ВЗАИМОСВЯЗЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ С СУБЪЕКТИВНЫМ БЛАГОПОЛУЧИЕМ ЛИЧНОСТИ МЕДИЦИНСКИХ СЕСТПР

©И.О. Сафонова

В работе проанализированы основные теоретические полхолы к изучению психического выгорания и субъективного благополучия. Изложены основные результаты исслелований психического выгорания и субъективного благополучия мелииинских сестер, Сафонова Ирина Олеговна опрелелена взаимосвязь профессионально-эмоцио-

нального выгорания с субъективным благополучием психолог, личности мелииинских сестер.

медицинский сотрудник

Ключевые слова: эмоциональное выгорание, от-ОАО «Тольяттиазот» , ,

рицательные эмоции, субъектность, субъективное

safir.76@mail.ru благополучие, медицинский работник.

Актуальностью и социальной значимостью темы исследования является сложный характер взаимосвязи синдрома профессио-нально-эмоционального выгорания с ощущением субъективного благополучия личности, а также разнородность интерпретации причин и проявлений этой связи, требующих поиска исследовательских стратегий и создания соответствующего психологического инструментария. Изучение синдрома профессиональ-но-эмоционального выгорания в деятельности медицинских сестер особенно актуально в период проведения реформ, которые приводят к интенсификации профессиональной деятельности. Медицинские сёстры обеспечивают результативность производственной деятельности лечебно-профилактического учреждения, что возможно лишь при высоком потенциале их здоровья.

Проблематика стрессоустойчивости человека в различных профессиях с давних пор

привлекала внимание психологов. Существует ряд профессий, в которых человек начинает испытывать чувство внутренней эмоциональной опустошённости вследствие необходимости постоянных контактов с другими людьми. Как отмечает Т. И. Ронгинская, «ничто не является для человека такой сильной нагрузкой и таким сильным испытанием, как другой человек» [11, с. 85]; эту метафору можно положить в основу исследований психологического феномена — синдрома эмоционального выгорания.

Медицинские работники, постоянно сталкивающиеся со страданием людей, вынуждены воздвигать своеобразный барьер психологической защиты от пациента, становиться менее эмпатичными, в некоторых случаях даже циничными, в противном случае им грозит эмоциональное выгорание. Сюда же следует отнести психологические трудности принимающего, безусловного общения, описанные К. Роджерсом и Э. Фроммом. По существу, эмоциогенность заложена в самой природе медицинского труда, причём спектр эмоций весьма разнообразен [18]. При этом несущий бремя «груза общения» специалист вынужден постоянно находиться в гнетущей атмосфере чужих отрицательных эмоций, служить то утешителем, а то, напротив, — мишенью для раздражения и агрессии. К этому добавляются ещё и вторичные переживания по поводу чужих проблем, вызванные незримым, но ощутимо давящим на плечи грузом ответственности. Следствием всего этого может являться, помимо собственного ухудшения здоровья человека, также стойкое снижение результативности его работы. Итог известен и ёмко описан словами классика: «Ещё один сгорел на работе».

В построенной А. С. Шафрановой (1924) классификации профессий медицинские работники вынесены в особую группу профессий — «профессии высшего типа»— по признаку необходимости постоянной работы над предметом и собой, подобное основание в большей степени подходит для определения субъектного вклада индивидов, в том числе субъективному благополучию личности медицинского работника [16].

Субъективное благополучие является категорией субъектности человека, в которой слиты воедино и восприятие, и оценка, и соотнесение, и другие процессы, обусловленные через многократные опосредования внешними и внутренними детерминантами; речь идет, прежде всего, о субъективности отношений личности. Вместе с тем, как заметил В. Э. Чудновский, необходимо признать, что своеобразный, специфически целостный внутренний мир человека, имеющий свои закономерности, свои тенденции развития, возникает на основе объективных связей и условий [17]. С другой стороны, объективация внутреннего мира в поведении, деятельности, по сути, и становится основой для переживания благополучия или неблагополучия.

