ФОРМЫ ВЫРАЖЕНИЯ СУБЪЕКТА И СПЕЦИФИКА ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В ПАРЕМИЯХ

Л. Б. Кацюба

В настоящей статье рассматривается специфика, разнообразие и роль субъекта в паремиях с глаголами в форме 3 лица, поскольку именно эти формы дают полное представление о деятеле в пословицах.

Понятие лица глагола самое широкое. Любой предмет изображается как личный деятель, носитель признака, свойства, источник действия, процесса. Понятие лицо соотносится с понятием субъект.

Необходимо учитывать также, что с формами

3 лица могут соотноситься понятия «лица в собственном смысле» и «нелица». Вслед за авторами русского семантического словаря мы конкретизируем «абстрактный семантический компонент» ’лицо, лица’ «как: 1) ’человек, люди’; 2) ’мифическое существо, уподобляемое человеку’, например: ангел, бес, бог..; 3) ’целенаправленно действующий субъект, приравниваемый к человеку -тот, кто’... Все слова, содержащие в своем значении данные семантические компоненты, принадлежат к классу имен лиц»1. Конкретизация «абстрактного семантического компонента» ’нелицо, нелица’ подразумевает включение в это широкое понятие названий предметов, вещей, явлений, каких-либо отвлеченных понятий, которые могут выступать в роли субъекта действия.

Разграничение понятий лица и нелица является существенным по отношению к характеру действия, которое производится субъектом-лицом и субьектом-нелицом. В первом случае глагол будет обозначать процессы, действия, состояния, свойственные названному лицу, живому существу {жена поет, бог видит, один горюет, богатый пу-затеет), во втором случае - свойственные названному предмету, вещи, явлению, понятию, которые будут изображены как личный деятель (булат не сечется, рубль стережет, болезнь входит, бедность тачет). В этом контексте принципиальные различия между именами лиц и нелиц усматриваются многими учеными, например, А. Вежбицкой, В.Г .Гаком, Г.А. Золотовой и другими. Между тем, как отмечает Ю.Д. Апресян, «синтаксически соответствующие» животным, насекомым и т.п. «названия ведут себя в точности так же, как существительные со значением ’человек’»2. Более того, иногда такое же «поведение» свойственно и для существительных, обозначающих неодушевленные предметы, то есть нелицо. В своем материале мы усматриваем различие понятий лицо и нелицо, наряду с семантической конкретизацией, также и по наличию или отсутствию у субъекта «жизненной активности», под которой понимаются целенаправленные, интенсивные действия, требующие определенных усилий, проявления волевых ка-

честв, даже сознательности. Активность субъекта-лица, субъекта-живого существа, которые «обладают собственным поведением и могут быть источником самостоятельного активного действия, не нуждаясь в постороннем движущем факторе»3, передается активными, часто каузативными (здесь каузативный - обозначающий «воздействие на ка-кой-либо объект-субстанцию, которая создается, изменяется или уничтожается в процессе действия»)4 глаголами: жалить, лезть, драться, взойти, грызть, проглотить, рожать, тонуть, хватать, варить, высушить, крушить, копать, сажать, ударить, шинковать, щипать и другими.

Исследование 1828 пословиц с глагольным компонентом в форме 3 лица показало, что в 59 % субъект выражен именем существительным в форме единственного и множественного числа; в 26 % субъект выражен местоимением в форме единственного и множественного числа; в 12 % субъектом действия выступает имя прилагательное в форме единственного и множественного числа; именем числительным, причастием и другими формами и сочетаниями субъект выражен в 3 %.

Независимо от формы выражения субъекта способность форм 3 лица соотноситься с понятиями «лица» и «нелица» сохраняется. Так, субъект-лицо может выражаться существительным (мать, хозяин, царь, рыбак, люди), местоимением (он, тот, кто, всяк), прилагательным (богатый, добрый, пьян) и т.д. Аналогично проявляют себя различные части речи по отношению к субъекту-нелицу, свободно выражая его: волк, конь, собака -субъект-животное и рубаха, спина, дерево, дом -субъект-предмет, которые относятся к субъекту-нелицу, выраженному именем существительным; хорошее, сырое, худое - прилагательным; что, то, всё - местоимением и т.д.

