УДК 811.58 ББК 81.411.2:81.711

А.Ю. Мутылина

О РАЗГРАНИЧЕНИИ ПОНЯТИЙ «ПЕРЕКЛЮЧЕНИЕ»

И «СМЕШЕНИЕ КОДОВ»

(на примере устной речи русско-китайских билингвов в Пекине)

Изучение языковых контактов является одним из перспективных направлений современной лингвистики. В последние годы большое внимание уделяется проблематике, связанной с «переключением» и «смешением кодов», однако в определении самих терминов не наблюдается единства. В данной статье рассматриваются подходы к этой проблеме разных ученых, а также дается анализ лингвистической и психолингвистической природы таких явлений на примере русско-китайской речи билингвов.

Ключевые слова: языковые контакты; билингвы; переключение кодов; смешение кодов; психолингвистика; русско-китайские фразы

A.Yu. Mutylina

ON «CODE-SWITCHING» VS «CODE-MIXING»:

ANALYSING THE RUSSIAN-CHINESE BILINGUALS’ COLLOQUIAL SPEECH

Research of language contacts is a prospective mainstream in the modern linguistic typology. A lot of attention has been paid to the problems of code-switching and code-mixing. However, resultant definitions of the terms are far from being generally accepted. The approaches thereto have been examined in the present article, and an analysis of linguistic and psycholinguistic character of those phenomena has been accomplished.

Key words: language contacts; bilinguals; code-switching; code-mixing; psycholinguistics; Rus-sian-Chinese phrases

Специфика науки билингвология в ряду лингвистических дисциплин определяется тем, что «билингвы* - это не просто сумма полных или неполных монолингвов, а люди, обладающие уникальной и специфической лингвистической конфигурацией» [Grosjean, 1995, с. 259]. Поэтому явление языковых контактов во всевозможных их проявлениях представляет исключительный интерес для лингвистов.

При билингвальном общении нередко составляющие одного языка могут быть обнаружены вместе с компонентами другого в ряде таких языковых и речевых явлений, как лексические заимствования, калькирование, перенос, интерференция, диффузия, переключение кодов (далее - ПК), смешение кодов (СК)

* В качестве рабочего мы принимаем следующее определение: билингв - это человек, способный «общаться (достигать взаимопонимания) на двух языках» [Михайлов, 1969, с. 8], т.е. тот, кто может участвовать в полноценном общении - в основных, необходимых ему сферах жизнедеятельности - с носителями обоих языков.

и др. Несмотря на их активное исследование в течение последних десятилетий, современное состояние проблемы характеризуется неразработанностью терминологического аппарата: предлагаемые подходы к исследованию билингвальной речи «не только полемичны по отношению друг к другу, но и оперируют разными терминологическими микросистемами» [Русаков, 2004, с. 66]. Не наблюдается среди ученых и единогласия по вопросу о дефиниции и объеме понятий ПК и СК.

ПК и СК - два лингвистических явления, которые считаются наиболее распространенными моделями речевого поведения билингвов. Обилие и разнообразие собранного материала в различных языковых парах уже не позволяют остановиться на определении ПК как просто «попеременном использовании двух языков» [Саина, 2000, с. 60], а требуют более точных дефиниций. В том числе дефиниций, отграничивающих данное явление от ряда смежных.

Наряду с большим количеством исследователей, либо рассматривающих только понятие ПК, либо употребляющих термины ПК и СК как синонимы, немало и тех, кто пытается разграничить эти два явления.

Систематизировать имеющиеся в научной литературе многочисленные дефиниции можно по критериям, положенным в основу их выделения.

С учетом главных фокусов рассмотрения в билингвологии перехода с одного языка на другой (структурно-грамматический), социолингвистический и психолингвистический), а также возможности их сочетания, можно выделить четыре основания для разграничения анализируемых понятий: структурно-лингвистическое, соци-

олингвистическое, психолингвистическое и смешанное (социо-психолингвистичес-кое, структурно-психолингвистическое, струк-турно-социо-психолингвистическое).

1. Структурно-лингвистическое основание.

1.1. С точки зрения структуры речевых высказываний билингва, задействующего два языка, возможны три толкования, не нарушающие основной - признанный классическим в теории языковых контактов - принцип данного критерия: изменение кода происходит либо внутри предложения (intrasentential), либо между предложениями (intersentential).

1.1.1. Интерсентенциальный переход («в пределах высказывания между предложениями и синтагмами» [Чиршева, 2004, с. 29]) обозначается термином ПК, интрасентенциаль-ный (в пределах предложения) - СК [Там же. С. 29; Annamalai, 1989, р. 48].

