УДК 81’23 ББК 81.00+71

Е.А. Таныгина

ОБРАЗ ЦВЕТА В СОЗНАНИИ НОСИТЕЛЯ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

(на примере цветообозначения РОЗОВЫЙ)

В статье рассматривается метод исследования образа цветообозначений в сознании носителя современной русской культуры, основанный на применении ряда экспериментальных методик: свободного ассоциативного эксперимента, семантического дифференциала и факторного анализа на примере цветообозначения розовый.

Ключевые слова: цветообозначение; образ; языковое сознание; ассоциативный эксперимент; семантический дифференциал; факторный анализ

Е.А. Tanygina

THE IMAGE OF COLOUR IN THE LINGUISTIC CONSCIOUSNESS OF THE NATIVE SPEAKERS OF RUSSIAN

(the Russian colour term ‘PINK’)

The article deals with a description of the method which helps to pertain to the main features of the colour’s image in the linguistic consciousness of the native spear her s of Russian. The Russian colour term розовый (pink) has been studied to this effect. Associational experiment, semantic differential andfactor analysis have been used as basic research methods.

Key words: colour term; inner image; linguistic consciousness; association experiment; semantic differential; factor analysis

В языковом сознании каждого человека существует определенная картина мира цвета.

Изучение совокупности таких индивидуальных картин может помочь выявить общие закономерности, свойственные «внутреннему образу» отдельного цветообозначения (ЦО) в сознании представителей определенной культурной общности. Актуальность данной статьи связана с отсутствием в настоящее время комплексных объяснительных концепций и моделей, помогающих приблизиться к осознанию того, как язык отражает человеческий опыт, представленный в этнически обусловленном сознании. Поэтому вопрос об особенностях, образе ЦО русского языка представляет значительный интерес.

Объектом исследования являются ЦО русского языка, традиционно выделяемые в качестве основных: красный, синий, черный, белый, зеленый, желтый, голубой, серый, оранжевый, фиолетовый, розовый и коричневый. В качестве предмета исследования избран образ цвета, отражение цвета в сознании носителя русской культуры. Понятие «образ» рассматривается в статье с точки зрения пси-

хологов как формируемый в сознании человека мысленный (ментальный) образ воспринимаемого им в окружающей среде объекта. Это некое «знание», стоящее за словом, причем это знание включает в себя и культурный, и чувственный опыт индивида.

Теоретическим основанием исследования является психолингвистическое учение о слове А.А. Залевской [Залевская, 2005], концепция культурного знания Ф. Шарифиа-на [Sharifian, 2008], работы А.П. Василевича [Василевич, 2003] и P.M. Фрумкиной [Фрум-кина, 2001] по изучению ЦО в психолингвистическом аспекте.

В статье предложен комплексный подход к исследованию ЦО с использованием психолингвистических методов и методов статистической обработки данных с целью выявления особенностей образа основных ЦО русского языка в сознании носителя русской культуры. В частности, на разных этапах работы использованы ассоциативный эксперимент (АЭ), дефиниционный анализ, семантический дифференциал (СД) и факторный анализ (ФА).

С точки изучения образа ЦО интересным представляется рассмотрение проблемы соотношения знания и слова. Согласно концепции индивидуального знания А. А. Залевской [Залевская, 2005], языковые знания для индивида существуют не сами по себе, а лишь в контексте его многообразного опыта, формируемого через его личностное переживание и отношение. По мнению исследователя, «для носителя языка не существует проблемы “изолированного” слова, поскольку опознать слово как таковое уже означает включить его в контекст предшествующего опыта» [Залевская, 1999, с. 32]. А.А. Залевская предлагает различать индивидуальное и коллективное знание. При этом под «индивидуальным знанием» понимаются принципиальные особенности знания как достояния индивида, т.е. знания, формирующегося по закономерностям психической деятельности, но под воздействием и контролем выработанных социумом норм и оценок [Там же]. Функционирование индивидуального знания опирается на многочисленные опоры. «Принцип включения во множество связей непосредственно увязан с принципом / механизмом ассоциирования и с принципом выхода на образ мира с учетом многообразных выводных знаний (энциклопедических и языковых) на разных уровнях осознавания» [Там же. С. 54].