В большинстве паремий субъект выражен именем существительным. Существительные как формы выражения субъекта распределились на группы: одушевленные нарицательные, одушевленные собственные, неодушевленные нарицательные, неодушевленные собственные. Категория одушевленности, одна из важнейших, связанных с категорией лица, выступила как структурообразующая, позволяющая противопоставить «социально активного человека, подлинного субъекта действия, всему остальному» (Л.Г. Яку-бинский).

В количественном отношении отличаются ббльшей представленностью существительные одушевленные нарицательные, которые составляют 49 % и сочетаются с 60 % глагольных единиц в форме 3 лица единственного и множественного числа. В 69 % пословиц этой группы

существительные выражают субъект-лицо и называют людей:

по профессии и роду деятельности: охотник, поп, дьякон, рыбак, свинопас, швец (швея), кузнец, портной, мастеровой, пахарь, монах, жнец, вор, солдат: Поп поет, кузней кует, а солдат свою службу служит; Рыбак рыбака видит издалека; Охотник ведра в тороках не возит;

по отношениям родства, породнения (в том числе по отношениям между участниками свадебного обряда): мать, отец, сын, дочь, бабушка, дедушка, свекровь, дядя, мачеха, крестник, тесть, зять, шурин, внучек, муж, жена; сваха, сват (сватья), жених, невеста: Мать и высоко подымет, да не больно опустит руку; И отеи не поможет, когда сын занеможет; Жена мужа не бьет, а под свой норов ведет; Сваты опоздали, сани поломали; Дети родились, да никуда не годились',

по половой принадлежности и по поду и возрасту: девка, девушка, девица, молодец, баба, мужик, дед, старец, дитя: От избытка и старей келью строит; Доброе дитя скорее пролжется; Девушка не травка, не вырастет без славки; Не все то правда, что бабы врут;

по национальности (сословию): калмык, цыган, казак, мордвин, грек, немец: Калмык татарина маханиной корит; Казак сам не ест, а лошадь кормит; Добрый мордвин живет и один; Немей хитер: обезьяну выдумал;

по взаимоотношениям (дружба, вражда, совпадение взглядов и т.п.): недруг, сосед, гость, земляк: Сосед не захочет, так и миру не будет; Земляк. избил всех в один синяк; Гость гостит - не житья смотрит;

по общественному положению, социальному статусу: царь, батрак, барин, работник, боярин, хозяин (работодатель), смерд, мужик, холоп: Воды и иарь не уймет; Черен мак, да бояре едят; Осенью работник краснеет, а хозяин бледнеет; Временем и смерд барыню берет;

по интеллектуально-эмоционально-Физичес-кому свойству, качеству или его отсутствию (в том числе по внешнему виду, по состоянию здоровья, по отношению к жизни и смерти): урод, дурак, умница, знайка, незнайка, мертвец, плут: Живет урод и от красавца; Дурак дом построил, а умни-ца купил; Незнайка лежит, а знайка далеко бежит;

по принадлежности к коллективу, объединению (либо как общность) (субъект часто выражен существительным с собирательным значением): род, семья, родня, миряне, люди: Род в род идет; Без правды не живут люди. а только маются; Народ недаром говорит; Семья воюет, а одинокий горюет; и другие группы или

высшее существо - бог, господь, ангел, чудотворец и его антипод - черт, бес, дьявол, сатана, либо мифологическое существо - русалка, леший: Бог виноватого найдет; Господь умудряет слепца, а дьявол искушает чернеца; Во что черт ни

нарядится, да бесом глядит; Ангел помогает, а бес подстрекает. (Эта группа пословиц весьма обширная с наиболее регулярными субъектами бог, черт).