1.1.2. Некоторые ученые, например, П. Мэйскен [Русаков, 2004, р. 68], О. Сычева [Sichyova, 2005, р. 488], рассматривают СК как частный, интрасентенциальный, случай ПК. При этом последнее понятие включает в себя все случаи изменения кода.

1.1.3. Другие, напротив, именно ПК определяют как подтип СК [Wolff, 1999, р. 5].

1.2. Лингвистический критерий положен в основу разграничения понятий [Чиршева, 2000; Студеничкин, 2006].

Ю.И. Студеничкин основным признаком ПК считает «наличие собственной синтаксической связи внутри единицы» [Студеничкин, 2006, с. 8]. Е. МакКлур и Дж. Вентс исполь-

зуют для обозначения подобных образований другой термин - «смена кодов» [Там же. С. 41].

Противопоставленные таким компонентам отдельные слова Е. МакКлур и Дж. Вентс относят к смешению кодов, а Ю.И. Студеничкин в зависимости от их адаптированности / неадаптированности, делит на заимствования и лексическую интерференцию соответственно.

Несколько другое разграничение проводит Г.Н. Чиршева, причисляя к ПК все элементы, кроме слов, адаптированных к фономорфологическим нормам принимающего языка [Чиршева, 2000, с. 80].

2. Социолингвистическое основание.

Социолингвистическое разграничение понятий базируется на понимании ПК как перехода с одной языковой системы на другую, необходимость в котором диктуется внешними обстоятельствами [Васильева, 1999, с. 5]. Противоположный тип гетерогенной рече-деятельности, характеризуемый «возможностью альтернации», С.Г. Васильева называет «разноязычием». Однако названное таким образом «речепроизводство <...> грамматически и/или семантически целостных высказываний <...> на основе использования эксплицитно выраженных элементов двух языковых систем» [Васильева, 1999, с. 4-5], бесспорно, относится к рассматриваемому нами явлению.

3. Психолингвистическое основание.

Разграничение понятий на основе психо-

*

лингвистических критериев.

Р. Редоуане рассматривает СК как п р о -ц е с с (разрядка наша) смешения элементов двух языков в одном высказывании, а ПК

- как результат такого смешения [Redouane,

2005, с. 1921].

В.А. Виноградов видит ПК там, где включается полная деактивация - в том числе кратковременная - одного из языков, и противопоставляет его интерференции - «недостаточно завершенному ПК» [Чиршева, 2004, с. 49].

Критерием разграничения может выступать уровень компетенции говорящего. Так, например, ю. Майзель «причиной смешения

* Предметом психолингвистики является «соотношение личности со структурой и функциями речевой деятельности. и языком как главной “образующей” образа мира человека», «рассмотрение особенностей работы <.. > механизмов порождения и восприятия речи» [Леонтьев, 1997, с. 18-19].

кодов считает недостаточную компетенцию» билингва в одном из языков, в то время как переключение кодов <...> вызывается экс-тралингвистическими причинами» [Чиршева, 2004, с. 50].

Основание для разграничения понятий ПК и СК некоторые исследователи видят в таких психолингвистических категориях, как осознанность и произвольность рассматриваемых явлений. О.А. Казакевич, исследовавшая селькупско-русское двуязычие, различает случаи «непроизвольного, непреднамеренного» (СК) и «намеренного перехода с одного языка на другой» (ПК) [Казакевич, 2000, с. 16].

Для разграничения явлений может быть использован и принцип стадиальности. Так, например, П. Ауер выделяет ПК и СК как соответственно первую и вторую стадию (наравне с третьей - fused lects) грамматикализации. Причем СК рассматривается им как более продвинутая стадия по степени владения двумя языками [Auer, 1999].

3. Хауген представляет СК и ПК как два конца одного «почти непрерывного континуума», когда при «полном» ПК «меняются все аспекты высказывания, включая фонологию, морфологию, синтаксис и лексику» [хауген, 1972, с. 69].

4. Смешанное основание.

В данной группе были объединены критерии разграничения рассматриваемых понятий, в основе которых лежит сочетание принципов.

4.1. Социо-психолингвистический принцип.

А.Д. Швейцер, рассматривая чередование русского и французского языков в романе л. Толстого «Война и мир», разграничивал ПК («переход с одного языка на другой») и «отдельные лексемы и фразы» на языке, отличном от языка высказывания, «не несущие основной информации», но «вместе с тем выполняющие определенную социальную функцию», которые он обозначил как иноязычные вкрапления [Швейцер, 2009, с. 125].

4.2. Структурно-социо-психолингвисти-ческий принцип.