Ассоциация - это «связь между некими объектами или явлениями, основанная на нашем личном, субъективном опыте. Опыт этот может совпадать с опытом той культуры, к которой мы принадлежим, но всегда является также и сугубо личным, укорененным в прошлом опыте отдельного человека» [Фрумки-на, 2001, с. 189]. Таким образом, знание индивидуальное и коллективное часто не совпадают или совпадают частично.

Понятие коллективного знания связано с понятием знания культурного. Попытка определения структуры культурного знания была предпринята Ф. Шарифианом. Он рассматривает знание как культурно-обусловленное, принадлежащее группе, являющееся результатом взаимодействия людей, принадлежащих к одной культуре. Культурное знание неодинаково распределено между носителями определенной культуры [БЬапАап, 2008].

Итак, для того чтобы выявить психологически реальное значение ЦО недостаточно

просто обратиться к значению, зафиксированному в словаре. Изучение этого значения может быть построено с использованием АЭ в качестве способа выявления скрытых связей и смыслов, которые связаны с различными ЦО. Этот метод также помогает выявить специфику образа ЦО в сознании носителей языка.

Проведенное нами исследование по изучению ассоциативного поля основных прилагательных - ЦО русского языка подтверждает наличие различий между культурным образом ЦО и их образом в сознании рядового носителя языка. В качестве испытуемых в данном исследовании выступили студенты первого и второго курсов Юго-Западного государственного университета в возрасте от 17 лет до 21 года (всего 70 человек). Основной метод исследования - свободный АЭ. В задании испытуемым предлагалось написать первые пришедшие в голову слова на заданные стимулы, количество реакций не ограничивалось.

Всего в ходе эксперимента было получено 1 405 реакции. Большинство испытуемых ограничивались одним - двумя ответами, причем эти реакции совпали с зафиксированными в Русском ассоциативном словаре (РАС) [Караулов, 2002]. На исследуемые ЦО получено следующее количество реакций: красный - 167, черный - 142, зеленый

- 132, белый - 128, синий - 120, серый - 98, желтый - 120, коричневый - 104, оранжевый - 103, фиолетовый - 84, розовый - 103, голубой - 104. Наибольшее число повторяющихся ассоциаций у ЦО белый (22), красный (20) и черный (19), наименьшее у оранжевый (10) и фиолетовый (9).

Рассмотрим результаты, полученные для ЦО розовый. Как индивидуальное знание рассматриваются реакции, полученные в ходе АЭ, а как культурное - данные лексикографических источников.

В ходе изучения толковых словарей русского языка [Ефремова, 2006; Ожегов, 2007] было выяснено, что ЦО розовый имеет следующие ЛСВ: ЛСВ1 - «Цвета недозрелой мякоти арбуза, цветков яблони, белый с красноватым оттенком»; ЛСВ2 - «Такой, который заключает в себе только радостное, приятное; ничем не омраченный»; ЛСВЗ - «Приготовленный из лепестков розы». Все ЛСВ экспли-

цировались в индивидуальном опыте испытуемых.

Нужно сказать, что именно для данного ЦО оказалось сложнее всего выделить прототип. Большинство полученных реакций являются эмоциональными и продиктованы скорее стереотипами, распространенными в современном обществе (в скобках указано число упоминаний) (блондинка (10), эмо (4), гламурный (4), гламур (3), тупой цвет (1)), которые приводят к отрицанию данного цвета (;неестественный (1), ненавижу (1), бессмысленный (1)).

В то же время четко прослеживается тенденция восприятия розового цвета как женского и даже детского. Ассоциации детство

(1), розовая мягкая игрушка (1), дети (1), мечта (1), жизнь в розовом цвете (1), беззаботный (1) можно считать отражением ЛСВ2 в индивидуальном опыте испытуемых. Некоторые ассоциации можно объединить в общую группу «женственность» (девушка (2), нежность (1), девочка (2), женщина (1), белье

(2), будоражит (1), возбуждает (1), женские пальцы (1)). Это можно объяснить тем фактом, что маленьких девочек традиционно принято одевать в одежду розового цвета.