Т.В. Бахвалова замечает: «Наименование лица - обширнейшая тематическая группа лексической системы русского языка. Это один из самых многочисленных лексико-грамматических разрядов имен существительных»5. Как видно из приведенных фактов, это замечание справедливо и для лексической системы русских пословиц.

В 31 % паремий существительные одушевленные нарицательные выражают субъект-животное (в том числе млекопитающие, птицы, рыбы, насекомые и т.п.). Пословицы этого ряда выделяются из общей массы, поскольку обнаруживают некоторую особенность: субъект в них относится к разряду «живое существо», напрямую связан с категорией одушевленности - выражен одушевленным существительным. Как отмечает И.В. Холманских в своем исследовании истоков анималистической фразеологии, «все многообразие животного мира отразилось в первую очередь в образах фольклора -пословицах, поговорках, потешках, сказках»6.

В исследованных нами паремиях называются домашние животные, издревле содержащиеся на русских подворьях. Среди названий частотно употребляются собака, лошадь (конь), кошка (кот), корова, овца, свинья, курица, петух, бык (вол), гусь, коза (козел): Свинья найдет грязь; Вол растет до обуха; Не вымем корова молоко дает, а рылом; Не тряхнув ушами, кот куска не съест; У нашей хозяюшки все в работе: и собаки посуду моют; Сытая лошадь меньше съест; Ку-рииа гогочет, а петух молчит.

Среди диких животных, названных в роли субъекта, отмечены волк, лиса, заяц, медведь, сова, кукушка, журавль, ласточка, соловей, ворона, ворон, червь, карась, реже - соболь, куница, ясщреб и другие: Волк каждый год линяет, а обычая не меняет; Долго журавль летает, а мозолей не натирает; Змея умирает, а зелье хватает; Спит лиса. а во сне кур считает; Кукушка кукует, по бездолью горюет. В единичных примерах встретился зооним слон: Не гоняется слон за мышью.

Как показало исследование, активно употребляемы в пословицах названия диких животных, распространенных на всей территории России, от западноевропейской ее части, Урала, Сибири, Дальнего Востока, Камчатки, Сахалина до южных широт. Факт упоминания в пословицах национальных видов домашних животных, которые трудятся на благо человека и помогают ему жить (а иногда и выживать) не одно столетие, а также -тех диких животных, с которыми человек веками жил на одной территории, - примечателен и может расцениваться как верность русского народа своим традициям, обычаям и проявление гуманизма, чуткости к братьям своим меньшим. Функциональные качества этих пословиц подчеркивают их

Фразеология

антропоморфичность. «Через использование лексики из области животного мира передаются самые различные представления, свойственные миру людей. Оценочный момент (положительный, отрицательный, нейтральный) связан с ассоциациями, которые вызывают те или иные животные»7. Олицетворение животных обусловлено использованием глаголов мысли, чувства, речи, отношения: думать, хвалить, горевать, любить, считать, знать, тосковать, дружить и других. Кроме того, высокий процент употребления зоонимов в качестве субъекта подтверждает мысль об одном из основных признаков пословицы - концентрации человеческого опыта, результатов наблюдения человека за человеком, природой, объектами действительности: «Стремление к осознанию единства человека и природы, взаимосвязей всего сущего лежит в самых истоках человеческого опыта и его осмысления» (В.М. Богуславский).