Методологической основой исследования являются работы отечественных и зарубежных психологов. Данными вопросами занимались К. Маслач (трехфакторная модель эмоционального выгорания) [6], В. В. Бойко в области профессионального выгорания [4], С. Е. Хобфол, Дж. Фриди [8], американский психиатр X. Дж. Фрейденбергом [8], Б. Пельман и Е. Хартман [8], В. Шауфели, X. Сиксма, Н. А. Аминов, Р. М. Шамионов в области субъективного благополучия личности [18, 19, 20], Е. Р. Калитеевская [9], Н.

Д. Лак-осина и Г. К. Ушакова [12, 15], К. Рифф[25].

На основании наших теоретических исследований мы приняли под синдромом эмоционального выгорания выработанный личностью механизм психологической защиты в форме полного или частичного исключения эмоций в ответ на избранные психотравмирующие воздействия [8]. Синдром психического выгорания представляет собой трехмерный конструкт, включающий эмоциональное истощение; деперсонализацию; редуцирование личных достижений. А благополучие — это многофакторный конструкт, представляющий сложную взаимосвязь культурных, социальных, психологических, физических, экономических и духовных факторов. Применительно к профессиональной сфере субъективное благополучие приобретает характеристику как личности, её отношений и взаимоотношений, так и объекта труда.

Объектом исследования является профессионально-эмоциональное выгорание.

Предмет исследования — взаимосвязь профессионально-эмоциональ-ного выгорания с субъективным благополучием личности медицинских сестер.

Целью нашего исследования было выявить взаимосвязь профессио-нально-эмоционального выгорания и субъективного благополучия личности медицинских сестер и установить характер этой взаимосвязи.

Исследуя вышеизложенную проблему, мы предположили, что существует взаимосвязь между профессионально-эмоциональным выгоранием и субъективным благополучием личности, а именно: чем сильнее выражен синдром эмоционального выгорания, тем слабее ощущение субъективного благополучия у медицинских сестер.

Методика исследования

Исследование проходило на базе санатория «Надежда», в одинаковых для всех сотрудников условиях, что обеспечило объективность полученных данных. В исследовании приняли участие 68 человек (медицинские сёстры), стаж работы более пяти лет.

Исходя из целей и задач, для нашего исследования была составлена психодиагностическая батарея, включающая следующие тестовые методики:

1. Для выявления синдрома эмоционального выгорания в профессии системы «человек-человек»наиболее распространенным является опросник «Психическое выгорание »Н. Водопьяновой, разработанный на основе модели К. Маслач и С. Джексон [7].

В опроснике содержится 22 утверждения о чувствах и переживаниях, связанных с выполнением рабочей деятельности, которые распределены в 3 субшкалы (эмоциональное истощение, деперсонализация и персональные достижения). Ответы оцениваются испытуемыми по 7-балльной шкале измерений и варьируют от «никогда»(0 баллов) до «всегда (6 баллов).

2. «Шкала субъективного благополучия»М. В. Соколова [14]. Адаптированный опросник, предназначенный для оперативного измерения уровня психоэмоционального самочувствия субъекта. Шкала субъективного благо-

получил (шкала СБ) была создана в 1988 году французскими психологами. Шкала СБ оценивает эмоциональный компонент субъективного благополучия в диапазоне от оптимизма, бодрости и уверенности в себе до подавленности, раздражительности и ощущения одиночества.

Шкала СБ состоит из 17 пунктов, содержание которых связано с эмоциональным состоянием, социальным положением и некоторыми физическими симптомами. В соответствии с содержанием пункты делятся на шесть кластеров:

1) напряженность и чувствительность (пункты 2, 12, 16).

2) признаки, сопровождающие основную психоэмоциональную симптоматику (такие как депрессия, сонливость, рассеянность и тому подобное (пункты 4, 9,14,17)).

