УДК 159.923 ББК 88.411.9 Г 99

Г.А. Гюрджян

Аспирант кафедры психологии Кубанского государственного университета физической культуры, спорта и туризма; E-mail:gaikj an@mail.ru

ВЗАИМОСВЯЗЬ ПРОФИЛЯ ВОЛЕВЫХ КАЧЕСТВ ЛИЧНОСТИ И ТИПОЛОГИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ

ИДЕНТИЧНОСТИ БУДУЩИХ СПЕЦИАЛИСТОВ ПО БЕЗОПАСНОСТИ

ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ

(РЕЦЕНЗИРОВАНА)

Аннотация. Предмет исследования - характер взаимосвязи волевых характеристик и типов профессиональной идентичности; объект - будущие специалисты в сфере безопасности жизнедеятельности; цель - выявление специфики волевых характеристик субъектов с разными типами профессиональной идентичности; задачи - диагностика типов профессиональной идентичности и волевых характеристик субъекта, описание профилей волевых характеристик субъектов с разными типами профессиональной идентичности, сравнительный анализ профилей.

Ключевые слова: безопасность жизнедеятельности, волевые качества (решительность, выдержка, настойчивость, самостоятельность, внимательность), профессиональная идентичность.

G.A. Gyurdzhyan

Post-graduate student of Psychology Department of the Kuban State University of Physical Training, Sports and Tourism; E-mail: gaikjan@mail.ru

INTERRELATION OF STRONG-WILLED QUALITIES OF THE PERSON AND TYPOLOGICAL CHARACTERISTICS OF PROFESSIONAL IDENTITY OF THE FUTURE EXPERTS IN HEALTH AND LIFE SAFETY

Abstract. A subject of research is the character of interrelation of strong-willed characteristics and types of professional identity; the object is related to the future experts in health and life safety; the purpose of study is to reveal specificity of strong-willed characteristics of subjects with different types of professional identity; the problems include diagnostics of types of professional identity and strong-willed characteristics of the subject, the description of profiles of strong-willed characteristics of subjects with different types of professional identity and the comparative analysis of profiles.

Keywords: health and life safety, strong-willed qualities (resoluteness, endurance, persistence, independence, attentiveness), professional identity.

Профессиональная деятельность специалистов в сфере безопасности жизнедеятельности (БЖД) протекает в особых экстремальных условиях и характеризуется воздействием значительного числа стрессогенных факторов. Поведенческие проявления человека в таких условиях зависят не только от особенностей его нервной системы, жизненного опыта, профессиональных знаний, навыков, умений, мотивации, стиля деятельности, но и от его волевого потенциала.

В психологии воля определяется как сознательное регулирование человеком своего поведения и деятельности, выраженное в умении преодолевать внутренние и внешние трудности при совершении целенаправленных действий и поступков [1, с. 39-40]. Условием большинства профессиональных задач, решаемых специалистами по безопасности жизнедеятельности, как раз и выступает необходимость преодоления разнообразных

препятствий и сопротивлений, сложных или даже экстремальных ситуаций. Поэтому в контексте данной профессии представляется методологически корректной и эвристически продуктивной трактовка волевых качеств как субъектных качеств личности.

Обучение в вузе - один из этапов профессионального становления личности, когда закладываются инструментальные основы профессиональной компетентности, формируется готовность будущего специалиста к профессиональной деятельности. Значимость волевых качеств для успешности и эффективности деятельности специалиста в сфере безопасности жизнедеятельности определяет необходимость изучения волевой сферы будущих специалистов и соответствующей волевой подготовки уже на начальном этапе их профессионального становления - на этапе обучения вузе.

Профессиональная деятельность специалистов по безопасности жизнедеятельности предполагает возможность реализации ими различных типов профессиональной идентичности:

«Спасатель» - данная ролевая позиция предполагает оказание оперативной

профессиональной помощи пострадавшим (жертвам стихийных бедствий, катастрофы и др.) в ситуациях взаимодействия с ними «лицом к лицу».

«Педагог/инструктор» - данная ролевая позиция связана с обучением других людей принципам, умениям и навыкам выживания в сложных ситуациях, построением поведения, направленного на профилактику возникновения несчастных случаев, то есть предполагает возможность быть для других людей наставником, консультантом, инструктором.