На втором месте по употреблению в качестве субъекта стоят существительные неодушевленные нарицательные. Они составляют 43 % и выражают:

1) субъект-предмет с конкретным (реже собирательным, вещественным, отвлеченным) значением, как-то:

предметы крестьянского (либо другого сословия - единичные факты) хозяйства и быта (в том числе орудия труда, одежда, утварь, мебель и т.п.): игла, прялка, гребень, горшок, топор, печь, телега, лопата, сани, мыло, кровать, подушка, рубаха (рубашка), шапка, одежда, заплатка: Девку веретено одевает; Красненько ложечка охлебается и под лавкой наваляется; Новая заплатка ветошь вытеребит; Налетает и топор на сук;

продукты крестьянского стола (в том числе сырье для подготовки этих продуктов): яблочко, мед, лук, гриб, кашка, хлеб, вода, квас, пиво, калач, мука, кушанье, кисель, еда: И сладок мед. да в жары киснет; Хороший кусок найдет себе усок; Лук семь недугов лечит; И хлеб по своей стороне скучает; Ленивому и гриб не стоит поклона;

части человеческого тела, организма: голова, рука (руки), язык (трепало), борода, волос, горло, лицо (рожа), тело, спина, брюхо, сердце, желудок, око, глаза, кость: Не отвалится голова, вырастет и борода; Куда сердие летит, туда око бежит; Спина болит, погоду сулит; Старые кости пере-леживаются; И ленивому свое брюхо не докучает;

место проживания и деятельности человека: дом (домок), изба, деревня (деревенька), город, земля, поле, нивка, кряж: На пойме изба не ставится; Порядком стоит дом, непорядком - содом; Не поле кормит, нива; Добрая земля больше подымет;

растения Сих части, плоды, семена") дикие и культивируемые человеком: сосна, дерево, трава, полынь, рожь, овес, лен, ягода, лебеда, хмелинуш-ка, зерно, пшено: Овес и сквозь лапоть прорастает; Всякое семя знает свое время; Далеко сосна

стоит, а своему лесу шумит; На прохожей дороге трава не растет; Без корня и полынь не растет;

времена года, календарь: стороны света: природные явления и образования и т.п.: осень, зима, весна, лето; день, ночь, вечер, неделя, месяц, год; юг; заря, солнце, роса, месяц; холод, мороз, ветер, дождь, гром, пар, дым, искра, огонь, гора, камень: День хвалится вечером; Не по образцам зима и лето бывает, по воле божьей; Заря денежку берет; Холод не терпит голоду; Пар костей не ломит; Вода и мельницу ломает;

2) субъект - нравственная категория (существительные с отвлеченным значением здесь образуют пары контрастных понятий): добро -зло, лихо; честь, долг - бесчестье; совесть, стыд -бессовестность; правда - кривда, ложь, неправда; святость - грех, искушение: Ныне уж и правда изверилась; Правда сама себя хвалит и величает; Долг не ревет, а спать не дает; Честь ум рождает, а бесчестье и последний отнимает;

3) субъект - отвлеченное понятие с различным значением: нужда, голод, богатство, золото, деньги, бремя, конец, счастье, любовь, отвага, счет, жребий, промах, венец, начало, судьба, рок и т.д.: Золото не говорит, да много творит; Как деньги при бедре, так помогут при беде; Придет счастье, и с печи сгонит; Старая любовь долго помнится. Нужно отметить, что существительные с конкретным и отвлеченным значением проявили себя активными выразителями субъекта-предмета.

Собственные имена, или антропонимы, выступающие в роли субъекта, в нашей картотеке составляют около 7 %. Это такие имена, как Иван, Егор, Марья, Мирошка, Маланья, Софья, Настя, Емеля, Гагула, Фома, Лукерья, Флориха, Антон, Касьян, Татьяна, Авдей, Адам, Ева, Мамай и др.

Внимание лингвистов к имени собственному в свете изучения одного из разделов ономастики и в художественной речи (в том числе и в речи пословиц и поговорок) представляет собой процесс постоянный и неугасаемый. В отличие от имени нарицательного, собственные имена обладают «назывными» качествами, способностью «различать предметы в ряду однотипных предметов, не указывая прямо на их свойства и признаки» (В.М. Мокиенко). Опираясь на положения, изложенные в научной литературе, и наблюдения за фактическим материалом, отметим, что функциональное назначение имени собственного в пословицах широко. Оно (имя) не только является «различающим знаком» (Е.М. Галкина-Федорук), но и знаком обобщающим. Имя собственное в паремиях уже неприложимо к собственному имени как таковому, оно перестает конкретизировать личность, косвенно перейдя в разряд нарицательных, оно типизирует человека. Наш Демид прямо глядит; Что Машка напряла, то мышка скрала; Наш Касьян на что ни взглянет, все вянет; Швея Софья - на печи засохла; Пропал Авдей от злых людей; И Мамай правды не съел.