3) изменения настроения (пункты 1, 11).

4) значимость социального окружения (пункты 3, 6, 8).

5) Самооценка здоровья (пункты 4, 7, 15).

6) Степень удовлетворенности повседневной деятельностью (пункты 5, 10, 13).

Средний балл по тесту, переведенный в стандартную оценку по шкале стенов, является основанием для интерпретации результатов теста.

3. Методика определения доминирующего состояния JI. В. Куликова [10]. Назначением методики является определение характеристик настроений и некоторых других характеристик личностного уровня психических состояний с помощью субъективных оценок обследуемого. Основным назначением опросника является диагностика относительно устойчивых (доминирующих) состояний.

JI. В. Куликовым разработаны два варианта опросника: полный с восемью шкалами и краткий вариант с шестью шкалами.

Основные шкалы:

1) шкала «Ак»— «активное — пассивное отношение к жизненной ситуации».

2) шкала «Бо»— «бодрость — уныние».

3) шкала «То»— «тонус: высокий — низкий».

4) шкала «Ра»— «раскованность — напряженность».

5) шкала «Сп»— «спокойствие — тревога».

6) шкала «Ус» — «устойчивость — неустойчивость эмоционального тона».

7) шкала «Уд»— «удовлетворённость — неудовлетворённость жизнью в целом (её ходом, процессом самореализации)».

8. Шкала «По» — «положительный — отрицательный образ самого себя». Эта шкала вспомогательная, она позволяет определить критичность самооценивания (низкую или высокую), адекватность самооценивания. В шкале шесть пунктов.

Статистическая обработка данных проводилась при помощи линейного корреляционного анализа Пирсона, с использованием пакета STATISTIC А 6.0.

Результаты исследования

Эмпирическое исследование было направлено на определение уровня профессионально-эмоционального выгорания и субъективного благополучия медицинских сестер. Анализ результатов осуществлялся в несколько этапов.

На первом этапе был осуществлен качественный анализ результатов тестовых методик. В результате установлено:

• У всех сотрудников высокий уровень выгорания по шкалам «Эмоциональное истощение»и «Деперсонализация»и средний уровень выгорания по шкале «Редукция персональных достижений», что свидетельствует о наличии у них профессионально-эмоционального выгорания, что объясняется повышенным стрессовым характером профессиональной деятельности.

• По «Шкале субъективного благополучия» 13,2% (9 чел.) высокий уровень субъективного благополучия, т.е. здесь можно говорить об умеренном эмоциональном комфорте этих сотрудников, уверенности в себе, активности, а у 69,1% (47 чел.) испытуемых средний уровень субъективного благополучия, что говорит о низкой выраженности этого качества; испытуемые характеризуются умеренным ощущением субъективного благополучия, серьезные проблемы у них отсутствуют, но и о полном эмоциональном комфорте говорить нельзя. У 17,6% (12 чел.) низкий уровень, что свидетельствует о субъективном неблагополучии у сотрудников, пессимизме, неуверенности в себе, повышенной тревожности.

• В результатах методики «Доминирующее состояние »преобладают средние оценки по всем шкалам, причем в оценке доминирующего состояния высокие показатели у сотрудников по шкалам «Удовлетворённость — неудовлетворённость жизнью в целом» — среднее значение 52,64 и «Устойчивость — неустойчивость»— среднее значение 50,77, т. е. для них характерно преобладание ровного положительного эмоционального тона, но возможны перепады настроения. Низкие показатели по шкале «Тонус: высокий-низкий» — среднее значение 44,35. Это свидетельствует о том, что у большинства медсестёр меньше возможностей проявлять активность, снижен общий энергетический потенциал, повышена утомляемость. Характерна реакция гиперкомпенсации на острый стресс.