Анализируя языковое поведение казахско-русских билингвов, С.Т. Саина оперирует в основном понятием «кодового/языкового переключения», рассматривая его «на уровне синтаксических конструкций», самостоятель-

ных «как по форме, так и в смысловом отношении». С.Т. Саина также считает, что ПК -«функциональное и сознательно управляемое явление», формирующее социально-языковую ситуацию. СК, как считает исследователь, лишь восполняет лексико-грамматические пробелы в родном из языков [Саина, 2000, с. 61].

4.3. Структурно-психолингвистический принцип.

А.Ю. Русаков подробно рассматривает анализируемые явления в речи носителей северно-русского диалекта цыганского языка. С точки зрения структуры он считает невозможным ПК, ограниченное единичной лексемой, если только она не составляет отдельного высказывания. К ясным случаям ПК исследователь относит, например, переход на стыке стилистически различающихся фрагментов текста или в момент перехода от собственной речи рассказчика к прямой речи персонажа, т.е. мену языков между предложениями.

Тесная взаимосвязь лингвистической и психолингвистической природы явлений прослеживается в обозначенной им терминологи-ческои трактовке сущности явлении, с одной стороны, и в утверждении наличия критериев разграничения данных понятий, имеющих собственно лингвистический характер, с другой.

Психолингвистическую природу имеет и отсылка в определении ПК и СК к возможным различиям в речевых стратегиях говорящих.

А.Ю. Русаков допускает мотивированное и немотивированное ПК, в то время как СК, по его предположению, может быть только немотивированным.

Разнообразие принципиально различающихся, вплоть до прямо противоположных, позиций на определение как самих понятий, так и их соотношения между собой, свидетельствует о сложности данного явления в билингвальной речи. Многоплановость явления не позволяет согласиться с точкой зрения К. Майерс-Скоттон, считающей, что введение наряду с ПК понятия СК вносит лишнюю путаницу в проблему [Чиршева, 2004, с. 49]. Поэтому в данной работе мы попытаемся разгра-

* ПК - «переход с одного языка на другой в рамках одного дискурсивного единства», СК - «говорение на одном языке с включением элементов другого языка» [Русаков, 2004, с. 70].

ничить и подробнее рассмотреть данные явления на собранном нами материале устной речи русско-китайских билингвов.

для введения критериев разграничения двух понятий - ПК и СК - представляется целесообразным обращение к словарным толкованиям терминов «переключение» и «смешение». При этом интересны как лингвистические дефиниции, так и понимание данных процессов в физиологии и психолингвистике.

С.И. Ожегов трактует глагол «переключить», являющийся деривационным для слова «переключение», как «изменив, направить к чему-нибудь другому, новому» [Ожегов, 1988, с. 407].

Большая советская энциклопедия определяет «переключение» в физиологии как одну из закономерностей деятельности нервной системы, обеспечивающую более совершенное приспособление организма к окружающей среде.

Д.Н. Ушаков определяет «смешение» как действие по глаголу «смешать» (не различать; мешая, соединить; перепутать) или «смешаться» (стать смешанным; стать спутанным, не различенным) [Ушаков, 2001, с. 236]. «Смешивать» у Ожегова - «соединять что-нибудь с чем-нибудь» [Ожегов, 1988, с. 283], у Т.Ф. Ефремовой в «Новом словаре русского языка» -«соединить что-либо в одно целое, мешая, перемешивая» [Ефремова, 2001, с. 638].

В то время как антонимом слову «смешать» выступают такие глаголы, как «разделить» и «дифференцировать», «переключение» происходит между двумя вполне разграниченными системами.

Таким образом, по отношению к лингвистическим кодам мы можем говорить о полной смене, о переходе с одного на другой при переключении и о неразделении кодов при смешении.

Психолингвистические исследования процессов порождения речевого высказывания позволяют говорить об их трехуровневой организации. Лексическое и грамматическое оформление высказывания на фазе формулирования происходит на формирующем (втором) уровне. Специалисты в данной области отмечают, что замысел реализуется одновременно в пространственно-понятийной схеме (отвечающей за лексическое оформление высказывания - при выборе необходимых эле-

ментов) и в схеме временной развертки, отражающей взаимоотношения выбранных лексем и происходящей по правилам синтаксиса определенного языка [Ахутина, 1985, с. 9498].

Можно предположить, что при СК оба лингвистических кода участвуют лишь в «словесном представлении» (при выборе слов), в то время как «механизм грамматического структурирования» задействует только один код [Ахутина, 1985, с. 98]. При ПК оба кода активизированы как на уровне, актуализирующем поле номинации, так и «в схеме временной развертки, актуализирующей поле предикации» [Ахутина, 1985, с. 94].