Наконец, собственные неодушевленные

существительные, так называемые топонимы, выражают субъект-предмет, обозначают названия географических пунктов, наименования рек, озер и т.п. Такие факты малоупотребительны в нашем материале и составили менее 1 %: Хорош Париж, а живет и Курмыш: Русь навалила, нас совсем задавила; Москва бьет с носка, а Питер бока по-вытер; Москва по нашим бедам не плачет.

Кроме того субъект-лицо может выражаться: субстантивированными прилагательными (полными и краткими), которые называют людей по их умственным способностям, физическим данным, нравственным качествам, состоянию здоровья, национальности и т.д.: русский, резвый, горбатый, богатый, здоровый, стыдливый, добрый, умный, милый, одинокий, вдовый, бездетный, злой; наг, пьян, косолап, прям, тощ, скор, зелен, кривоног, стар, молод: Холостой охает, женатый ахает; Старый стареется, а молодой растет; Русский что увидит, то и сделает; Богатый и не тужит, да скучает; Наг золота не копит; Пьян проспится, а дурак никогда. (Такая форма выражения субъекта высоко продуктивна в нашем материале);

числительными: Один скачет, один и плачет, а все один; Двое в поле воют, а один и дома горюет; Семеро одного не ждут;

субстантивированными причастиями (в единичных фактах): Болящий ожидает здравия даже до смерти;

сочетаниями слов: Терпенье и труд все перетрут; Ум да разум надоумят сразу; Злой с лукавым водились, да оба в яму ввалились; Хороша дочь Аннушка, коли хвалит мать да бабушка: в том числе с компонентом числительным: Семь топоров вместе лежат, две прялки врозь; От одного тухлого яйца семеро мужиков бежало;

синтаксически цельными словосочетаниями: Добрый человек в добре проживет век; Злой человек не проживет в добре век;

фразеологическими единицами: Божья тварь богу работает; Правдивая рука правдой живет; Белые ручки чужие труды любят; Всякое дыхание хвалит господа. (Данные единицы не отражены в существующих словарях, но имеют признаки предметных фразеологизмов).

Субстантивированными прилагательными, причастиями может выражаться и субъект-предмет. Такие факты малоупотребительны и низкочастотны в нашем материале: При сухом и сырое горит; Пролитое полно не живет; Поганое к чистому не пристанет; Живет и меньшое лучше большого.

Менее чем в 30 % пословиц с глаголами в форме 3 лица единственного и множественного числа субъект выражен местоимениями всех разрядов (кроме возвратного местоимения себя) в форме именительного падежа. В большинстве примеров местоимением выражен субъект-лицо

(тот, кто (самые частотные), сам, всяк, никто, он, такой, иной, другой, который и т.д.): Всяк храмлет на свою ногу; Кто меньше толкует, тот меньше тоскует; Иной стреляет редко, да попадает метко; Никто про себя худа не скажет; Наши пряли, а ваши спали.

Примеры с субъектом-предметом, выраженным местоимениями что, все, то и другими, представлены ограниченно: Что в людях живет, то и нас не минет; Что мучит, то и учит; Кому что доведется.

