ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЯ И КОГНИТИВНАЯ ЛИНГВИСТИКА

ББК Ш141.2-2 + Ш103.2

ЭВОЛЮЦИЯ ВОСПРИЯТИЯ ИМЕНИ СОБСТВЕННОГО В ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЙ КУЛЬТУРЕ

А.П. Миньяр-Белоручева, A.B. Плотникова

Рассматривается эволюция лингвистических и философских теорий, касающихся сущности имени, выдвинутых выдающимися зарубежными философами и лингвистами, такими как: Ф. де Соссюр, А.Г. Гардинер, О. Есперсен, Дж.С. Милль, Г. Бертельсен, П. Кристоферсон, П. Дидерихсен, Д.Н. Кейнес, Б. Рассел, Л.С. Стеббинг, П.Ф. Стросон, Ф. Брандт, А. Норин, Г. Суит, что свидетельствует о сложности исследуемой проблемы. В краткой, емкой форме авторам удается изложить основные идеи, выдвинутые перечисленными исследователями и сделать вывод, что хотя ни одна из теорий не дает четкого и обоснованного ответа на вопрос, что же есть имя собственное и как его следует рассматривать, ономастика, тем не менее, развивается в правильном направлении и следует надеяться, что теория, объясняющее сущность имени все же будет разработана.

Ключевые слова: ономастика, имя собственное, природа имени, символ, знак, имя и номинация

Несмотря на всю значимость, именам собственным на протяжении долгого времени не уделялось должного внимания со стороны лингвистов, поскольку считалось, что они не имеют истинного значения, а, следовательно, не стоят внимания истинного ученого. Однако для древних философов проблема имени и номинации была настолько важной, что Платон посвятил ей труд, в котором два философа высказывают свою точку зрения на природу имени: существуют ли имена от природы или по установлению.

Имена собственные имели не только философское, но и социокультурное значения. В древности имени придавали гораздо большее значения, чем сейчас. Считалось, что имя было неотъемлемой составляющей человека и могло управлять его судьбой: стать источником силы и процветания или источником несчастья. Имя также являлось социальным знаком. По имени можно было определить, к какому социальному классу принадлежит его носитель, из какой страны он происходит.

Постепенно, в связи с демократизацией общественной жизни и по мере становления современного общества сословные различия, выраженные в именах собственных, стирались, забывались исторические традиции. В конечном счете, все эти процессы обусловили превращение акта номинации человека в простую юридическую формальность. Имя потеряло свой изначальный, сакральный, смысл и стало простым идентификатором личности.

Так имя собственное и воспринимается современным обществом. Именно с таких позиций оно и рассматривается ономастикой, которая возникла

как прикладная наука и была необходима историкам, этнографам, географам, литературоведам, социологам и специалистам других областей науки. Ономастика выделилась в отдельную науку только во второй половине двадцатого века, когда именами собственными начали заниматься лингвисты.

В задачи ономастики входит изучение основных закономерностей истории, развития и функционирования имён собственных. Каждое имя - это слово, которое развивается по законам языка, следовательно, анализировать информацию о каждом имени необходимо с помощью лингвистических средств. Однако особенность предмета данной науки состоит в том, что, хотя его основа является лингвистической, ономастика тесно соприкасается со многими другими дисциплинами и содержит в себе исторический, этнографический, географический, социологический компоненты. Они помогают лингвистам выявить как специфику именуемых объектов, так и традиции их наименования. Поэтому, хотя ономастика является частью лингвистики, она в то же время выходит за её рамки.

Этот выход за пределы лингвистики обусловлен экстралингвистическими факторами, которые являются для неё обязательными, так как для всестороннего изучения имён собственных в ономастических исследованиях необходимо учитывать данные многих других наук. Так, наряду с изучением имён лингвистическими способами, например, установление их языковой принадлежности, выявление фонетических закономерностей и морфологических чередований, разбор структурных типов имён, анализ письменных памятников, оп-

Лингвокультурология и когнитивная лингвистика

ределение эпохи и диалекта, выявление разного написания одного и того же имени, необходим также экстралингвистический анализ, который учитывает возникновение объектов, изменение их наименований, последовательность географических открытий, передвижение племён и переселение народов, изменение в социальном строе общества.