Таким образом, установлено, что у сотрудников высокая и средняя степени выгорания и субъективного благополучия, что может проявляться в равнодушии, циничном отношении к реципиентам, снижении эмпатии и в уменьшении ценности своей деятельности. Серьезные проблемы у них отсутствуют, но и о полном эмоциональном комфорте говорить нельзя. Это обусловлено тем, что медицинские работники подвергаются воздействию различных неблагоприятных факторов рабочей среды и самого трудового процесса.

На втором этапе для проверки гипотезы о том, что между профессио-нально-эмоциональным выгоранием и субъективным благополучием личности существует взаимосвязь, был использован метод корреляционного анализа Пирсона, который позволяет определить тесноту (силу) и направление корреляционной взаимосвязи между двумя профилями признаков, измеренные в одной и той же группе испытуемых. Были определены корре-

ляционные зависимости между показателями субъективного благополучия (М. В. Соколов) и показателями уровней выгорания (ПВ) (Н. Е. Водопьянова).

Таблица 1

Коэффициенты корреляции Пирсона субъективного благополучия и уровней ПВ медицинских сестёр санатория «Надежда» ^ = 68)

Субъективное благополучие

Эмоциональное истощение Деперсонализация Редукция личных достижений

0,632** 0,493** -0,541**

** р < 0,01

Из таблицы 1 мы видим, что наблюдаются положительные корреляционные связи субъективного благополучия с уровнями «эмоциональное истощение »и «деперсонализация», т. е. чем выше показатели эмоционального дискомфорта, неудовлетворенность собой и своим положением, недоверие и негативизм к окружающим, тем выше уровень профессионально-эмоци-онального выгорания. Также наблюдается отрицательная (обратная) корреляционная связь с уровнем «редукция личных достижений», т. е. чем выше субъект оценивает свое здоровье и эмоциональное состояние, удовлетворенность повседневной деятельностью и значимость социального окружения, тем слабее его ощущение профессиональной некомпетентности, для него нехарактерно обесценивание своих профессиональных и личностных достижений и отсутствие интереса к работе.

Таким образом, мы видим, что имеются прочные корреляционные связи (положительные и отрицательные). Причем отметим обратную связь между субъективным благополучием и конструктом «редукция личных достижений», т. е. чем выше самооценка повседневной деятельности индивида, его личностных качеств, вера в себя и уверенность в своих силах, тем ниже уровень профессионально-эмоционального выгорания.

Следующим этапом проверки гипотезы было исследование взаимосвязи доминирующего состояния и субъективного благополучия личности.

Были определены корреляционные зависимости между показателями субъективного благополучия (М. В. Соколов) и показателями относительно устойчивых (доминирующих) состояний (опросник ДС Л. В. Куликов) при помощи метода линейного корреляционного анализа Пирсона (таблица 2).

Из таблицы 2 видно, что наблюдаются положительные и отрицательные корреляционные связи субъективного благополучия с показателями шкал «Доминирующих состояний». Чем выше показатели этих состояний, тем сильнее будет выражено ощущение субъективного благополучия у медицинских сестер. Таким образом, можно судить о том, что выделенные показатели субъективного благополучия и доминирующего состояния обнаруживают прочную взаимосвязь, что сказывается на поведенческом и профессиональном уровне.

Из таблицы 3 видно, что наблюдаются положительные корреляционные связи показателей «Доминирующие состояния» с уровнями ПВ, т. е. чем сильнее проявляются усталость, несобранность, вялость, а также

Таблица 2

Коэффициенты корреляции Пирсона субъективного благополучия и показателей ДС медицинских сестёр санатория «Надежда» ^ = 68)

Бодрость — уныние 0,28*

Тонус: высокий — низкий 0,47**

Раскованность — напряженность 0,38**

Спокойствие — тревога 0,40**

Устойчивость — неустойчивость эмоционального тона 0,35**

Удовлетворённость — неудовлетворённость жизнью в целом 0,45**

Положительный — отрицательный образ самого себя -0,29*

Примечание: * р < 0,05; ** р < 0,01

В таблице 3 представлены корреляционные связи между показателями опросника ДС и показателями уровней выгорания (ПВ) при помощи линейного корреляционного анализа Пирсона.