Рассмотрим эти явления в речи людей, владеющих русским и китайским языками и проживающих в КНР.

В устной непринужденной речи* русско-китайских билингвов, проживающих в Пекине, распространены оба явления.

ПК происходит как между предложениями, так и внутри них.** При этом в последнем варианте, как правило, говорящие переключаются с русского на китайский в конце просодической единицы.

1Я я я л

. ПК между предложениями.

1. Переключение при смене адресата:

(к маме) ma / ni xiuxi yi xia // (кребенку) Костик / пойдем пообщаемся // (к маме) ma / lai zheli ba // women xiuxi yi xia // (к ребенку) Костик / будем кушать? // (к маме) ma /Костя yao chifan.

(к маме) Мам / отдохните немного // (кребенку) Костик / пойдем пообщаемся // (к маме) Мама / идите сюда // отдохнем // (к ребенку) Костик / будем кушать? // (к маме) Мам /Косте надо покушать.

* Специфика данной формы общения состоит в том, что говорящий «может реализовать все свои естественные речевые стремления, не будучи при этом» ограниченным «какими-либо социальными речевыми обязательствами» [Васильева, 1999, с. 13].

** Предложение - единица сообщения, обладающая значением предикативности и собственной семантической структурой, выполняющая определенную коммуникативную задачу. Следовательно, попеременное употребление цель-нооформленных китайских и русских фраз считается ПК между предложениями, а переход на китайский во фразе, начатой по-русски, - ПК внутри предложения.

*** В примерах речевые отрезки, произнесенные по-китайски, передаются с помощью фонетической транскрипции пи-ньинь. Знак «/» передает синтаксическое членение с интонацией незавершенности; знак «//» - синтаксическое членение с интонацией завершенности.

А (к подруге): Ну / а я хочу четыре (картины) // (к продавцу) chuntian meiyou ma ?

В (продавец): you.

А (к подруге): двадцать пять на четыре / это сто // но они уже в рамке.

А (к подруге): Ну / а я хочу четыре (картины) // (к продавцу) А весны нет?

В (продавец): Есть.

А (к подруге): Двадцать пять на четыре / это сто // но они уже в рамке.

2. ПК как реакция на смену кода в речи собеседника:

А: Ну что / будем возвращаться?

Б: Да / давай // кстати / это вам // bu zhi-dao ni xi bu xihuan chi zheyang de dongxi.

А: wo shenme dou chi.

А: Ну что / будем возвращаться?

Б: Да / давай // кстати / это вам // не знаю / едите ли вы такое.

А: Я ем все.

3. ПК, обусловленное китайским словом-

*

«переключателем».

В данном примере только последняя фраза является переключением, ему предшествует СК:

А: Вон shipin.

Б: Что за shipin?

А: Chi de dongxi.

А: Вон продукты.

Б: Что за продукты?

А: То, что едят.

4. ПК при цитировании или самоцитирова-нии.

«ПК в момент перехода от собственной речи рассказчика к прямой речи персонажа» объясняется прагматически [Русаков, 2004, с. 81].

Нет у них колыбельных // бабушка ему просто поет / wawa shui / wawa shui.

Нет у них колыбельных // бабушка ему просто поет / спи малаш / спи малыш.

Русский сложнее // китайский / он же легкий // дети и говорят по-китайски / двусложно // wo ke le // а не по-русски.

Русский сложнее // китайский / он же легкий // дети и говорят по-китайски / двусложно //я пить хочу //а не по-русски.

Препод его спрашивает / shenme yisi? // а тот не знает / что ответить.

* Лексема, употребление которой вызывает переход с одного кода на другой.

Препод его спрашивает /что это значит? //а тот не знает / что ответить.

Я им говорю / zai lai yi ge zhaopian // смотрят так удивленно».

Я им говорю / нужна ещё одна фотография // смотрят так удивленно.

Что касается не прямого цитирования, а пересказа разговора на китайском, то, по свидетельству самих билингвов, такой разговор им проще воспроизвести на китайском, чем в переводе на русский. В подобных случаях говорящие также используют стратегию ПК.

5. Переключение на другой язык, отражающее эмоционально-напряженное состояние говорящего.

«Используется для эмфатического выделения соответствующей части высказывания» [Швейцер, 2009, с. 129]. При этом экспрессивную функцию выполняет сам факт изменения кода.

Все такси заняты // никого нет // zhen de mei you?!

Все такси заняты // никого нет // неужели на самом деле нет?!

