, is anybody in?). Особенно отчетливо оно представлено в обращении к кому-либо, находящемуся на отдаленном расстоянии (Hello! Come andjoin us!).

Сфера русских Привет / Салют ограничена преимущественно функцией собственно приветствия, которая заключается в обращенном к кому-либо выражении чувств личной приязни, общественного признания и т.п.

Вербальная форма приветствия с учетом времени суток интернационально более однотипна (ср. Доброе утро! : Доброго ранку! : Good morning! : Guten Morgen! : Bon matin!). Главным мотивом речевого акта служит пожелание положительного. Лексически он, тем не менее, дифференцирован: более конкретное доброе в славянской

лингвокультуре предпочитается более общему и нейтральному хорошее в франкогерманской.

С другой стороны, в поздравительных приветствиях-пожеланиях в связи с такими праздниками, как Новый год, Рождество англичане, например, уточняют направленность пожелания (A Happy New Year! Merry Christmas!), в то время как славяне обходятся сухими С Новым годом!, С Рождеством!

Наибольшая лингвокультурная специфика внутреннего содержания приветствия просматривается в клишированных репликах типа How do you do? How are you? / Здравствуйте! Английское этносознание сфокусировано на приветствии-запросе о

бизнесе, о том, как обстоят дела, или о здоровье собеседника. Поскольку первоначальная коммуникативная семантика этих реплик давно утрачена, английский речевой этикет предусматривает фатическую реакцию собеседника, как правило, в той же вербальной форме (А. How do you do? - Б. How do you do?)

В русском узусе мы встречаем подобные реплики (Как дела? Как поживаете? Как здоровье?). Но, во-первых, они не служат целям приветствия и всегда употребляются после него, во-вторых, они действительно запрашивают о какой-либо информации (о жизни, делах, здоровье и т.п.), на что дается соответствующий ответ собеседника.

Функциональные и категориальные свойства единиц русского речевого этикета, в том числе и приветствия, всесторонне описаны в докторской диссертации Н.И. Формановской [1]. Все более углубляясь в проблему, автор публикует и ряд других своих трудов по русскому речевому этикету. Особый интерес представляют работы, сопоставляющие разные этнокультурные общности.

Н.И. Формановская детально характеризует наиболее распространённые русские приветствия: Здравствуйте! Здравствуй! Добрый день! Доброе утро! Добрый вечер! Привет! Здорово! Приветствую вас! Разрешите вас приветствовать! Позвольте вас приветствовать! Рад(а) вас приветствовать! (Я) приветствую вас от имени... Добро пожаловать! С приездом! Здравия желаю! и др. Описываются их стилистические, социолингвистические, гендерные свойства, а также возможности развертывания приветствия на синтагматической оси. Например, Добрый день, согласно Н. Формановской, П. Тучны [2: 78], является функциональным эквивалентом

Здравствуй(те). Его рекуррентность несколько ниже последнего, но у него более широкая сфера употребления в дневное время, поскольку оно направлено и на «ты», и на «вы», в то время как Здравствуй! - Здравствуйте! личностно строго регламентированы.

К стилистически маркированным относятся Привет! Здорово! Речь молодежи изобилует такими жаргонно-сниженными приветствиями, как Приветик! Салют! Чао! Хелло!

По мнению авторов [3: 81], «стилистически сниженное грубовато-просторечное выражение Здорово! (и вариант Здоров!) чрезвычайно употребительно среди носителей просторечия, людей, недостаточно владеющих литературным языком. ... Обладая определенной грубоватостью, приветствие Здорово! значительно реже используется женщинами, нежели мужчинами. Женщина, произносящая Здорово! (на стройке или в подобных производственных условиях), как правило, в своем поведении подравнивается под мужчин и обладает определенным (не женственным) обликом. В речи интеллигентов, например, студентов, преимущественно юношей, приветствие Здорово!, видимо, некий символ грубоватой мужественности».

За военным речевым этикетом закреплено Здравия желаю!

Некоторые приветствия постепенно уходят из русского узуса. Например, Доброго здоровья (здоровьица)! более свойственен старшим поколениям, а Хлеб-соль! ассоциируется только с соответствующим обычаем.

В связи с указанными социолингвистическими и стилистическими свойствами приветствий чрезвычайно важной для соблюдения норм речевого этикета оказывается их коммуникативная валентность в диалогическом единстве, так как каждая из приветственных реплик отражает более или менее закрепленную (а иногда и строго детерминированную) социальную роль приветствующего / приветствуемого. Это означает, что, например, в асимметрических отношениях не ожидается (не считая речевой игры, ситуации кокетства и т.п.) общения типа Здравия желаю! - Приветик!