Образ ЦО розовый в сознании носителя русской культуры в настоящее время находится в стадии переосмысления. Как показали данные проведенного нами АЭ, на сегодняшний день это ЦО, прежде всего, вызывает такие ассоциации, как: блондинка, эмо, гламур у молодых людей и фламинго и блондинка у девушек. В то же время в РАС зафиксирована только одна из вышеуказанных ассоциаций - фламинго, причем частота ее упоминания равна единице. Согласно данному словарю ЦО розовый ассоциируется со словами: цвет, закат, мир, вечер, голубой, слон [Караулов, 2002, с. 560]. По данным Е.Н. Алымовой, наиболее распространенные ассоциации на слово розовый', нежность, детство, поросенок, любовь, мечта, глупость, очки, фламинго, цветы [Алымова, 2007, с. 224], ассоциация гламур встречается три раза, блондинка один раз. Таким образом, в течение последних пятнадцати лет, прошедших с момента проведения исследований, результаты которых отразились в РАС, и до настоящего времени под влиянием современной культуры происходит формирование негативного обра-

за розового цвета как неотъемлемого атрибута неформального стиля популярного образа «тупой гламурной блондинки».

На втором этапе с целью изучения эмоционального отношения и проблемы его связи с образом ЦО в сознании носителей русской культуры было проведено исследование с использованием методики СД [Osgood, 1957; Петренко, 1983]. СД в психолингвистике -это метод «количественного и качественного «индексирования» (оценки) значения слова с помощью двухполюсных шкал, на каждой из которых имеется градация с парой антонимических прилагательных» [Глухов, 2005, с. 305]. Оценки понятий по разным шкалам коррелируют друг с другом, и с помощью ФА удается сгруппировать их в факторы. Каждый такой фактор является имплицитным смысловым конструктом, и представляет собой «категориальную шкалу, представленную в психике субъекта на уровне глубинных структур образа мира, выражающую значимость для субъекта определенной характеристики объектов» [Леонтьев, 2003, с. 217]. В исследованиях Ч. Осгуда было выделено три основных фактора: «оценка» (evaluation), «сила» (potency), «активность» (activity).

В нашем эксперименте приняли участие две группы испытуемых. Первую группу составили 80 русских испытуемых (48 юношей и 32 девушки), студенты первого и второго курсов Юго-Западного государственного университета в возрасте от 17 лет до 21 года, средний возраст - 18 лет. Вторую группу испытуемых составили студенты из Союза Мьянмы (20 молодых людей в возрасте от 22 до 27 лет, средний возраст - 23 года), для которых русский и английский языки являются иностранными (для данной группы все названия шкал и цветов были продублированы на английском языке). Испытуемым было предложено оценить ЦО по двадцати двухполюсным шкалам:

1) приятный - неприятный;

2) радостный - печальный;

3) теплый - холодный;

4) активный - пассивный;

5) расслабленный - напряженный;

6) смешной - серьезный;

7) динамичный - статичный;

8) эмоциональный - рациональный;

9) прекрасный - безобразный;

10) искренний - неискренний;

11) хороший - плохой;

12) мужественный - женственный;

13) сильный - слабый;

14) воинственный - миролюбивый;

15) формальный - неформальный;

16) успокаивающий - возбуждающий;

17) предпочитаемый - отвергаемый;

18) добрый-злой;

19) позитивный - негативный;

20) веселый - грустный.

Выбор шкал был определен с учетом требований к отбору шкал для проведения исследования с использованием СД, а именно: метафоричности и универсальности шкалы, учета синонимии при выборе полюсов шкалы, контекстуальности и заданности шкалы респонденту [Грицанов, 2003, с. 1000].