Например, ономастика тесно связана с этнографией, так как наименование человека было часто обусловлено определёнными обрядами, различными у каждого народа; также образ, положенный в основу имени, индивидуален.... Кроме того, имена и прозвища, используемые в разговорной речи, неразрывно связаны с реалиями, традициями, религией, условиями жизни, свойственных определённому народу, т.о. анализ имён собственных может дать ценную информацию этнографам. В то же время изучение разных формул именования в различных частях страны, которые могут быть обусловлены, например, культурно-бытовыми контактами с представителями различных народностей, невозможен без этнографических данных.

Для историков важен анализ родовых имён, так как, благодаря ему, можно выяснить происхождение отдельных племён и их связь с другими племенами. С другой стороны, летописи, родословные, купчие, донесения и другие исторические документы помимо того, что служат для получения исторических сведений, также содержат важный материал для ономастических исследований: на их примере можно проследить развитие и изменение способов наименования, изменение форм имён, моду на имена и многое другое.

Особое значение ономастика имеет для археологии, так как имена, встречающиеся в археологических текстах, будучи узнаваемыми, сохраняют черты исчезнувших языков, благодаря чему, возможна хотя бы частичная реконструкция уже вымерших языков. Так собственные имена помогли расшифровать египетские иероглифы, вавилонскую клинопись, позволили прочитать памятники хеттского языка, языка майя и многих других.

Имя может выражать социальный статус человека и, таким образом, определять его положение в обществе, его юридические права и привилегии. В именах также отражаются любые изменения в социальном строе общества: например, переход от матриархата к патриархату отразился в ономастике изменением традиции передачи родового имени - в отличие от предыдущего строя, родовое имя начинает переходить от отца к сыну.

Ономастика также связана с литературоведением, т. к. имена играют важную роль в литературном произведении: они являются ориентиром во времени и пространстве, например, в произведениях реализма писатели дают своим героям имена, встречающиеся в повседневной жизни, 'типовые' дня описываемой социальной группы или эпохи, в юмористических произведениях

встречаются «говорящие» имена. Романтики используют имена необычные, не похожие на имена окружающих, тем самым привлекают внимание к своим героям, заявляют о необычности и трагичности их судьбы, и в то же время претендуют на пространственную отдаленность действия от современности: странное, необычное имя героя или название страны уводит читателя от реальности в далёкое путешествие. Языковая информация имени может также использоваться автором как добавочная характеристика персонажей, когда ассоциация собственного имени с апеллятивом, от которого оно произошло, помогают писателю раскрыть черты характера героя.

Итак, следует подчеркнуть, что на имена собственные влияют все факторы окружающей среды: 1) географический - особенности ландшафта, погоды, атмосферные явления; 2) биологические факторы обуславливали появление имён, отражающих различные биологические свойства человека, 3) общественная жизнь также влияла на имена людей. В каждую эпоху имена имеют своё идеологическое и социологическое наполнение. Некоторые имена в определённый период входят в моду, благодаря поведению или личности их носителя.

Необходимо также сказать, что ономастика делится на:

1) антропонимику, которая изучает любые собственные имена, которые может иметь человек (или группа людей): личное имя, фамилию, отчество, прозвище, кличку и т.д. Антропонимы могут быть индивидуальными (микроантропонимы) и групповыми (макроантропонимы);

2) топонимику, изучающую именование географических объектов, в которой выделяются: оронимы - названия гор и других возвышенностей; дримонимы - названия лесных массивов; спелеонимы - названия пещер, гротов, подземных систем; гидронимы - названия всех водных объектов и т.д.;

3) зоонимику, исследующую имена различных животных. В основном, зоонимы образуются от слов, обозначающих возраст, размер, масть, внешний вид и даже свойства характера животных;

4) фитонимику, занимающуюся изучением индивидуальных названий отдельных растений, которые довольно редки в наши дни, так как именование растений восходит к эпохе анемизма, когда растения одухотворялись и считались воплощением богов;

5) мифонимику, анализирующую именования людей, животных, растений, географических и космографических объектов, различных предметов, которые в действительности никогда не существовали;

6) космонимику, изучающую названия галактик, туманностей, созвездий, звёзд, планет, астероидов, комет;

7) хрематонимику, занимающуюся исследованием собственных имен отдельных неодушевлённых предметов, например, оружия, музыкальных инструментов, драгоценностей, посуды и т.д.

Из сказанного становится ясно, что имена собственные разных типов пронизывают все сферы человеческой деятельности. Их состав, социальная и идеологическая нагрузка определяется историческими, социальными, экономическими, культурными и многими другими экстралингвистиче-скими факторами, которые необходимо учитывать при лингвистическом анализе собственных имён.