Приветствия редко функционируют в чистом виде. Как правило, они осложнены или обращением, или одним из этикетных выражений, сопровождающих приветствие. Причем это справедливо не только для русского речевого этикета.

Несмотря на то, что приветствию уделено значительное внимание в отечественной и зарубежной литературе, оно рассматривается, в основном, как односторонний речевой

акт. Но в действительности оно крайне редко функционирует без приветственной реакции собеседника. Тем самым образуется диалогическое единство (ДЕ), в котором вторая реплика чаще всего использует вербальную структуру первой.

Поскольку приветствие может быть однонаправленным и монологическим по форме (типа Я приветствую всех участников конференции в этом светлом зале и желаю ...) или диалогическим по ситуации, но без вербально выраженной ответной реакции (типа А. Доброе утро. - Б. Приветствие поднятой рукой), назовем ДЕ, в которых представлены обе реплики, ДЕ с взаимным приветствием.

Подобного рода ДЕ могут содержать конституенты с разными по своему вербальному выражению клишированными структурами (А. Добрый день. - Б. Здравствуйте), но чаще всего реципиент вербально вторит инициальной реплике. Здесь, скорее всего, срабатывает психологический фактор - отсутствие времени на раздумье, готовый коммуникативный знак, которым можно отреагировать с учетом определенных модификаций.

В круг этих модификаций входит усечение одного из компонентов реактивной реплики с адъективно-субстантивной структурой (A Happy New Year!, Merry Christmas! / С Новым годом! - исключение). Причем в английской лингвокультуре усечению подвергается прилагательное (А. Good evening! - Б. Evening), а в русской -существительное (А. Добрый вечер. - Б. Добрый!). Это усечение факультативно и типично для ситуаций с неярко выраженной официальностью.

Однако есть такие модификации, которые обязательны. Это относится, прежде всего, к просодии. Учитывая неизученность данного вопроса, мы уделим ему специальное внимание ниже.

Наибольший расцвет теоретического интереса к приветствию приходится на вторую половину XX века, когда в лингвистике господствовала прагмалингвистика. Будучи включенным в систему речевых актов, приветствие рассматривалось в терминах иллокутивов, перфомативов (в том числе, этикетных перфомативов), бехабитивов, оценочных моделей и т.п. Литература по этому вопросу обширна (см., напр., десятки диссертационных исследований, выполненных в русле этого направления в бывшем СССР и позже в РФ).

Языковая экспликация приветствия, если и подвергалась поверхностному изучению, то в основном на лексическом уровне. Но это не означает, что просодия (интонация) «обижена» вниманием отечественных и зарубежных филологов. Например, Г. Пальмер [4] дает 4 интонационных модели английского приветствия:

а) высокая шкала (superior, по его терминологии) + высоковосходящий ядерный тон, например: Hul lo!

б) высокая шкала + средненисходящий ядерный тон (Low Fall, по его терминологии): How are you?

_^в) безударное начало + высоконисходящий ядерный тон: Good morning! Good after noon! Good evening! ^

^г) низкая шк^ла (inferior) + высоковосходящий ядерный тон: ____Good morning!

Good after noon! _ Good evening! ^

^В. Кук [5] только приводит интонационные варианты приветствия, но и комментирует их коннотативные значения, типа -

.Good ч morning. I „

Hei ¡o | _ Холодно и сдержанно.

• ^

Good morning. - Вежливо и дружески.

•Good' morning. Good evening Good after noon.

- Беспристрастно и сдержанно.

How do you do.

Hel lo.

А. Гимсон [6] расширяет круг вариантов приветствия и их интонационных

Good/ morning (обычное приветствие с доброжелательностью; живой интерес и приятный оттенок создаются высоким тональным уровнем предъядерной части, независимо от степени ее акцентуации, в сочетании со средним понижением);

Good хmorning (обычное, небрежное приветствие; низкий тональный уровень предъядерного участка в сочетании со средним терминальным понижением придает приветствию оттенок безучастности);

Good , morning (сердечное приветствие);

Good / morning (весёлое, бодрое, оживлённое, радостное приветствие);

Good Л morning (напыщенное, ироническое приветствие);

Good/ morning (вежливое, но небрежное приветствие);

'Good after ,noon (приветствие с высокой степенью оживлённости, энтузиазма, интереса).