Таблица 3

Коэффициенты корреляции Пирсона уровней ПВ и показателей ДС медицинских сестёр санатория «Надежда» ^ = 68)

Уровни ПС Эмоциональное истощение Деперсонализация Редукция личных достижений

Шкалы ДС

Ак -0,47** -0,21 0,22

Бо 0,38** 0,19 -0,29*

То 0,37** 0,32** -0,13

Ра 0,25* 0,30* -0,23

Си 0,42** 0,19 -0,19

Ус 0,35** 0,26* -0,24*

Уд 0,56** 0,17 -0,39**

По -0,30** -0,01 0,06

Примечание: * р < 0,05; ** р < 0,01

Из таблицы 3 видно, что наблюдаются положительные корреляционные связи показателей «Доминирующие состояния» с уровнями ПВ, т. е. чем сильнее проявляются усталость, несобранность, вялость, а также ощущение слабости и стремление вести себя подобающим образом, снижение эмоциональной устойчивости, рост раздражительности, тем выше уровень профессионально-эмоционального выгорания. Также наблюдаются отрицательные корреляционные связи. Следовательно, чем выше у личности оценка своей повседневной деятельности, самооценка, вера и уверенность, тем ниже уровень профессионально-эмоционального выгорания.

Гипотеза о том, что существует взаимосвязь между профессиональ-но-эмоциональным выгоранием и субъективным благополучием личности, а именно: чем сильнее выражен синдром эмоционального выгорания, тем слабее ощущение субъективного благополучия у медицинских сестер, подтвердилась.

Выводы

Исходя из вышеизложенного, можно утверждать, что профессиональ-но-эмоциональное выгорание представляет собой приобретённый стереотип эмоционального, чаще всего профессионального поведения. Эмоциональное выгорание — отчасти функциональный стереотип, поскольку позволяет человеку дозировать и экономно расходовать энергетические ресурсы. В то же время могут возникать его дисфункциональные последствия, когда эмоциональное выгорание отрицательно сказывается на исполнении профессиональной деятельности и отношениях с коллегами. Прослеживается прямая взаимосвязь эмоционального выгорания с таким критерием психического здоровья, как субъективное благополучия личности с такими характеризующими чертами субъективного благополучие личности, как: интерес к окружающему миру, способность к установлению близких контактов с окружающими, альтруизм, направленность на общественно полезное дело, духовность, гармоничность, целостность личности, ориентация на саморазвитие. Применительно к профессиональной сфере субъективное благополучие приобретает характеристику как личности, ее отношений и взаимоотношений, так и объекта труда.

Результаты исследования могут быть полезны при совершенствовании профилактики острого и хронического субъективного неблагополучия в профессиональной сфере, а также при снижении профессионально-эмо-ционального выгорания у медицинских работников, в связи с прямым отношением синдрома эмоционального выгорания к сохранению здоровья, психической устойчивости, надёжности и к профессиональному долголетию специалистов, включенных в длительные межличностные коммуникации.

ЛИТЕРАТУРА

1. Алмакаева, А. М. Субъективное качество жизни: основные проблемы исследования //Вестник Самарского государственного университета. — 2006. — № 5. — С. 41—47.

2. АнаньевJ3. А. Введение в психологию здоровья. — СПб.: Питер, 1999. — 123 с.

3. Барабанова, М. В. Изучение психологического содержания синдрома выгорания // Вестник Московского университета. Серия 14. «Психология». — 1995.

— № 1. — С. 54—63.

4. Бойко, В. В. Синдром «эмоционального выгорания» в профессиональном общении. — СПб. : Питер, 1999. — 105 с.