Написано выход D // здесь даже такого нет // (задумчиво) hen qiguai.

Написано выход D // здесь даже такого нет // (задумчиво) как странно.

Где же он останавливается? // (задумчиво) bu zhidao.

Где же он останавливается? // (задумчиво) не знаю.

6. Переключение, предваряющее собственно цитирование:

А: Она сказала на Ямалу.

Б: А она сказала /где конкретно?

А: Та shuo /nar you yi lou tebie gao de dasha / jiu zai ta dui bian.

(А: Она сказала / там есть очень высокое здание / прямо напротив него).

II. ПК внутри предложений.

У нас мальчики в одном здании / девочки в другом // ванная же одна на этаже / так что mei banfa // там тоже так было / тоже mei banfa.

У нас мальчики в одном здании / девочки в другом // ванная же одна на этаже / так что ничего не поделаешь // там тоже так было / тоже ничего не поделаешь.

Как же вы не знаете? // это ж nimen zhuanye.

Как же вы не знаете? // это ж ваша специальность.

Тут идет речь о haochi de dongxi.

Тут идет речь о вкусных продуктах (вкусностях).

Мы считаем, что наличие внутренней синтаксической связи между несколькими компонентами, принадлежащими другому лингвистическому коду, свидетельствует о переключении на этот код. Такого же мнения придерживается Ю.И. Студеничкин [Студеничкин, 2006, с. 8].

В соответствии с психолингвистическим описанием процесса порождения речи, «временная развертка осуществляется одновременно на разных уровнях речевого сообщения: как на уровне целого высказывания, так и на уровне его частей и внутри отдельного предложения» [Ахутина, 1985, с. 95]. Следовательно, в представленных примерах временная развертка предложения в целом осуществляется по правилам синтаксиса русского языка, а внутри предложений при ПК - по синтаксическим правилам китайского.

Таким образом, данный тип ПК «требует больших навыков и <.> тесно связан со взаимодействием двух грамматических систем» [Студеничкин, 2006, с. 61].

Богато представлено в речи билингвов, проживающих в Китае, явление СК, которое рассматривается нами как вставки лексем одного языка (в данном случае китайского) в речь на другом (русском).

Распространенность данного феномена при интенсивных языковых и культурных контактах отмечается многими исследователями [Muysken, 2000, с. 10-27; Русаков, 2004, с. 16].

Китайские лексемы встречаются как в неадаптированном виде (с сохранением фонетических, просодических и морфологических характеристик), так и в измененном, адаптированном, «оформляясь» русской грамматикой [Васильева, 1999, с. 35]. Адаптация может быть морфологической или фонетикоморфологической.

1. Использование неадаптированных китайских лексем в речи на русском.

1.1. Китайские имена и названия:

Который на Dong zhi men (Dong zhi men -ЖШП - название станции метро в Пекине).

Что еще? //Shanxi /это лапша (Shanxi - L Щ - название китайской провинции).

Вы завтра начинаете учиться? // да китайцы / вроде / в субботу // вот Jian завтра на работу идет (Jian - ^ - мужское имя).

В нашем Beiyu в это воскресенье HSK проводят // для своих (Beiyu (сокр. от Beijingyuy-an daxue) - 4tin - Пекинский

университет языков).

Он на последнем курсе учился / когда нашел работу в Taiyuan / это столица Shanxi // не Shangxi / где Xi ’an / войско это терракотовое / а другое Shanxi (Taiyuan - ^М, Xi ’an -Щ^- названия городов в Китае, Shangxi - L Щ, Shanxi - КЩ - названия провинций).

1.2. Слова, обозначающие понятия, специфические для китайской культуры:

Они же мясо почти не едят // траву всякую / baozi / mantou // они же вообще без мяса (baozi - - пирожок, приготовленный

на пару, с начинкой; mantou - - пампуш-

ка, пышка; пирожок, приготовленный на пару, без начинки).

Там ещё кухня dongbei // а здесь они везде соус lao Beijing добавляют // который в Beijing kaoya используют (dongbei - -

северно-восточная (кухня), lao Beijing - ^tt Ä - название соуса, Beijing kaoya -

- утка по-пекински).

Подобное «использование в речи лексических единиц другого языка можно считать естественным устройством для выражения новых реалий и явлений» [Студеничкин,

2006, с. 45].

Говорящий использует данную речевую стратегию для преодоления «лакуны между своими коммуникативными нуждами и ограниченными коммуникативными ресурсами», при этом, как в любом другом случае СК и ПК, билингв «апеллирует к языковой компетенции слушателя» - такого же билингва, -«предполагая сходство их лингвокультурной базы» [Зеленин, 2008, с. 88].