В истории философии и ономастических исследований существует несколько теорий о том, что есть имя. В данной статье представляется целесообразным рассмотреть несколько из них, чтобы дать общее представление о ситуации, сложившейся в науке на сегодняшний день.

Первая теория, которую мы рассмотрим, была выдвинута Джоном Стюартом Миллем, который утверждал, что у имен собственных нет значения или коннотации. Они всего лишь являются обозначением индивидуальных лиц, индивидуальных предметов, но не указывают и не подразумевают каких-либо черт, свойственных этим предметам, то есть их задача - указать на предмет, а не сообщить

о нем какую-либо дополнительную информацию.

С другой стороны, такие имена, как, например, «человек», помимо того, что обозначают бесчисленное количество индивидов, привносят определенные признаки, такие как материальность, принадлежность к живому миру, внешние формы, которые мы считаем человеческими, разумность и т.д. Таким образом, каждый раз, когда названия предметов (имена нарицательные) дают какие-либо сведения об этих предметах, то есть имеют значение, данное значение заключается в том, что они коннотируют, а не в том, что они обозначают. Единственными же названиями предметов, лишенными коннотации, являются имена собственные и, следовательно, эти имена не имеют никакого значения1.

Основными чертами теории Милля являются:

1. Все имена нарицательные коннотируют2. Имена собственные не являются коннотирующи-ми, они всего лишь обозначают индивидов, но не показывают какие-либо характерные черты, присущие данным индивидам3.

2. Быть коннотивным значит передавать информацию. Следовательно, так как имена собственные являются неконнотивными, то они, по Миллю, не передают информацию. Иными словами, когда мы, указывая на человека, называем его по имени: - это Браун, то мы не сообщаем слушателю никакой информации об этом человеке, а только то, что его так зовут4.

3. Имя собственное - это ничего не значащий знак, который соединяется в нашем сознании с представлением об объекте, для того, чтобы в тот момент, когда мы видим или слышим этот знак

(слово), мы могли бы вызвать в нашем сознании этот объект5.

Приверженцами данной теории также являются:

1. Бертельсен Г. утверждал, что имя собственное называет объект без указания на обстоятельства, которые являются характерными для индивида или индивидов, носящих это имя.

2. Кристоферсон П. считал, что имя собственное является символом, напрямую обозначающим конкретного индивида, и являющимся его единственным значением.

3. Дидерихсен П.: имена собственные - это слова, которые называют объекты, но не описывают их.

4. Кейнес Д.Н. говорил, что имя собственное -это имя, которое прикрепляется как знак, для того, чтобы отличать одного индивида от другого, но оно не включает в свое значение каких-либо атрибуций.

5. Рассел Б. в своих ранних работах придерживался мнения, что такие слова как Джон всего лишь указывают на объект, но не обладают значением.

Согласно второй теории, имена собственные являются в той или иной степени произвольными знаками, в отличие от других знаков. Ее приверженцами являются, Ф. де Соссюр, А.Г. Гардинер, О. Есперсен, Б. Рассел и др. Ф. де Соссюр утверждает, что символ (знак, имя) является произвольным, так как нет естественной связи между знаком (обозначением) и его значением. Иными словами, мы даем имена объектам не зависимо от их природы. Гардинер считает, что не все имена собственные произвольны. Например, фамилии не совсем произвольны. Он говорит, что чем более произвольно имя, тем более оно является настоящим именем6. Такого же мнения придерживается и О. Есперсен. В своей книге «Философия грамматики» он не соглашается с мнением Дж. С. Милля, что имена собственные не имеют никакого значения. Для него главное значение имеет «само употреблением имен собственных говорящими и понимание их слушающими»7. В отличие от Милля, Есперсен также уверен, что имена собственные обладают большим количеством признаков, чем имена нарицательные, а следовательно имена собственные «коннотатируют» наибольшее количество признаков. Чтобы проиллюстрировать свою точку зрения, он приводит такой пример: «Когда вы слышите о каком-нибудь человеке в первый раз или в первый раз встречаете его имя в газетах, вы не знаете о нем ничего, кроме имени; но чем больше вам приходится слышать о нем и видеть его, тем больше его имя наполняется для вас содержанием. Подобным же образом, по мере того как вы читаете роман, возрастает и ваше знакомство с персонажем романа. Однако то же самое наблюдается и в случае с «именем нарицательным», когда мы слышим его впервые, например, со словом ¡сЬпеитоп «ихневмон»: здесь опять-таки зна-

Лингвокультурология и когнитивная лингвистика

чение, или коннотация, растет по мере роста вашего знания. Отрицать это можно было бы, только если считать, что коннотация является чем-то присущим имени и существующим вне сознания человека, который знает и употребляет это имя; однако такое предположение абсурдно и противоречит правильным понятиям о сущности языка и человеческой психики»8.