«Управленец» - данная ролевая позиция предполагает направленность специалиста на выполнение различных административно-управленческих функций в связи с решением проблем безопасности жизнедеятельности (организация и руководство работой других людей).

«Исследователь» - данная ролевая позиция реализует возможность заниматься научными исследованиями проблем безопасности жизнедеятельности, проводить экспертизу различных проектов и решений с точки зрения их потенциальной опасности-безопасности для человека.

Для диагностики склонности будущего специалиста в сфере БЖД к той или иной профессиональной ролевой позиции в рамках приобретаемой специальности нами была разработана специальная анкета. В исследовании приняли участие студенты Кубанского государственного университета физической культуры, спорта и туризма, обучающиеся по специальности «Безопасность жизнедеятельности» (объем выборки - 54 человека). Респондентам было предложено сделать в анкете предпочтительные выборы в парах ответов, содержащих сравнительные характеристики каждой из четырех базовых профессиональных ролевых позиций (всего 6 ответов на вопрос «Что бы Вы предпочли при равной оплате труда и одинаковом социальном статусе?»).

Как показал анализ результатов анкетирования, в обследованной нами выборке 20 человек (37,0%) отдали предпочтение ролевой позиции «Спасатель», 6 человек (11,1%) в рамках будущей профессии идентифицируют себя с ролью «Исследователя», 23 респондента (42,6%) ориентируются на ролевую позицию «Педагог/Инструктор» и 5 человек (9,3%) обозначили намерения реализовать себя в качестве «Управленца».

Мы предположили, что столь значительное разнообразие реализуемых специалистами в сфере БЖД форм профессиональной активности определяет специфику профилей их волевых характеристик.

Для диагностики волевых качеств студентов нами использовался опросник «Волевые качества личности», разработанный М.В. Чумаковым [4]. Опросник содержит 78 пунктов-утверждений, предполагающих четыре градации ответов («верно», «скорее верно», «скорее неверно», «неверно») и позволяет проводить диагностику таких волевых проявлений личности, как:

Шкала 1 - Ответственность (О);

Шкала 2 - Инициативность (И);

Шкала 3 - Решительность (Р);

Шкала 4 - Самостоятельность (С);

Шкала 5 - Выдержка (Вк);

Шкала 6 - Настойчивость (Н);

Шкала 7 - Энергичность (Э);

Шкала 8 - Внимательность (Вн);

Шкала 9 - Целеустремленность (Ц)

Первичные оценки, полученные в результате суммирования по соответствующим шкалам, переводятся в стандартную нормативную шкалу (10 стенов). Каждый стандартный показатель может быть интерпретирован как высокий или низкий уровень выраженности того или иного волевого качества.

В результате применения данной методики в обследованной нами выборке был получен обобщенный профиль волевых качеств личности будущих специалистов в сфере БЖД.

Графическое представление обобщенных профилей волевых качеств (на основе нормированных баллов) респондентов с каждой из описанных выше типов профессиональной идентичности позволяет отметить их различия.

Профиль волевых качеств "Управленца"

XV». А/

о и

С Вк Н Э Вн Ц

Рисунок 1. Профиль волевых качеств будущих специалистов в сфере БЖД

Для проверки достоверности различий между выделенными группами (по первичным тестовым баллам) применялся статистический и-критерий Уилкоксона (Манна-Уитни). Различия между выборками признавались достоверными (р = 0,01) при Шмп. < Ust. [3,с. 4243].

Сравниваемые группы:

«Спасатели» ^ «Педагоги/Инструкторы» и эмп.(12) < №1(22) «Педагоги/Инструкторы» ^ «Управленцы» и эмп.(11) < №1(16)

«Управленцы» ^ «Исследователи» и эмп.(12) < и st.(22)

«Спасатели» ^ «Управленцы» и эмп.(1) < №1(1)

«Педагоги/Инструкторы» ^ «Исследователи» и эмп.(19) < Ust.(22)

«Спасатели» ^ «Исследователи» и эмп.(2) < и st.(2)

Таким образом, проведенные в парах сравнения позволяют говорить о достоверности различий между сравниваемыми выборками.

Далее был проведен более детальный анализ характерных особенностей профилей волевых качеств каждой из групп.