1.3. Китайские лексемы, имеющие соответствующие аналоги на основном языке высказывания (русском).

Ещё Л.В. Щерба указывал на причину таких «подмен»: «тогда он [говорящий] заимствует из другого языка, прежде чем слова, те понятия или их оттенки, ту их окраску, наконец, которые кажутся ему необходимыми» [Щерба, 1974, с. 69].

А.В. Зеленин также указывает в подобных случаях на разницу между денотативной номинацией и прагматико-сигнификативной, ассоциативно-психологической структурой слова. Хотя денотат, обозначаемый китайской лексемой и её русским аналогом, один, китайское слово «имеет иной культурный ореол, иной прагматический «вес», нежели слово русское [Зеленин, 2008, с. 91].

Значительная доля подобных словоупотреблений обозначает «реалии не обязательно новые, однако функционирующие в иной сетке, в иной системе жизненных обстоятельств, представлений и понятий» [Зеленин, 2008, с. 92].

1.3.1. Наиболее часто в речи билингвов встречаются имена существительные:

Я ему здесь фрукты не покупаю //пестициды // овощи / те / которые lüse pin // где один помидорчик / четыре юаня (lüse pin -

- экологически чистые продукты).

Нас подруги фотали // вот его didi // а это девочки плакат рисовали» (didi - ШШ - младший брат).

Надо новый zheng получить (zheng - М -свидетельство, удостоверение, документ).

Shifu её понял тут же (shifu - - ма-

стер).

В основном фотографируют на shou fei zhan // у них там камеры стоят (shou fei zhan -касса (зд. пункт оплаты за проезд по автодороге)).

1.3.2. Реже - другие части речи:

Пойдем туда / здесь слишком luan // народу много (luan - - беспорядочный, хаотич-

ный, беспорядок; без разбору).

Для иностранцев / конечно / по-другому // они же такие /youhao (youhao - ЖШ - дружелюбный).

По каким предметам у тебя bu jige? (bu jige - ^ЖШ - неудовлетворительно).

Я не все фотала // только провинции / которые мне you yisi (you yisi - - инте-

ресный).

Сфотографируй меня вот так // будто я xiaqu (xiaqu - - спускаться [вниз]).

А.Д. Швейцер, проанализировав случаи французско-русского СК в романе Толстого «Война и мир», пришел к выводу о вспомогательной роли подобных «иноязычных вкраплений», которые «не служат основным средством передачи информации» [швейцер,

2009, с. 126]. Однако собранные нами материалы свидетельствуют об обратном: большинство китайских лексем несет значимую смысловую нагрузку.

1.4. Повтор прагматически значимых китайских лексем:

А: Ну // в общем / его тоже мои подруги / там / с работы / тоже спрашивали // Почему не общаешься по-русски? // Он им все говорил / meiyou huanjing.

Б: Ничего себе meiyou huanjing / жена, ребенок.

А: Ну раньше / я же с ним говорила на китайском // вот /а щас /теперь есть huanjing (meiyou huanjing - - нет условий,

huanjing - - условия, обстановка, среда;

окружение).

Я одна гуляла // ну / китаянка мне говорит / давай сфотаю // а потом ещё / давай вон там / и что-то про shizi //я тогда не поняла / а дома уже посмотрела /там только моя голова / а сверху сплошные shizi (shizi - - хурма)

Он нам про пиццу рассказывал / много // очень вкусная / говорил // а где / не сказал // сказал / что это mimi // что у него там за mi-mi (mimi - щщ - секрет, тайна).

1.5. Китайские лексемы и устойчивые выражения, наиболее распространенные в речи русских, проживающих в Пекине, представляющие собой своего рода концепты:

Jian бы такое не выбрал // красное /это tai guofen le (tai guofen le - ЖЙ^Т - [уже] чересчур).

Да все они chabuduo (chabuduo - -

разница невелика, мало чем отличается).

Он не хотел // второй ребенок / это слишком mafan (mafan - Щ® - хлопотный; хлопоты, беспокойство).

Хотелось бы внутрь зайти // но как-то / buhaoyisi (buhaoyisi - - неловко, не-

удобно, стесняться).

Да все mamahuhu / они всё так делают (mamahuhu - - очень небрежный,

халатный).

Не / автомат // коробка / это очень mafan (mafan - Щ® - хлопотный; хлопоты, беспокойство).

2. Вкрапления адаптированных лексем.

Распространено в речевой практике билингвов и деривационное освоение иноязыч-

* Лексем, несушдх основную смысловую нагрузку в данном высказывании.