Он приходит к выводу, что нельзя провести четкой границы между именами собственными и нарицательными, так как различие это количественное, а не качественное: «Таким образом, в результате исследования мы пришли к заключению, что между именами собственными и именами нарицательными нельзя провести четкой границы, поскольку различие между ними количественное, а не качественное. Название всегда коннотирует качество или качества, по которым узнается его носитель или носители, своими качествами отличающиеся от других лиц или предметов. Чем более своеобразным и специфичным является обозначаемый предмет, тем более вероятно, что название ему будет дано произвольно, и тем более оно приближается или даже превращается в имя собственное. Если говорящий хочет указать на конкретное лицо или предмет, он имеет иногда в своем распоряжении специальное название, т. е. имя собственное, которое в данной ситуации будет понято как обозначение этого лица или предмета; иногда же ему приходится составлять из других слов сложное обозначение, достаточно точное для этой цели.»9.

Третья теория гласит, что существуют обычные имена собственные и «логические» имена собственные (местоимения). Ее разрабатывали Рассел Б., его ученица Стеббинг Л.С. и другие. Рассел первым ввел представление о двух типах дескрипций: неопределенных (descriptive phrase) и определенных (demonstrative symbols). Неопределенные дескрипции, под которыми подразумевается аппелятив ‘politician’ или аппелятивная фраза ‘honest politician’, характеризуют классы предметов, т.е. они выражают общие «имена», например: человек, число, диван, дом и т.п. Это символ, который приписывает объекту характеристики и значения, независящие от контекста, в котором он употребляется. Мы понимаем употребление подобных «имен», так как знаем, что они обозначают, и это знание опирается на неопределенную дескрипцию, которая выражает их смысл. Дескрипция, соответствующая этим «именам» характеризует целую область значений (референтов), подпадающих под описание этой неопределенной дескрипции, а не относится к какому-то единственному, конкретному индивиду.

Таким образом, причина, по которой мы можем понимать и использовать описательные фразы (дескрипции, descriptive phrases), даже если их референтов не существует в действительности, состоит в том, что значение подобных фраз не завис-

ти от контекста. Подобным именам соответствуют концепты, т.е. ментальные образования, а не какие-то реальные индивиды. И наоборот, определенной дескрипции (demonstrative symbol), такой как «ученик Платона», «автор Ваверлея», соответствует один единственный и уникальный индивид.

Для того, чтобы понять дескрипционный характер подобных имен, Рассел советует применить логический аппарат пропозициональных функций. И тогда выражения типа «Я встретил человека» может быть переписано на языке пропозициональных функций таким образом: «Я встретил, и - человек», где курсивом выделена пропозициональная функция, которая при одних собственных значениях может быть истинной, а при других - ложной. Здесь собственными значениями подобных пропозициональных описаний является множество собственных имен: Джон, Джек, Джейн, и т.д. Следовательно, выражение «- человек» представляет собой неопределенную дескрипцию. В случае определенной дескрипции существует лишь одно собственное значение (референт), соответствующее этому описанию. Из этого можно сделать вывод, что определенная дескрипция (demonstrative symbol) - это символ, обозначающий объект, с которым мы непосредственно знакомы. Он просто демонстрирует или указывает на объект. У него нет значение вне объекта, на который он указывает. И так как он обозначает объект без приписывания ему каких-либо характеристик, то он будет бессмысленным, если не будет объекта, который он обозначает.

По Расселу, неопределенная дескрипция имеет лишь концептуальное (ментальное) значение, т.е. описывает мысленный (пусть и фантастический) образ. Определенная дескрипция описывает единичный факт, относящийся к вполне определенному индивиду, следовательно эта дескрипция имеет определенный смысл и определенный, единственный референт. И определенная, и неопределенная дескрипции, согласно теории Рассела, отличаются от имен собственных. Имя собственное всего лишь называет индивида, ничего о нем не утверждая, следовательно, оно никогда не может быть дескрипцией. «Имя есть простой символ, значение которого представляет собой то, что может употребляться только в функции субъекта, то есть нечто, обозначенное нами как индивид, или «частный случай», «особь» («а particular»)»10. Мы не можем сказать об имени ложно оно или истинно, так как оно не описывает никакого факта, вымышленного ли, реального ли. Следовательно, имя не имеет смысла, оно всего лишь напрямую соотносится с референтом актом наименования того, что есть. «То, что ничего не называет, именем не является»11. Имя не описывает индивида, оно является удобным символом для его обозначения.