Исследование проводилось с использованием семибалльной шкалы, что позволило наглядно выявить как качество, так и интенсивность значения изучаемого признака.

Испытуемым была предложена следующая инструкция: «Оцените каждый из предложенных вам цветов по каждой из характеристик, по шкале от +3 до -3 в соответствии с вашими ощущениями. Используя знак X, обозначьте то место на шкале, которое наилучшим образом описывает ваше мнение. Пожалуйста, постарайтесь дать вашу оценку по каждой характеристике». Из личных данных респондентам предлагалось указать только пол и возраст. Время, отведенное на выполнения задания, не было ограниченным, однако, испытуемым было сказано ставить оценки, не задумываясь, на основе первого впечатления.

На первом этапе обработки результатов был проведен анализ величин по данным шкалам (анализировалось среднее арифметическое, среднее отклонение, показывающее вариативность выборки значений по сравнению со средним, и мода - наиболее часто встречающееся значение). На основе анализа шкал вычислялся процент положительных и отрицательных оценок.

В ходе предварительного анализа результатов было выявлено, что ЦО розовый оценивается носителями русской культуры, прежде всего, как: «женственный» - 93 %, «миролюбивый» - 86 %, «веселый» - 80 %, «теплый» -15%, «радостный» - 74 %, «добрый»

- 73 %, «смешной» - 72 %, «эмоциональный»

- 70 %, «позитивный» - 70 %, «расслабленный» - 68 %, «слабый» - 73 %, «приятный» -57 %, «неформальный» - 56 %. В то же время мьянманцы оценили его как: «прекрасный» - 92 %, «хороший», «добрый», «эмоциональный» и «веселый» - 92 %, «смешной» и «расслабленный» - 83 %, «искренний» -83 %, «приятный», «активный» и «позитивный» -15%, «предпочитаемый» - 67 %, «теплый» - 58 %.

При рассмотрении распределения оценок по данному ЦО обращает на себя внимание тот факт, что такие характеристики, свойственные внутреннему образу ЦО розовый у русского человека, как его женственность и миролюбивость, не находят отражения в ответах мьянманских испытуемых. Хотя в целом можно отметить, что распределение оценок по данным шкалам у мьянманцев неоднозначно (50 % оценивают как «миролюбивый» и «женственный» и 42 % как «мужественный» и «воинственный»).

На втором этапе обработки полученных данных был проведен ФА с использованием программного пакета статистической обработки данных БТАТІБТІСА, в котором реализованы процедуры для анализа данных, управления данными, добычи данных, визуализации данных. Для обработки результатов был выбран метод ортогонального вращения факторов - эквимакс с нормализацией - метод делает более прозрачными, однозначными с точки зрения интерпретации переменные и факторы [Крамер, 2007]. В результате обработки выделены факторные структуры и найдены нагрузки по отдельным факторам (таблица).

В качестве одного из методов исследования мы предлагаем анализ кривых распределения ответов респондентов после проведения ФА. Если распределение нормальное, то по данному фактору можно говорить о некоторых склонностях респондентов (в зависимости от того, что покажет среднее) или отсутствии ярко выраженных ассоциаций с цветом. Если распределение будет ближе к пуас-соновскому или геометрическому, то можно будет говорить о наличии внешнего влияния (с точки зрения математической статистики, когда в каждом опыте присутствует довлеющий фактор, который заставляет давать опре-

РЕЗУЛЬТАТЫ ФА ОЦЕНОК ЦО РОЗОВЫЙ

Фактор № по значимости Юноши № по значимости Девушки

Оценка 1 приятный / неприятный, радостный / печальный, прекрасный / безобразный, хороший / плохой, добрый / злой, позитивный / негативный, веселый / грустный 1 Радостный / печальный, активный / пассивный, прекрасный / безобразный, хороший / плохой, добрый / злой, предпочитаемый / отвергаемый, позитивный / негативный, веселый / грустный

Сила 2 мужественный / женственный, сильный / слабый, воинственный / миролюбивый 4 мужественный / женственный, воинственный / миролюбивый

Активность 3 активный / пассивный динамичный / статичный 2 динамичный / статичный, успокаивающий / возбуждающий

Психологический комфорт 4 расслабленный / напряженный 3 приятный / неприятный, расслабленный / напряженный, искренний / неискренний

Неформаль- ность 5 Формальный / неформальный

деленные ответы). В нашем случае таким фактором может быть наличие стойких ассоциаций в сознании респондентов, культурное знание о данном ЦО.