5. Бочарова, Е. Е. Соотношение эмоциональных компонентов и когнитивных компонентов субъективного благополучия в разных условиях социализации // Проблемы социальной психологии личности. Сборник научных трудов. — Саратов.

— 2005. — № 1. — С. 37—45.

6. Водопьянова, Н. Е. Синдром психического выгорания в коммуникативных профессиях //Психология здоровья / под ред. Г. С. Никифорова. — СПб. : Изд-во СПбГУ, 2000. — С. 443—463.

7. Диагностика профессионального выгорания (К. Маслач, С. Джексон, в адаптации Н. Е. Водопьяновой) / Н. П. Фетискин, В. В. Козлов, Г. М. Мануйлов. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. — М., 2002. — С. 360—362.

8. Захаров,С. Синдром выгорания у врачей: стигма профессионализма или расплата за сочувствие? URL: http://forums.rusmedserv.com/show thread.phpt=8748 (дата обращения: 15.12.10).

9. КалитеевскаяЕ. Р. Составляющие субъективного благополучия. — СПб., 1997.

10. Куликов,Л. В. Практикум по психологии состояний / ред. А. О. Прохорова.

— СПб. : Речь, 2004. — С. 476.

11. КуликовЛ. В. Детерминанты удовлетворенности жизнью // Психологический центр факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета. URL://http/consult.pu.ru (дата обращения: 23.11.10).

12. Лакосина Н. Д.,Ушаков Г. К. Медицинская психология. — М., 1984. — 272 с.

13. Ронгинская,Т. И. Синдром выгорания в социальных профессиях //Психологический журнал. М. : Наука. — 2002. — Т. 23. — № 3. — С. 85—95.

14. Соколова, М. В. (автор адаптации). Шкала субъективного благополучия. — Ярославль : НПЦ «Психодиагностика», 1996.

15. Ушаков И. Б.,Сорокин О. Г. Адаптационный потенциал человека // Вестник Государственной Академии Медицинских Наук. — М. : Медицина. — 2004. — № 3. — С. 8—13.

16. Форманюк,Т. В. Синдром эмоционального сгорания как показатель профессиональной дезадаптации учителя //Вопросы психологии. — М. : Школа-Пресс, 1994. — № 6. — С. 57—63.

17. Чудновский,В. Э. К проблеме соотношения «внешнего» и «внутреннего» в психологии // Психологический журнал. — 1993. — Т. 14. — № 5. — С. 3—12.

18. Шамионов,Р. М. Психология субъективного благополучия личности. — Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 2004. —180 с.

19. Шамионов, Р. М. Самосознание и субъективное благополучие личности // Современные проблемы общей и социальной психологии : сб. науч. ст. — Саратов. — 2009. — № 3. — С. 27—39.

20. Шамионов,Р. М. Субъективное благополучие личности в профессиональной сфере //Проблемы социальной психологии личности: Межвузовский сборник научных трудов. URL: http://psyjournals.ru/topic/ psy_labor/index.shtml (дата обращения: 12.10.10).

21. Ширяева, О. С. Психологическое благополучие личности в экстремальных условиях жизнедеятельности. — Хабаровск, 2008.

22. Шустова,Н. Е. Удовлетворенность жизнью как показатель социально-психологической адаптации: некоторые результаты исследования. URL:http://psyjo urnals.ru/directory/psy7035.shtml (дата обращения: 20.12.10).

23. Burke R. J.,Richardsen A. M. Stress, burnout and health // In Handbook of stress, medicine and health/Ed. C. Cooper. — London: CRC Press, 1996. — P. 101-117.

24. Cherniss C. The role of professional self efficacy in the etiology and amelioration of burnout //In Professional burMut: recent developments in theory and research /Ed. W.B. Schaufeli, C. Maslach, T. Marek. — London : Taylor and Francis, 1993. — P. 135—149.

25. Ryff C. D,Keyes C. L. M. The structure of psycological well-being revisited// Journal of Personality and Social Psychology. — 1995. — P. 719—727.