Так, при сравнении усредненного профиля волевых качеств и профиля волевых качеств «Спасателей» зафиксированы достоверно более высокие показатели по таким волевым характеристикам, как Решительность, Выдержка, Настойчивость. Сравнение проводилось с применением статистического ф-критерия углового преобразования Фишера, критические значения которого (0,01>р<0,05) находятся в диапазоне: 1,64 - 2,31. ф*<1,64 свидетельствует о незначимости отличий сравниваемых показателей, а ф*>2,31 является показателем высокого уровня достоверности различий. В этом случае (при фэмп>фкр) можно утверждать, что различия находятся в зоне статистической значимости [2, с. 163, 330-332].

Доля респондентов с высокими показателями по вышеобозначенным шкалам в группе «Спасателей» достоверно превышает аналогичные доли респондентов в целом по выборке.

Сравниваемые показатели:

Решительность - N общая (8,9%) ^ N спасатели (32,7%) ф эмп.=4,07;

Выдержка - N общая (20,1%) ^ N спасатели (32,7%) ф эмп.=1,91 фэмп>фкр. При р<

0,02

Настойчивость N общая (30,7%) ^ N спасатели (59,2%) фэмп.=3,88

В группе «Педагогов/Инструкторов» отмечены более высокие показатели (по сравнению со средневыборочными показателями) по таким волевым характеристикам, как Ответственность, Настойчивость, Внимательность, Инициативность. Достоверность различий также подтверждена применением ф-критерия.

Сравниваемые показатели:

Ответственность — N общая (23,1%) ^ N «Педагоги/Инструкторы» (85,2%)) фэмп.=4,07;

Внимательность - N общая (20,1%) ^ N «Педагоги/Инструкторы» (32,7%) фэмп.=2,51

Настойчивость — N общая (30,7%) ^ N «Педагоги/Инструкторы» (59,2%) фэмп.=3,88

Инициативность — N общая (9,8%) ^ N «Педагоги/Инструкторы» (29,2%) фэмп.=3,88

Для респондентов, намеренных реализовывать себя в качестве «Управленцев», отмечен более высокий уровень таких волевых характеристик, как Энергичность и Целеустремленность. При сравнении долей выборок (выборки в целом и группы

«Управленцев») с высокими оценками по данным шкалам статистическая достоверность подтверждена применением ф-критерия.

Сравниваемые показатели:

Энергичность - N общая. (11,8%) ^ N управленцы (46,7%) фэмп.=4,92;

Целеустремленность - N общая (21,5%) ^ N управленцы (63,1%) фэмп.=5,33

Более высокий уровень таких волевых характеристик, как Самостоятельность и Внимательность, отличают респондентов, идентифицирующих себя в будущей профессии с ролью «Исследователя». Применение ф-критерия позволило зафиксировать достоверные различия между средневыборочными показателями и показателями по группе «Исследователей».

Сравниваемые показатели:

Самостоятельность - N общая (21,8%) ^ N исследователи (44,2%) фэмп.=2,92;

Внимательность - N общая (20,1% ^ N исследователи (56,4% фэмп.=4,65

Таким образом, проведенное исследование позволяет говорить о специфике волевых характеристик субъектов с различными типами профессиональной идентичности в сфере БЖД. Вероятно, направленность на определенный тип профессиональной активности в будущей профессии формируется в период обучения в вузе на основе личностнопсихологического, в том числе и волевого потенциала студента, соотносимого с требованиями будущей профессиональной деятельности.

Для более детального понимания характера взаимосвязей и взаимовлияния профессиональной идентификации и волевых характеристик специалиста в сфере БЖД необходим анализ волевой сферы действующих субъектов, реализующих свой потенциал в каждой из профессиональных ролей, что мы рассматриваем в качестве задачи следующего этапа эмпирического исследования.

Примечания:

1. Ильин Е.П. Психология воли. СПб.: Питер, 2000.

2. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. СПб.: Речь, 2001.

3. Улько Е.В. Основы математических методов в социальных науках: практикум. Краснодар: Изд-во КубГУ, 2002.

4. Чумаков М.В. Выделение волевых черт личности на основе семантического сходства // Ярославский психологический вестник. М.; Ярославль, 2003. Вып. 10.