Дж. О'Коннор и Г. Арнольд [7] описывают интонационную структуру и модальность высказывания в терминах пяти типов - повествования, специального вопроса, общего вопроса, побуждения (command) и восклицания (interjection). В разряд последнего включены собственно восклицания, междометия, реплики, выражающие благодарность, прощание и приветствие. Практически любая из 10 тоногрупп, выделяемых авторами, может реализоваться во всех типах высказывания, модифицируя их модальность. Так, приветствие в одноакцентной тоногруппе I (без шкалы) звучит спокойно, без удивления, выдержанно, хладнокровно, сдержанно: Good morning. / Good evening. Но реализованное с высокой шкалой, оно звучит тяжеловесно 1 (ponderously), скучно, серьезно) - Good morning. / Good evening.

Hullo, | Stevens. - Good 'after/noon, Mr. Davis.

Во второй тоногруппе (The High Drop) приветствие приобретает оттенок мягкого удивления и в целом звучит не столь сдержанно и хладнокровно, как в тоногруппе I -Good morning, Jack. \ - Good ''morning, Fred ||4(I didn't expectto see you here).

Hullo, | ✓ Tom. - Oh 4there you are, oGeorge! '

Hullo, |/ Fred. - Well if it ' isn’t oold Tom!

С низковосходящим терминальным тоном приветствие звучит спокойно, иногда сдержанно и небрежно -

Good 4 morning, sir - / Morning

Good 4 morning, sir - Good/ morning!

Модальность дружелюбия, оптимизма, весёлости, оживлённости в приветствии часто передается тоногруппой IV (The Low Bounce). Если в ней есть предъядерный ударный слог, то высказывание звучит тяжеловесно (rather ponderously). Поэтому вместо него часто используется высокая предшкала -Goody morning. / Hub lo, othere.

Good " morning, cDavid. - ~ Hul/ lo, оthere. || ( 1 Nice to ^ see you)

В приветствии с восходяще-нисходящим тоном в качестве основного созначения выступает идея о том, что говорящий впечатлен, благоприятно поражен чем-то неожиданным. Возможна модальность обвинения: / 1 /

N Hulio, | ,Ted. / 1 Good л evening, George.

4 Hullo, | x Michael. Oh л there you are, Freddi. || Good л morning.

s Hullo, |, David. Good'after л noon, Frank || (Bit /late, °aren’t уои?) y

Одно из наиболее детальных описаний просодической реализации английского приветствия мы находим у Р. Кингдона [8]. Принципы его классификации приветствий, а также их интонация, описанная Р. Кингдоном, положены в основу многих отечественных пособий по фонетике английского языка.

Следуя влиятельной традиции в английской фонетике, Р. Кингдон исходит из модальности (attitude) высказывания. В данном случае это степень вежливости, теплоты дружеского чувства, сердечности, радушия (cordiality). В соответствии с таким подходом им выделяются три типа приветствия - немаркированный и два маркированных. Немаркированное или нейтральное приветствие, по определению, не содержит в себе ярких проявлений модальности, равно как и категорических ограничений в сфере употребления. В его просодическом арсенале высоко- или средненисходящий терминальный тон (High Fall и Low Fall, в его терминологии) в сочетании с высокой ровной или нисходящей шкалой, если она имеется, и низкой предшкалой, например: Good morning. Good evening. Good 'after noon. How d'you do. How are you. How are

you (ответное приветствие).

В разряд нейтральных приветствий включено также Hu llo, реализующееся с высокой предшкалой и низковосходящим ядерным тоном. Правда, при этом Р. Кингдон в специальном абзаце разъясняет, что в США в качестве фамильярно-непринуждённых приветствий (familiar) используются Hel lo there или Hel л lo there, что в Великобритании соответствует Ни lo. Таким образом, мы должны понимать, что внутри нейтрального типа британских приветствий противопоставлены две разновидности с достаточно автономным модально-стилистическим статусом. Это, собственно, частично согласуется с позицией Дж. О'Коннора и Г. Арнольда: Hul lo '°there - модальность дружелюбия,

оптимизма, веселости, оживленности (однако ср. Good morning у Р. Кингдона как нейтральное приветствие и Good morning, oFred у Дж. О'Коннора и Г. Арнольда, которые усматривают в таком приветствии оттенок мягкого удивления: Good morning, Fred || / I didn't expect to see you here /).

Фамильярно-непринужденное (perfunctory, casual) приветствие как атрибут повседневного общения употребляется с низковосходящим ядерным тоном и низкоуровневой предъядерной частью, например: Good morning. Good after noon. Good evening. How are you. How are you.