Рассмотрим распределение ответов юношей по фактору «оценка» (рис. 1).

Представленное на рис. 1 распределение ближе всего к распределению Вейбулла. В технических науках это распределение свидетельствует о наличии внешнего управляющего воздействия (частным случаем этого распределения являются нормальное и геометрическое распределение). В нашем случае мы можем говорить о наличии определенного шаблона восприятия ЦО розовый. Сила данной тенденции будет зависеть от формы кривой распределения: чем она ближе к геометрическому распределению, тем сильнее проявляется тенденция [Орлов, 2004]. В рассматриваемом случае цвет в целом оценивается положительно, хотя крайне положительное значение не выделяется.

Иная ситуация наблюдается с распределением по фактору «сила» (рис. 2).

Рис. 1. Фактор «оценка» (розовый, молодые люди)

у/жж? \ Ї

}\

I

§

////// 1

л-

■1 0 1234567

Рис. 2. Фактор «сила» (розовый, молодые люди)

Рис. 3. Фактор «активность» (розовый, молодые люди)

Рис.4. Фактор «оценка» (розовый, девушки)

Рис. 5. Фактор «активность» (розовый, девушки)

В этом случае мы имеем дело с геометрическим распределением ответов испытуемых, что может свидетельствовать о наличии определенной тенденции восприятия данного ЦО. На рис. 2 видно, что в сознании современных молодых людей розовый однозначно воспринимается как «слабый», «женственный», «миролюбивый». Это подтверждается и результатами АЭ, которые показали, что данный цвет ассоциируется с представительницами женского пола (реакции блондинка, девушка, девочка).

Относительно фактора «активность» можно сказать, что отношение респондентов является нейтральным (рис. 3). Мы имеем дело с нормальным распределением, мода и среднее значение которого близки к нулю с небольшим отклонением в сторону оценивания его как «активный».

Далее рассмотрим результаты ФА ответов испытуемых женского пола.

На гистограммах представлены распределения ответов по факторам «оценка» (распределения по факторам «сила» и «психологический комфорт» практически совпадают с представленным распределением), рис. 4.

В случае распределения оценок по факторам «оценка» «сила» и «психологический комфорт» очевидно присутствие определенной тенденции оценивания. ЦО воспринимается как «очень положительное», «очень женственное» и «очень приятное».

Несколько иначе распределены ответы по фактору «активность»

(рис. 5). В данном случае отношение можно описать как крайне неоднозначное. Есть три отдельные группы. Одна воспринимает этот цвет как крайне активный, другая - крайне пассивный, а третья - нейтральный. Хотя в целом группа оценивает ЦО розовый по данному фактору скорее как «активный».

Таким образом, можно отметить, что в семантическом пространстве ЦО розовый обе группы испытуемых выделяют такие факторы, как «оценка», «активность», «сила», «психологический комфорт». Наибольшую нагрузку несет оценочный компонент. Более того, оценки по всем перечисленным выше факторам, кроме фактора «активность», на-

ходятся под влиянием стереотипа, сложившегося в современном обществе.

Наблюдаемые различия по фактору «оценка» между девушками и молодыми людьми можно объяснить тем, что у современных юношей с детства формируется представление о розовом цвете как о цвете, символизирующем принадлежность к женскому полу. Следовательно, для молодых людей признаться в положительном отношении к этому цвету - значит не быть мужественным.