Теорию, выдвинутую Расселом и развитую его ученицей Л.С. Стеббинг, критикует П.Ф. Стросон. Он также придерживался теории, что имена собст-

венные не обладают смыслом и имеют только условное значение, т.е. выполняют функцию простых меток, индикаторов единичных объектов. По мнению Стросона, Рассел преувеличил роль дескрипций в процессах референций. В своих высказываниях Стросон делает ударение на том, что хотя, согласно теории Рассела, процесс референции, который определяет предмет, обусловлен семантическими свойствами, содержащимися в описательной фразе (descriptive phrase), на самом деле в реальных коммуникативных актах одних семантических свойств не достаточно для установления референта. Например, выражение «нынешний король Франции» будет означать разных референтов для собеседников XVII и XVIII веков. Следовательно, референция зависит от условий коммуникации, от общего фона знаний собеседника и всегда является функцией употребления именного выражения. Имя собственное, по Стросону, не имеет каких-либо смысловых значений. Имя собственное само по себе не содержит описания какого-либо конкретного лица и может быть использовано для обозначения разных лиц. Вне коммуникационного контекста оно ничего не значит.

Существует также диаметрально противоположная теория, согласно которой имена собственные обладают большим значение, чем другие знаки, или что их значение бесконечно. Эта теория довольно молода и еще не совсем оформилась. Среди ее приверженцев можно выделить Ф. Брандта, А. Норина, Г. Суита и др. Брандт утверждает, что несмотря на то, что имена собственные обозначают единичный объект, их коннота-тивное значение теоретически может быть бесконечным. Норин в своих работах говорит, что с одной стороны, имена собственные ничего не значат, с точки зрения указания, уточнения каких-либо специфических характеристик объекта. С другой стороны, имена собственные значат больше, чем другие слова, так как они содержат в себе ссылку на всех, а, следовательно, на бесчисленное количество, индивидов, которых можно обозначить с их помощью.

Это всего лишь несколько теорий, активно обсуждаемых сегодня учеными. К сожалению ни одна из них не дает четкого и обоснованного ответа на вопрос, что же есть имя собственное, и как его следует рассматривать. Однако, если проследить эволюцию приведенных теорий, то становится очевидным, что в конце концов ученые смогут максимально приблизиться к истинному понима-

нию имени собственного. Важной также представляется попытка синтеза некоторых теорий для достижения более полного понимания проблемы.

С другой стороны, осознание учеными того, что имена собственные - это важный аспект исследований не только лингвистики, но и смежных с ней

наук, таких как философия, история, этнография и многих других, является огромным достижение науки двадцатого века.

1 «А connotative term is one which denotes a subject and implies an attribute...A non-connotative term is one which signifies a subject only» J.S. Mill «А System of Logic, Rationative and Inductive». London, 1862. P. .31.

2 «All concrete general names are connotative. The word man, for example, denotes Peter, Jane, John, and indefinite number of other individuals, of whom, taken as a class, it is the name, but it is applied to them, because they possess, and to signify that they possess, certain attributes». Ibid P. 32.

«Proper names are not connotative: they denote the individuals who are called by them; but they do not indicate or imply any attributes as belonging to those individuals». Ibid P. 33.

4 «When we predicate of anything its proper name; when we say, pointing to a man, this is Brown...,or pointing to a city , that it is York, we do not.. .convey to the hearer any information about them, except that those are their names». Ibid. P. 37.

5 «А proper name is but an unmeaning mark which we connect in our minds with the idea of the object, in order that whenever the mark meets our eyes or occurs to our thoughts, we may think of that individual object». Ibid P. 37.

6 «The purest of proper names are those of which the sounds strike us as wholly arbitrary, yet perfectly distinctive, and about which we should feel, if ignorant of their bearers, no trace of meaning or significance. Such names are Vercigetorix and Popocatepelt». Gardiner A.H. The Theory of Proper Names. London 1940. C. 22-23.

7 О. Есперсен. Философия грамматики, М. 1958.

8 Там же.

9 Там же.

10 Рассел Б. Дескрипции // Новое в зарубежной лингвистике. М. Вып.ХШ. 1982.

11 Там же.

Поступила в редакцию 12 апреля 2008 г.