Сфера функционирования этого типа приветствий ограничена, согласно Р. Кингдону, кругом друзей. Однако вызывает сомнение, что приводимый автором пример lHow d'you do удачен. Несомненно, его модальность отражает определенную степень небрежности, «бездушия». Возможно, по стилистическим параметрам того времени lHow d'you do еще могло употребляться среди друзей, но такое приветствие, как известно, в середине XX века все больше отдалялось в специфическую зону официальности.

По другую сторону шкалы от немаркированного типа находится максимально дружеское, сердечное (cordial) приветствие. Для него характерны восходяще-нисходящий тон и низкоуровневая предъядерная часть, например: Good л morning. Good л evening.

Good after л noon. How л are you или How л аrе _ you. How are л you. How d'you л do.

Степень дружеского чувства, радушия, сердечности может быть усилена посредством использования высокой предшкалы, например: Good л morning. Good л

evening. How л are you.

Вышеприведенный анализ позволяет сделать три вывода:

а) не все разновидности приветствия выявлены и описаны с точки зрения их интонационной реализации;

б) имеющаяся информация по вопросу нуждается в уточнении и

экспериментальной проверке, поскольку нередко в специальной литературе и учебных пособиях фиксируются совпадающие, частично совпадающие или прямо противоположные толкования одного и того же явления;

в) объектом теоретического и практического рассмотрения подавляющего

большинства исследований и прикладных работ является односторонне направленное приветствие.

Последний вывод имеет особо существенное значение для теории коммуникации. Действительно, мы находим крайне скудную информацию о взаимном приветствии, хотя

ни одно диалогическое общение не обходится без него. Такое положение тем более справедливо для просодической структуры диалогического единства (ДЕ) как коммуникативной единицы диалога.

М. Шубигер [9] - одна из немногих фонетистов, обративших внимание на тенденцию к тональной вариативности реплик в ДЕ. И хотя это были ДЕ не с приветствием, а с прощанием, ее наблюдения трудно переоценить для лингвистики текста, в частности для теории ДЕ. Она указывает на а) различный регистр реплик и б) контрастную конфигурацию тона в их ядерных слогах:

а) А. Good-bye. B. Good-bye.

А. Good night. B. Good night.

или

А. Good-bye. B. Good-bye.

А. Good night. B. Good night.

б) А. Good-bye. B. Good-bye.

A - ^ B "

A • ^ B "

A • —^ B • ^

A • —' B • ^

A • • B • ^

А. Good night. B. Good night. A • —______________[B

Однако странно, что такая наблюдательная фонетист, как М. Шубигер, не увидела этой тенденции в ДЕ с взаимным приветствием.

Отдельные примеры тональных характеристик салютативных ДЕ, в том числе с взаимным приветствием, мы находим у В. Кука, Р. Кингдона, Дж. О'Коннора, Г. Арнольда и др.

В. Кук концентрирует внимание на интонации второй реплики салютативных ДЕ, что делает его речевые иллюстрации лишь частично полезными. Но приводимые им многочисленные ситуации с салютативными ДЕ говорят о значительной рекуррентности последних и, соответственно, об их существенной роли в структуре диалогической коммуникации.

В этом смысле более информативны ДЕ у Дж. О'Коннора и Г. Арнольда (см. выше). Авторы, так же, как и В. Кук, комментируют лишь вторую реплику, но интонационная разметка первой позволяет нам установить просодический портрет (разумеется, в рамках того небольшого инвентаря признаков, который нам предлагается) ДЕ в целом, например:

A. Good ''morning, sir. Ву Morning!

A. Good ''morning, sir! B. Good morning!

B заключение нашего экскурса на материале английского языка отметим, что никто из известных нам фонетистов не скоррелировал интонацию второй реплики салютативного ДЕ с первой (намек на такую корреляцию мы находим в одном комментарии Р. Кингдона [10: 237], когда он говорит, что ’How are you обычно употребляется как реакция на однотипную реплику собеседника (имеется в виду ’How are you?), не высказал даже предположения о характере детерминированности их просодических структур, хотя, как свидетельствует речевая действительность, роль механизма взаимодействия речевых актов трудно переоценить. Этому пробелу есть историческое оправдание: лингвисты должны были выявить и описать интонационные свойства приветствия вообще и только потом переходить к изучению тонкой структуры интерактивного процесса, в частности структуры ДЕ, с учетом различного рода экстралингвистических факторов.