Необходимо при этом подчеркнуть, что роли субъектов-сущест-вительных и субъектов-местоимений различны, как различна природа частей речи, их выражающих: имя существительное имеет предметно-смысловую основу; местоимению как древнему классу субъективно-указательных слов свойственна «смысловая всеобщность» (В.В. Виноградов). Каждое понятие, выраженное именем существительным, становится центром формирования «мыслей и чувств, воплощенных и живущих в пословицах. Широта и обобщенность мысли достигается широким, свободным использованием местоимений всех разрядов...»8. Субъект-местоимение указывает на бблыпую степень обобщенности в пословицах, нежели субъект-существительное.

Роль субъекта в паремиях велика - названный субъект зачастую «озвучивает» тему всей пословицы. Наблюдение за субъектами и действиями, ими производимыми, дает основание утверждать, что и субъекты, выраженные разными частями речи, и их действия, выраженные исследованными формами, обращаются в пословице в сушностносодержашие понятия, «базовые понятия, не ограниченные узким временным отрезком, вневременные понятия»9 (6, с. 231), аккумулирующие в себе глубинный смысл. Любопытен момент сопоставления данных настоящего исследования со списком так называемых «стабильных лексических элементов» М. Сводеша, который «представляет собой сферу опыта, присущего всему человечеству», как назвал его, несмотря на полемику с автором, Г. Хойер. Все элементы этого списка отражены и в нашей картотеке. Вот некоторые из них: существительные - день, земля, мать, отец, рыба, огонь, муж, голова; прилагательные - грязный, мокрый, гладкий; местоимения -он, другой, этот, тот; числительные - два, три; глаголы - приходить, считать, умирать, пить, плыть, давать, лежать, сидеть, стоять и другие. Очевидно, исходя из времени возникновения пословиц (это далекое прошлое), устная речь народа оперировала именно такими древними «элементами» - постоянными величинами любого языка, что еще раз подкрепляет мысль о концептуальной сущности паремии.

Таким образом, субъект в исследованных пословицах выражен именем существительным (собственным или нарицательным, одушевленным или

Фразеология

неодушевленным) - это самая продуктивная форма выражения, местоимением, субстантивированным прилагательным и другими формами и называет лицо, предмет или отвлеченное понятие, которые изображаются как личный активный деятель, носитель признака, источник действия, процесса. Все паремии с субъектом-лицом антропо-центричны, утверждают активного производителя действия со своим поведением, мышлением и способностью действовать. Паремии с субъектом-нелицом, с субъектом-предметом или отвлеченным понятием антропоморфичны по своей природе, выражают опыт, наблюдения человека, закон, правило и т.п., выработанные человеком.

1 Русский семантический словарь: Толковый словарь, систематизированный по классам слов и значений / Под общ. ред. Н.Ю.Шведовой. М.: Азбуковник, 1998. Т.1. С. 59.

2 Апресян Ю.Д. Избранные труды. 2-е изд. М.: Языки русской культуры; Восточная литература, 1995. Т.1. С. 34-35.

3 Кильдибекова Т.А. Функциональный и семантический аспекты категории залога // Исследования по семантике: Межвуз. сб. Уфа: Изд-во Башкир. гос. ун-та, 1983. С. 49.

4 Там же. С. 49.

5 Бахвалова Т.В. Характеристика интеллектуальных способностей человека лексическими и фразеологическими средствами языка (на материале орловских говоров): Учеб. пос. Орел, 1993. С. 7.

6 Холманских И.В. Истоки анималистической фразеологии // Актуальные вопросы лингвистики: Сб. ст. Тюмень, 2003. С. 159.

7 Созинова Э.М. Пословицы с названиями животных в башкирском, русском и английском языках // Вторые Лазаревские чтения: Мат-лы Все-рос. науч. конф. / Отв. ред. И.А. Голованов. Челябинск, 2003. С. 228.

8 Чепасова А.М. Пословицы - заветная лира русского человека // Вторые Лазаревские чтения: Мат-лы Всерос. науч. конф. / Отв. ред. И.А. Голованов. Челябинск: Изд-во ЧГАКИ, 2003. С. 231.

9 Там же. С. 231.