ных элементов, когда говорящие приспосабливают китайские лексемы к «русской морфологической системе», «нормализуя <.. .> и включая» их «в свой узус» [Зеленин, 2008, с. 89]. При этом китайские лексемы, «актуализируясь, прибавляют к себе те же аффиксы», что и русские «в тех же грамматико-синтаксических позициях» [Васильева, 1999, с. 36].

2.1. Морфологическая адаптация.

В основном в эту категорию попадают слова, оканчивающиеся носовыми сонантами -n или -ng. Билингвы могут изменять их в соответствии с русской морфологической системой, склоняя, добавляя показатели мн.ч. При этом в ряде случаев исходная часть слова произносится с сохранением просодических характеристик китайского слова (так, в первых трех примерах в речи билингвов сохранилось тонирование лексем, несмотря на их адаптацию).

Я у фууюаней спросила (fuwuyuan -

- обслуживающий персонал).

Это все гунюани (gongyuan - - парк).

Наши хуажэни (huaren - - китайский

эмигрант).

Просто лаобаня спроси (laoban - -

владелец, управляющий).

Ресторан Пушкин / на дунчжимэне (Dong zhi men - ЖШП - название станции метро в Пекине).

У него айцзыбина нету (aizibing - -

СПИД, зд. - справка на СПИД).

2. Фонетико-морфологическая адаптация:

Ну че /замаданимся?

Когда будем маданиться? (mai dan -

- оплатить по счету, расплатиться).

Там много лаоваев // можно пойти / посидеть.

Сейчас какое-то кино лаовайское идет // может / сходим (laowai - - иностра-

нец).

А / там где с тудзиками (tuzi - - заяц,

зд. жест, изображающий уши зайца).

Ну /ребят / цзобанули (zou ba - - да-

вай пойдем).

Анализируемый материал не дает оснований говорить о значимости социолингвистического фактора при отграничении ПК от СК. Релевантными оказываются лингвистические и психолингвистические критерии, дополняющие друг друга при анализе конкретных

фактов употребления в речи одного индивида двух языковых кодов.

Механизм употребления в речи отдельных лексем представляется нам именно как «вставки» элементов одного кода в процессе говорения на другом. Причины при этом могут быть разные: эмфатическое выделение, отражение новых явлений, стремление к экономии речевых усилий и др. Вне зависимости от наличия/отсутствия адаптации к системе «основного» кода (фонетико-морфологическая адап-тированность свидетельствует, как нам кажется, лишь о большей осознаваемости самим говорящим того, что он прибегает к средствам другого кода; неадаптированные элементы чаще остаются без внимания), тот факт, что употребление единичной китайской лексемы не вызывает полноценного перехода на китайский (фраза продолжается на русском), свидетельствует об отсутствии факта смены кода. В данном случае употребляем термин СК.

Напротив, если лексемы, принадлежащие другому коду, образуют в речи билингва синтаксические единства, отвечающие правилам этого кода, то, значит, задействуются более сложные механизмы, а не только выбор адекватных мысли лексических средств. Следовательно, можно говорить о переходе с одного кода на другой. Такой переход может быть как кратковременным (ПК внутри предложений), так и более длительным (ПК между предложениями). Однако сам факт изменения кода -вне зависимости от его продолжительности -дает основания использовать термин ПК.

Подтверждение такому разграничению можно найти и в психолингвистических исследованиях, в частности, при моделировании процессов порождения высказывания с точки зрения его лексического и грамматического оформления, о чем говорилось ранее.

Таким образом, факты как ПК, так и СК имеют - пусть и различную - психолингвистическую природу, и могут быть проанализированы в собственно лингвистическом ракурсе, что и было показано на примере русско-китайских фраз.

Библиографический список

1. Ахутина, Т.В. Исследование речевого мышления в психолингвистике [Текст] / Т.В. Ахутина, И.Н. Горелов, А.А. Залевская. - М.: Наука, 1985.

2. Васильева, С.Г. Разноязычие («смешанная речь»): диалектика явления и сущности [Текст] / С.Г. Васильева. - Казань: Мастер Лайн, 1999.

3. Ефремова, Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный [Текст] / Т.Ф. Ефремова. - М.: Рус. яз., 2001. - Т. 2.

4. Зеленин, А.В. Типология лексических заимствований в эмигрантской прессе (1919-1939) [Текст] / А.В. Зеленин // Вопросы языкознания. - 2008. -№ 1. - С. 85-120.

5. Казакевич, О.А. Смешение и переключение кодов в речи северных селькупов [Текст] / О.А. Казакевич // Речевое общение в условиях языковой неоднородности: - М.: Эдиториал УРСС, 2000. - С. 14-

21.