Что касается приветствия в русском речевом этикете, то мы находим лишь окказиональные, попутные замечания относительно его интонации или просодической организации. Так, например, Н. Формановская, П. Тучны [11] отмечают: «Заметим попутно, что Здравствуйте! может употребляться и переносно-иронически, выполняя роль междометного удивления-разочарования, например: - А я двойку получил. -Здравствуйте! Готовился, готовился, и вдруг двойка. ... Значение такого Здравствуйте! равно междометным сочетаниям: Вот так раз!; Вот так так!; Вот те на! В этом случае

оно, конечно, специфически интонировано. Такая транспозиция свойственна и другим единицам речевого этикета (см.: - Перчатки потерял. - Поздравляю!).

Некоторый интерес представляет иллюстративный материал в работе Е.А. Брызгуновой [12]. В нем приводятся два ДЕ с однотипной лексико-синтаксической организацией: а) Здравствуй, Павел! - Здравствуй, Пабло

б) Здравствуйте, Нина Петровна! - Здравствуйте, Пабло!

Независимо от стиля и характера отношений между коммуникантами первая реплика ДЕ реализуется с ИК-2 (интонационной конструкцией-2), вторая - ИК-4.

Вспомним характеристику этих интонационных структур. Поскольку ИК-2 сравнивается с ИК-1, приведем определение и последней (с. 18); «Предцентровая часть ИК-1 произносится на среднем тоне говорящего.

Центр: тон понижается по сравнению с предцентровой частью, степень понижения варьируется.

Постцентровая часть: тон ниже уровня предцентровой части. ... (с. 196) Среди реализаций ИК-1 варьируется степень понижения тона на гласном центре, уровень тона в предцентровой и постцентровых частях. Вот некоторые из реализаций ИК-1:

а) нерезкое понижение тона в центре может сочетаться с увеличением интенсивности гласного. Эта реализация является переходной от ИК-1 к ИК-2 (ИК-12) и постоянно наблюдается в диалогической и морологической речи при .усилении смысловой самостоятельности пояснения: Товарищ Николаев, /директор этого завода, /в отпуске;

б) в манерной речи наблюдается резкое колебание тона в предцентровой части ИК-1. Сравните:

А я Вас ждала. А я Вас ждала».

Теперь непосредственно об ИК-2 (с. 26): «Контур ИК-2 близок к контуру ИК-1. Различие - в более высоком уровне тона на гласном центре ИК-2 и усилении словесного ударения. ...

Предцентровая часть: на среднем тоне говорящего, часто на верхней границе диапазона среднего тона.

Центр: движение тона ровное или нисходящее, в пределах диапазона

предцентровой части. Чем ближе центр к началу конструкции, тем выше уровень тона. Усилено словесное ударение.

Постцентровая часть: движение тона ниже уровня предцентровой части.

В потоке речи ИК-2 представлена рядом реализаций. ... (с. 197-198) В реализациях ИК-2, близким к нейтральным, широко варьируется уровень тона, длительность и интенсивность гласного центра. Наиболее употребительные реализации ИК-2 имеют следующие особенности:

1. Высокий уровень тона начинается на ударном слоге первого или одного из первых слов и держится до слога, выделенного центром ИК-2.

Сравните:

----------\ /-------------------------------------

Что вы говорите? Что вы говорите?

Такое произношение снимает смысловую расчленённость предложения, создаваемую выделением одного слова. В подобных реализациях ИК-2 максимально сближается с ИК-5.

Различие - в большей длительности центров ИК-5.

2.Возможны реализации ИК-2, в которых гласный центра характеризуется увеличением длительности и восходяще-нисходящим движением тона. ...

3. В диалогических репликах гласный первого слога предцентровой части ИК-2 (или гласный центра, если нет предцентровой части) может выделяться высоким уровнем тона, выше, чем в ИК-3».

Столь широкий диапазон просодической вариативности ИК-2 делает её фонологически неустойчивой - в одном случае она сближается с ИК-1, в другом - ИК-3, в третьем - ИК-5.

Что же касается ИК-4, с которой произнесены взаимные приветствия Здравствуй, Пабло! и Здравствуйте, Пабло!, то здесь мы должны исходить из следующего [13:46]: «Контур ИК-4 близок к контуру ИК-6.

Предцентровая часть: на среднем тоне говорящего.

Центр: восходящее движение тона начинается ниже уровня предцентровой части и к концу слога достигает или превышает этот уровень.

Постцентровая часть: на первом или втором слоге устанавливается уровень тона выше предцентровой части.