В ходе проведения исследования было выявлено, что образ ЦО розовый в сознании носителей русской культуры в настоящее время находится процессе переосмысления. Под воздействием современной культуры данное ЦО приобретает такие ассоциации, как блондинка, гламур, что нашло свое отражение и в ходе проведения ФА (при рассмотрении оценок по наиболее выраженным у данного ЦО факторам было выявлено, что они подчиняются законам геометрического распределения, что свидетельствует о наличии внешнего воздействия). Кроме того, межкультур-ное сопоставление полученных в ходе проведения исследования методом СД результатов групп мьянманских и русских студентов выявило, что подобное стереотипное отношение свойственно только представителям русской культуры. Сравнение результатов эксперимента по гендерному принципу показало, что формирование образа основных ЦО русского языка у испытуемых женского пола во многом детерминировано выделением таких факторов, как «женственность» и «психологический комфорт».

Экспериментальные данные указывают на изменение образа ЦО в процессе развития языка и общества, что еще раз говорит о неразрывности интеллектуального и эмоционального в психике человека, а также подтверждает тот факт, что формирование образа ЦО в процессе становления значения слова социально и культурно обусловлено.

Библиографический список

1. Василевич, А.П. Языковая картина мира цвета. Методы исследования и прикладные аспекты [Текст]: дис. ... д-ра филол. наук: 10.02.19/ А.П. Василевич. - М.: Институт языкознания РАН, 2003.

2. Залееская, А.А. Введение в психолингвистику [Текст] / А.А. Залевская. - М.: РГГУ, 1999.

3. Залевская, А.А. Психолингвистические исследования: Слово. Текст: Избранные труды [Текст] / А.А. Залевская. - М.: Гнозис, 2005.

4. Глухов, В.П. Основы психолингвистики [Текст]: учеб. пособие для студентов педвузов / В.П. Глухов. -М.: ACT: Астрель, 2005.

5. Грицанов, А.А. Социология: Энциклопедия [Текст] / Сост. А.А. Грицанов, B.J1. Абушенко, Г.М. Евель-кин [и др.]. - Мн.: Книжный Дом, 2003.

6. Ефремова, Т.Ф. Современный толковый словарь русского языка [Текст]: в 3 т. / Т.Ф. Ефремова. - М.: ACT : Астрель, 2006. - Т. 3. Р-Я.

7. Караулов, Ю.Н. Русский ассоциативный словарь [Текст]: в 2 т. / Ю.Н. Караулов, Г.А. Черкасова, Н.В. Уфимцева, Ю.А. Сорокин, Е.Ф. Тарасов. - М.: Астрель; ACT, 2002. - Т.1. От стимула к реакции: Ок. 7000 стимулов.

8. Крамер, Д. Математическая обработка данных в социальных науках: современные методы [Текст] / Д. Крамер. - М.: Академия, 2007.

9. Леонтьев, Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности [Текст] / Д.А. Леонтьев. - М.: Смысл, 2003.

10. Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка: 80 тысяч слов и фразеологических выражений [Текст]/ С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. - 4-е изд., доп. - М.: Технологии, 2007.

11. Орлов, А.И. Математика случая. Вероятность и статистика - основные факты [Текст]: учеб. пособие / А.И. Орлов. - М.: МЗ-Пресс, 2004.

12. Петренко, В.Ф. Введение в экспериментальную психосемантику: исследование форм репрезентации в обыденном сознании [Текст] / В.Ф. Петренко. - М.: Изд-во МГУ, 1983.

13. Фрумкина, P.M. Психолингвистика [Текст] / P.M. Фрумкина - М.: ACADEMA, 2001.

14. Osgood, Ch.E. The Measurement of Meaning [Text] / Ch.E. Osgood, G. Suci, PTannenbaum. - University of Illinois Press, 1957.

15. Sharifian, F. Distributed, emergent cultural cognition, conceptualisation, and language [Text] / F. Sharifian // In R.M. Frank, R.Dirven, T.Ziemke, & E.Bemandez (eds.) Body, Language, and Mind (Vol. 2): Sociocultural Situatedness. - Berlin; N.Y.: Mouton de Gruyter, 2008.-P. 109-136.