6. Леонтьев, А.А. Основы психолингвистики [Текст] / А.А. Леонтьев. - М.: Смысл; Академия, 2005.

7. Михайлов, М.М. Двуязычие (принципы и проблемы) [Текст] / М.М. Михайлов. - Чебоксары: Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова, 1969.

8. Ожегов, С.И. Словарь русского языка [Текст] / С.И. Ожегов; под ред. Н.Ю. Шведовой. - М.: Рус. яз., 1988.

9. Русаков, А.Ю. Интерференция и переключение кодов (севернорусский диалект цыганского языка в контактологической перспективе) [Текст]: дис. ... д-ра филол. наук / А.Ю. Русаков. - СПб., 2004.

10. Саина, С.Т. Двуязычие и многоязычие в семейной жизни и повседневном быту [Текст] / С.Т. Саина // Речевое общение в условиях языковой неоднородности. - М.: Эдиториал УРСС, 2000. - С. 60-75.

11. Студеничкин, Ю.И. Английско-тагальское переключение кодов в условиях двуязычия на Филиппинах [Текст]: дис. ... канд. филол. наук / Ю.И. Сту-деничкин. - СПб., 2006.

12. Ушаков, Д.Н. Толковый словарь русского языка [Текст] / Д.Н. Ушаков. - М.: Вече, 2001. - Т. 3.

13. Хауген, Э. Языковой контакт [Текст] / Э. Хауген // Новое в зарубежной лингвистике.- М.: Прогресс, 1972. - Вып. 6. - С.61-80.

14. Чиршева, Г.Н. Введение в онтобилингвологию [Текст] / Г.Н. Чиршева. - Череповец: ЧТУ, 2000.

15. Чиршева, Г.Н. Двуязычная коммуникация [Текст] / Г.Н. Чиршева. - Череповец: ГОУ ВПО ЧТУ, 2004.

16. Швейцер, А.Д.Современная социолингвистика: Теория, проблемы, методы [Текст] / А.Д. Швейцер.

- М.: ЛИБРОКОМ, 2009.

17. Щерба, Л.В. О понятии смешение языков [Текст] / Л.В. Щерба // Языковая система и речевая деятельность. - Л.: Наука, 1974. - С. 60-74.

18. Annamalai, E. The language factor in code mixing [Text] / E. Annamalai // International Journal of the Sociology of Language, 1989. - Vol. 74. - P. 47-54.

19. Auer, P. From codeswitching via language mixing to fused lects: Toward a dynamic typology of bilingual speech [Text] / P. Auer // International Journal of Bilingualism. - 1999. - № 3. - P. 309-332.

20. Grosjean, F. A psycholinguistic approach to codeswitching: the recognition of guest words by bilinguals [Text] / F. Grosjean // One Speaker, Two Languages: cross-disciplinary perspectives on codeswitching. - Cambridge: Cambridge University Press, 1995. - P. 259-275.

21. Muysken, P. Bilingual Speech. A Typology of CodeMixing [Text] / P. Muysken. - Cambridge: Cambridge University Press, 2000.

22. Redouane, R. Linguistic Constraints on Codeswitching and Codemixing of Bilingual Moroccan Arabic-French Speakers in Canada [Text] / R. Redouane // Proceedings of the 4th International Symposium on Bilingualism. - Somerville, MA: Cascadilla Press, 2005. - P. 1921-1933.

23. Sichyova, O.N. A note on Russian-English code switching [Text] / O.N. Sichyova // World Englishes. - 2005.

- Vol. 24, №. 4. - P. 487-494.

24. Wolff, E. Pre-School Child Multilingualism and its Educational Implications in the African Context [Text] / E. Wolff // PRAESA - Occasional Papers. 1999. -№ 4. - P. 2-28.

УДК 81 ББК 81.432.1

Т.В. Тюрнева

К ПРОБЛЕМЕ ВЫДЕЛЕНИЯ ВРЕМЕНИ КУЛЬТУРЫ В КОНТЕКСТЕ ЕВРОПЕЙСКОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА В ЭПОХУ

ПОСТМОДЕРНА

Время культуры - одно из понятий современной лингвистики, используемое для анализа семиотических сущностей в пространственно-временных рамках. Время культуры организуется на основе значимого события, которое можно выделить с помощью анализа основных знаков, функционирующих и характеризующих конкретный культурный контекст. Предметом изучения в настоящей статье стало время культуры болонского процесса и его ключевые смыслы.

Ключевые слова: время культуры, семиосфера, симулякр, болонский процесс