В потоке речи ИК-4 представлена рядом реализаций и служит средством выражения разных значений. ... (с. 202-203) Нейтральные и близкие к ним реализации ИК-4 употребляются: ... 4. В односинтагменных предложениях и в конечных синтагмах многосинтагменных: а) в ответных предложениях при выражении настороженности, вызова, удивления, возражения, противопоставления. ... б) в обращениях, приветствиях:

4 4 4 4

4

Товарищи, / так нельзя! Здравствуйте, ребята! Дорогие гости, прошу садиться! Сюда, Нина!

В реализациях ИК-4 широко варьируется уровень тона на гласном центра: от глубокого понижения до ровного движения на уровне предцентровой части.

Варьируется длительность гласного центра: чем ниже тон, тем больше может быть длительность.

Варьируется уровень тона постцентровой части по сравнению с центром, при этом тон может быть ровным на протяжении нескольких слогов или повышаться от слога к слогу».

Так же, как и в случае с ИК-2, перед нами практически открытая подсистема вариантов ИК-4, что не может отвечать требованиям более или менее чётких критериев просодической дискретизации. Очевидна потребность в экспериментальной проверке и существенном уточнении планов выражения и содержания интонационных структур, предложенных Е.А. Брызгуновой. Разумеется, мы далеки от мысли, что классификация интонационных конструкций, разработанная Е.А. Брызгуновой, не отличается оригинальностью и автономностью собственной концепции. По справедливому мнению

Н.Д. Светозаровой [14], которая проанализировала все более или менее известные интонационные классификации русского языка, «сейчас это практически единственная классификация русского языка, применяемая в преподавании русского языка как иностранного. Ценность ее не только в четкости, простоте, убедительности примеров, но

и, в первую очередь, в высоком теоретическом уровне самой концепции. Это, по существу, единственная полная и законченная классификация интонационных типов русского языка, основанная на точно сформулированных критериях выявления интонационных единиц». Более того, автор, опираясь на опыт известных русистов-эксперименталистов теоретически совершенствует свою систему, предлагая, в частности, дифференциации в сфере просодических признаковых параметров (см. ее удивительно тонкий анализ русской интонации говоров южновеликорусских и северновеликорусских наречий и глубокие теоретические обобщения по супрасегментному уровню [15]. Тем не менее, нам больше импонирует так называемый атомистический подход, в противоположность контурному, в терминах просодических признаковых параметров, дифференторов или иначе - дифференциальных признаков интонационной единицы. Великолепное развернутое обоснование такого подхода и описание интонации основных

коммуникативных типов русских высказываний - повествования, вопроса и побуждения -мы находим у В.И. Петрянкиной [16].

Возвращаясь к примерам Е.А. Брызгуновой, мы обратим наше внимание на тот факт, что салютативные ДЕ в русском языке, имея общую функциональную установку и однотипную лексико-синтаксическую базу, интонационно противопоставлены. Каков характер этого противопоставления с учётом различного рода модифицирующих факторов - предстоит еще изучить.

Примечания:

1. Формановская Н.И. Функциональные и категориальные сущности устойчивых формул общения: дис. ... д-ра филол. наук. М., 1979. 539 с.

2. Формановская Н.И., Тучны П. Русский речевой этикет в зеркале чешского. М., 1986. 240 с.

3. Там же.

4. Palmer H.E. Everyday sentences in spoken English. Cambr., 1937. 128 p.

5. Cook V.J. Active Intonation. London, 1968. 99 p.

6. Gimson A.C. An introduction to the pronunciation of English. London, 1970. 320 p.

7. O'Connor J.D., Arnold G.F. Intonation of colloquial English. London, 1973. 271 p.

8. Kingdon R. The groundwork of English intonation. London, 1958. 272 p.

9. Schubiger M. The role of intonation in spoken English. Cambr., 1935. 74 p.

10. Kingdon R. The groundwork of English intonation. London, 1958. 272 p.

11.Формановская Н.И., Тучны П. Русский речевой этикет в зеркале чешского. М., 1986. 240 с.

12. Брызгунова Е.А. Звуки и интонация русской речи. М., 1977. 279 с.

13. Там же.

14. Светозарова Н.Д. Интонационная система русского языка. Л., 1982. 176 с.

15. Брызгунова Е.А. Звуки и интонация русской речи. М., 1977. 279 с.

16. Петрянкина В.И. Интонация. Современный русский язык. Теоретический курс. Фонетика. М., 1985. 190 с.